Конец эры дарфурских полевых командиров?

Наше предположение об осложнении положения лидера одной из основных партизанских группировок в Дарфуре Движения за справедливость и равенство (ДСР) И.Халиля пока подтверждается. Случилось то, что еще шесть месяцев назад казалось невозможным. И.Халиля не пустили …. в Чад. Мало того, еще и отобрали чадский паспорт. Одновременно чадские военные заблокировали переход из Дарфура отрядов ДСР, которые «по привычке» надеялись перевести дух в лагерях беженцев.

19 мая с.г. И.Халиль прибыл в аэропорт Нджамены на ливийском самолете, и был беспардонно отправлен восвояси. Похоже, что ливийские власти теперь станут основным спонсором опального, некогда популярного и грозного руководителя боевиков. После фиаско в Нджамене, И.Халиль позвонил «неизвестному лицу» в Триполи и после этого вылетел в Ливию. Нетрудно догадаться, кому персонально звонил неудачливый боевик. Позже было объяснено, что Триполи является «промежуточной точкой» вынужденного турне И.Халиля, и до конечного пункта он будет добираться уже наземным транспортом. Есть все основания полагать, что этим пунктом будет Египет, хотя пресс – секретарь ДСР Х. Адам заявил, что «И.Халиль вернется в Дарфур или за стол мирных переговоров только при условии обеспечения его безопасности со стороны международных медиаторов». Египет выбран не случайно, потому что по большому счету Каир вольно или невольно стал основной причинной нынешней опалы непримиримого командира.

Речь идет о событиях двухнедельной давности, когда И.Халиль посетил Каир и дал свое согласие на передачу «флага» в организации мирных консультаций с суданским правительством египтянам. Лидера боевиков подвели отсутствие «политического чутья» и элементарная жадность. Он требовал от Хартума выполнения совершенно нереальных требований: предоставить представителю группировки пост первого вице-президента, 25% постов суданских послов за рубежом, 60% министерских постов, 30% гарантированных мест в парламенте и т.п. Кроме того, И.Халиль амбициозно полагал, что он является единственным «реальным представителем» дарфурского населения, отказывая в этом праве всем остальным группировкам. В конце концов, он всем надоел. Прежде всего, это касалось Франции и Чада, которые долгое время являлись основными спонсорами ДСР. Про раздражение непомерными амбициями И.Халиля остальных медиаторов, прежде всего из «смешанной группы» Африканский союз-ООН, и говорить не приходится.

В этой связи Хартум предпринял с подачи нового советника президента Г.ат-Табани очень дальновидный ход, взяв курс на кардинальное улучшение отношений с чадским лидером И.Деби. Несмотря на то, что ради этого прорыва пришлось пожертвовать своим самолюбием, тактика суданского руководства очень быстро себя оправдала. Действительно, основной тревогой и Нджамены, и Парижа было наличие на границе с Суданом многочисленных отрядов чадской оппозиции, которые были в состоянии в очень короткий период времени взять штурмом чадскую столицу. После того, как эта проблема была решена, И.Халиль из союзника очень быстро превратился в обузу и тормоз, который сдерживал общую динамику установления полномасштабного мира в Дарфуре.

И.Халиль оказался плохим стратегом и «пропустил» очень важное для него изменение общего настроя своих покровителей. Он продолжать, как ему казалось, удачно маневрировать, пытаясь выторговать для себя как можно больше преимуществ. И проиграл. Визит в Каир и последующие после этого заявления о необходимости подключить к переговорному процессу египтян, возможно и не преследовали цель сделать это реально. И.Халиль просто хотел «попугать» медиаторов и Хартум и заставить их стать более сговорчивыми. Но Хартум воспринял это все очень серьезно.

Помимо резких заявлений о несвоевременности активности Каира, были проведены серьезные неофициальные консультации с Нджаменой. Здесь «первую скрипку» опять играл Г.ат-Табани, и со своей задачей он прекрасно справился. Кульминацией этих консультаций стал разгром основной базы ДСР в Дарфуре в Джабаль Аль-Мун, а также фактическая высылка И.Халиля из Чада. По итогам состоялась телефонная беседа между президентами Чада и Судана, во время которой была подтверждена «готовность сторон к установлению прочного мира в Дарфуре и дальнейшему улучшению двухсторонних отношений». И.Деби также подтвердил свое желание присутствовать на церемонии инаугурации вновь избранного суданского коллеги. Это означает на сегодняшний день только одно. И.Халиль лишился своей основной тыловой базы в регионе, без которой говорить о какой-либо боевой активности не приходится. Одновременно автоматически прекращается снабжение ДСР провиантом и боеприпасами.

Существует теоретическая возможность того, что И.Халиль получит финансовую поддержку и покровительство ливийцев. М.Каддафи недоволен пассивной ролью своей страны в процессе мирного урегулирования в Дарфуре и предпринимает определенные шаги по ее активизации. Рискнем предположить, что Триполи не пойдет на открытый разрыв с остальными медиаторами и Хартумом. И уж тем более не начнет провоцировать новую военную активность ДСР в Дарфуре. Это мало реально по двум причинам. Первая – это политическая. Ливии необходимо заявить о себе как о еще одной силе на континенте, способной реально содействовать завершению мирных переговоров. В этой связи роль страны, заставившей в конце концов «неприступного» дарфурского партизана сесть за столь переговоров и вести их в конструктивном ключе, является приоритетной для М.Каддафи в настоящее время, особенно после того, как лидера ливийской революции унизили в Афросоюзе и отказались по его просьбе пролонгировать время его председательствования в этой организации. Вторая – чисто военная. Без тыловых баз в Чаде и негативной позиции И.Деби это затея нереальна. Так что в «сухом остатке» остается скорое возобновление переговоров в Дохе с сильно «присмиревшим» И.Халилем. Ожидать каких-то резких движений от Каира по срыву этого мероприятия тоже маловероятно. Для Египта гораздо важнее любых медиаторских усилий лояльность Хартума по вопросу раздела вод Нила.

Таким образом, будем ожидать возобновление процесса в Дохе, которое ожидается самими медиаторами в конце мая с.г. На этом настаивают и в Хартуме, которые уже отправили свою делегацию в Катар. Одновременно МИД Судана разослало коллегам во все соседние страны письма с предупреждениями о «недопустимости предоставления И.Халилю и его сторонникам убежища в своих странах». Одновременно было подчеркнуто, что суданское руководство «не будет вести переговоры с И.Халилем ни в каком другом месте, кроме Дохи». Таким образом, в деле противостояния между Каиром и Дохой по вопросу сохранения роли основного медиатора по Дарфуру поставлена логическая точка. Отметим очередное дипломатическое поражение Каира.

Судя по всему, к логическому завершению подходит и противостояние Хартума с И.Халилем. На очереди теперь еще один «непримиримый партизан» А-В.Нур.

49.57MB | MySQL:112 | 0,768sec