Геополитика и сомалийские пираты: взаимное влияние

Исторический экскурс

Сомали и Эфиопия расположены в стратегически важном регионе Африканского Рога, который находится на перекрестке важнейших коммуникаций мирового значения и примыкает с юга к очерченному американскими стратегами Большому Ближнему Востоку. В 70-80-х годах XX в. этот регион являлся ареной острого соперничества между США и СССР, теперь он все больше превращается в театр военных действий в глобальной войне США против международного терроризма.

Независимая Сомалийская республика, образованная в 1960 г., просуществовала почти тридцать лет. В течение нескольких десятилетий идеей, объединяющей сомалийцев, был национализм — задача слияния в единое государство сомалийских племен, которые имеют общий язык и культуру.

Деколонизация в свое время привела к объединению только двух частей всего сомалийского этноса — на территориях Итальянского и Британского Сомали. Часть сомалийцев осталась в составе соседних Эфиопии, Кении и Джибути. Мечта о «Великом Сомали», которое объединит все пять частей нации, превратилась в национальную идею, зафиксированную на государственном флаге в виде пятиконечной белой звезды на голубом фоне. Однако после разгрома сомалийского вторжения в Эфиопию в 1978 г. национализм как главная объединительная идея сошел на нет.

После поражения в эфиопо-сомалийской войне 1977-1978 гг. центральное правительство в Могадишо начало утрачивать контроль над страной. В начале 90-х годов на территории страны возникли шесть квазигосударственных образований (Сомалиленд, Пунтленд, Галмудуг, Нортленд, Маахир, Джубаленд). От Сомали фактически отделились северная часть страны (бывшая британо-итальянская колония) под названием Сомалиленд и самопровозглашенное государство Пунтленд на востоке, которое эксперты и называют основной базой пиратов. Остальная территория страны оказалась под формальным управлением крайне слабого центрального правительства и реальной властью воюющих друг с другом полевых командиров. (Характерно, что начало фактического развала сомалийской государственности совпало по времени с появлением сообщений о подтверждении наличия в Сомали значительных запасов нефти. Как известно по печальному опыту Ирака, нефтяной фактор играет одну из определяющих ролей во внешней политике США.)

В условиях анархии население Сомали оказалось беззащитным перед засухой, миллионы местных жителей были поставлены на грань голода. Миссию по спасению голодающих попыталась взять на себя ООН, начавшая поставки продовольствия и медикаментов. Однако в условиях фактического беспредела проведение гуманитарных операций было невозможным и в 1992 г. в Сомали под флагом ООН было направлено 26 тыс. военнослужащих, из них более 7 тыс. американских морских пехотинцев.

Местные полевые командиры отказались подчиняться иностранным войскам. В 1993 г. в Сомали погибли десятки солдат ООН, и президент США Билл Клинтон решил разрубить «сомалийский узел» путем устранения генерала Айдида — главы наиболее боеспособной местной группировки. Клинтон приказал захватить или уничтожить генерала. Однако операция американского спецподразделения «Дельта» провалилась: было сбито три вертолета, убито 18 спецназовцев, 77 ранено. Было также убито более 300 и ранено около 700 сомалийцев, в основном мирных жителей. Для властей США провал спецоперации стал особенно унизительным, поскольку поражение «Дельте» нанесла не армия, а сомалийские криминально-клановые группировки. Тогда с подачи США Сомали объявили «несостоявшимся государством» и страной, поддерживающей «Аль-Каиду» (якобы именно на территории Сомали находилась база террористов, взорвавших американские посольства в Кении и Танзании).

К марту 1994 г. американские войска были полностью выведены из Сомали, а вслед за этим свернута операция ООН (по объему финансовых расходов и количеству людских потерь она оказалась самой дорогой и самой бесславной за все время существования этой организации). После провала миротворческой операции в Сомали наступил криминальный беспредел. Острая нехватка продовольствия стала повсеместной. Началось массовое бегство населения и сомалийцы рассеялись по всем континентам. Семимиллионное население страны сократилось почти на треть.

После фактического распада сомалийской государственности единственной идеей, которая могла объединить многочисленные племена и кланы, и таким образом восстановить единство нации и государства, оказался ислам. В 1999 году в стране появился так называемый Союз исламских судов (СИС). Он объединил исламистские группировки Сомали, которые решили таким образом ответить на беспредел мелких отрядов племенных вождей. Финансовую помощь СИС получал от влиятельных исламских бизнесменов. Причем СИС стал действительно популярен среди простых сомалийцев, уставших от долгих лет безвластия.

Исламисты долгое время действовали партизанскими методами на юге страны. Однако когда СИС окреп, 5 июня 2006 года его формирования вошли в столицу Сомали Могадишо, выбив из нее племенные подразделения полевых командиров из «Альянса за восстановление мира и против терроризма», которые контролировали город на протяжении почти 15 лет. По некоторым данным, «Альянс» возник не без помощи США, что отчасти и предопределило его поражение в ходе июньских (2006 г.) боев. Не получив поддержки сомалийцев, отряды «Альянса» покинули Могадишо. Многие эксперты утверждают, что если бы США не пошли на новое военное вмешательство в Сомали с использованием эфиопских войск, то сомалийским исламистам уже в скором времени удалось бы построить собственное исламское государство, схожее с соседним Суданом или Афганистаном времен правления талибов.

Союз исламских судов находился у власти в Сомали до декабря 2006 года. С конца 2006 года и до конца января 2007 года в Сомали шли ожесточенные бои правительственных войск с исламистами, которые контролировали большую часть страны, в том числе и столицу государства.

Начатая в декабре 2006 г. США и их региональным союзником Эфиопией военная операция в Сомали формально покончила с процессом возрождения государственности сомалийцев на основе ислама. Главная цель операции состояла в том, чтобы остановить рост влияния радикального ислама на южной периферии Большого Ближнего Востока (по терминологии США), в том числе и на территории Эфиопии. Помимо этого, успех в Сомали мог бы принести США важные пропагандистские дивиденды, которые на фоне безрадостной картины в Ираке и Афганистане были столь необходимы.

За неделю боев формирования Союза исламских судов были разгромлены. 28 декабря 2006 г. они оставили Могадишо. Причем город был взят без единого выстрела. Как оказалось впоследствии, узнав о приближении эфиопской армии, две крупнейшие клановые группировки Абгаль и Хабр-Гедир, фактически контролировавшие Могадишо, решили разорвать свои отношения с СИС. Они направили в штаб переходного правительства своих парламентеров, после чего сдали город. Отмечалось также и то, что из рядов исламистов дезертировали многие боевики, которые были «призваны» ими на военную службу после захвата власти из числа местного населения. На южное побережье Сомали отступили около трех тысяч человек (стоит отметить, что в самом начале боевых действий Эритрея, которая находится во враждебных отношениях с Эфиопией, направила в помощь исламистам около 2 тысяч своих бойцов).

В конце 2008 года умеренные исламисты и центральная власть пришли к негласному компромиссу. Президент Абдулла Юсуф Ахмед ушел в отставку. Новым главой Сомали 31 января 2009 года был избран умеренный исламист, основатель Союза исламских судов — Шариф Ахмед.

10 марта 2009 г. правительство Сомали проголосовало за введение в стране норм шариата, что было одним из главных требований исламистов из Союза исламских судов, которые на протяжении почти пяти лет вели борьбу против президента Абдуллы Юсуф Ахмеда, требуя установления порядка в разоренной войной стране.

 

Кому выгодно пиратство

 

Проблема сомалийских пиратов уже давно превратилась из региональной в международную, в связи с чем этот феномен подвергается глубокому анализу.

Вплоть до осени 2008 г. говорить о современном пиратстве как о явлении глобальном не приходилось, оно представляло собой опасность лишь в региональном масштабе. Региональность, как таковая, сохраняется и сейчас, однако события последнего времени, связанные с изменениями сырьевых маршрутов, переносят эту проблему в более глобальную плоскость. По мнению многих аналитиков, происходящее в акватории Африканского Рога является продолжением борьбы между крупнейшими «игроками» — есть все основания предполагать, что сомалийские пираты, имеющие современное навигационное оборудование и средства, являются таким же проектом, как «Аль-Каида», или, к примеру, «Талибан» в Афганистане.

В каком-то смысле пиратство — действительно способ выживания для населения этой беднейшей африканской страны. Экономика и без того небогатой аграрной страны находится в полном упадке, промышленные предприятия не работают, инфраструктура полностью разрушена. Международная гуманитарная помощь присваивается властными структурами и клановой верхушкой. Так что бедственное положение населения — действительно одна из причин или, по крайней мере, «почва» для пиратства.

В любом случае, активное массовое пиратство — не феномен с локальной мотивацией (нищета и пр.), а инструмент экономической и политической игры определенных (как правило, выходящих далеко за рамки конкретного региона) мощных сил. Причем эти силы в нынешнем мире (соблюдающем, хотя бы формально, приоритет международного права), по понятным причинам, не проявляют себя открыто.

Существует ряд факторов, которые в совокупности определяют обстановку в районе Африканского Рога и могут помочь ответить на вопрос, кому выгодна ее дестабилизация в регионе:

Во-первых, Сомали имеет важное стратегическое (в том числе военно-стратегическое) значение. Это было понято еще в древности и вновь подтверждено в ходе Второй мировой войны, когда союзница Германии Италия овладела Африканским Рогом и держала под контролем Суэцкий канал и Баб-эль-Мандебский пролив, соединяющий Аденский залив и Красное море, то есть путь из Европы в Восточную, Южную Азию и Австралию. Сегодня стратегическое значение этой территории лишь увеличилось с ростом масштабов морского торгового транзита через Суэцкий канал и Красное море. Через Аденский залив проходит 50% мирового транзита балкерных (насыпных) грузов, около 30% контейнерных перевозок, почти 25% перевозок нефти. Между берегами Сомали и Йемена в направлении Суэцкого канала ежегодно проходит около 20 тыс. судов с ближневосточной нефтью для Европы и Америки и промышленными товарами азиатского производства. Причем основная часть этого потока — торговля между Европой и Восточной Азией, включая Китай, Японию, Индию, Южную Корею и т.д. Естественно, нынешнее сомалийское пиратство наиболее болезненно сказывается именно на экономике ЕС и перечисленных стран, которые являются главными геоэкономическими конкурентами США.

Во-вторых, попытка США разместить поближе к Африканскому рогу недавно созданное Африканское командование (АФРИКОМ) — разумеется, «с целью предотвращения конфликтов на континенте», — пока успеха не имеет. Большинство африканских стран прямо дали понять, что считают целью АФРИКОМ защиту американских стратегических интересов, и, прежде всего, контроль над добычей и транспортировкой африканской нефти.

В этих условиях сохранение нестабильной обстановки в регионе могло бы послужить США определенным оправданием существования АФРИКОМ. Командующий ВМС США в Европе и Африке адмирал Марк Фицджеральд в октябре 2008 г. заявил, что США не собираются создавать наземную базу в Африке для нового командования АФРИКОМ, «по крайней мере, в ближайшем будущем». С военно-морской точки зрения, по его словам, зоны наибольшего внимания АФРИКОМ -Гвинейский залив и район Сомали.

В-третьих, исламисты и пираты часто принадлежат к одним и тем же клановым структурам, и в условиях Африканского Рога их мирное сосуществование является одним из непременных условий выживания всего клана и представляет собой одну из предпосылок для взаимных компромиссов. Примечательной особенностью современного террора в регионе Африканского Рога является тесная связь преступной организации с государственными структурами. Подкуп государственных чиновников различного уровня — отработанный прием в пиратстве, поскольку для решения политических задач последним требуются большие финансовые средства, которые предоставляют террористы. Пиратам в свою очередь требуется более современное оснащение (небольшие маневренные и скоростные суда), оружие (автоматы, пистолеты, РПГ, ракеты). Как известно, ранее исламисты проявляли интерес к захваченному пиратами оружию. В частности, поступала информация, что боевики из группировки «Аш-Шабааб» связывались с пиратами и требовали отдать часть вооружения с украинского судна Faina, захваченного в сентябре 2008 г. За несколько месяцев до этого «Аш-Шабааб» уже получила 5% от 1,5 млн долларов, заплаченных за освобождение испанского судна.

И те, и другие во многом зависят от внешнеполитической поддержки и экономической помощи, которую, возможно, им оказывают близкие по ориентации круги.

Система всеобщей коррупции позволяет и исламистам, и пиратам соблюсти свои экономические интересы путем раздела сфер влияния без вооруженных столкновений. По свидетельству журналистов и сотрудников гуманитарных организаций, работающих в Сомали, бывшие убогие рыбацкие деревушки в Пунтленде, превратившиеся в пиратские базы, переживают сегодня потребительский бум.

Тем не менее, правящая верхушка самопровозглашенного Пунтленда не имеет никаких легальных источников дохода, способных обеспечить удержание власти. И даже еще недавно существовавшее здесь наркопроизводство, по сообщениям экспертов, сейчас в кризисе из-за захвата рынков сбыта более сильными мировыми игроками. И потому доля от пиратских доходов в обмен на поддержку в базировании «пиратских флотилий» для властей Пунтленда очень кстати.

В-четвертых, нарастание масштабов сомалийского пиратства сулит немалую выгоду разного рода авантюристам из разряда «диких гусей» и «частным охранным компаниям». Некоторые из них, например, печально известная по расстрелам мирных граждан в Ираке американская «Блэкуотер» (Blackwater), имеют собственные корабли, оснащенные необходимым вооружением и даже вертолетами. Часть из подобных охранных компаний, работавших в Африке, ранее уже обвиняли в том, что они провоцируют межплеменные военные распри с тем, чтобы потом получать плату за разрешение этих конфликтов.

Тем не менее, из Сомали поступают сведения об организации структур охранного характера, но пока неявной принадлежности, для борьбы с пиратством.

Параллельно создается что-то типа регулярной береговой охраны на коммерческой основе. В мае 2008 года тогдашний глава временного правительства Сомали Абдулла Юсуф заключил предварительное соглашение с «Sicopex» — компанией в области безопасности, созданной высокопоставленными отставными офицерами элитных частей французской армии и спецслужб.

В-пятых, обвинения США в адрес Сомали по поводу поддержки «Аль-Каиды» не так уж беспочвенны. Хорошо известно, что радикальный исламизм активно использует для вербовки своих приверженцев кризисное состояние исламских стран, объявляя главным виновником бед (и первоочередным адресатом джихада) «неверных» из развитых стран, прежде всего США. Так что и подпитку сомалийского пиратства из данного источника тоже исключать не стоит.

Глава Службы национальной безопасности ФБР США Филипп Мадд заявил в марте 2009 г., что его ведомство встревожено участившимися случаями вербовки исламистами молодых американцев сомалийского происхождения с последующей их отправкой в Сомали для прохождения террористической подготовки в рядах движения «Аш-Шабааб», поскольку существует реальная опасность их возвращения в США с задачей совершения терактов. По его словам, в сети вербовщиков зачастую попадают не только молодые люди в возрасте 17-25 лет, но и совсем дети 12-14 лет от роду. В настоящее время в США проживают до 200 тысяч лиц сомалийского происхождения. Все они покинули Сомали в 90-е годы прошлого столетия. Примерно половина этой общины сосредоточена в штате Миннесота.

19 марта 2009 г. главарь «Аль-Каиды» Усама бен Ладен призвал действующие в Сомали радикальные исламистские группировки свергнуть режим президента страны шейха Шарифа Шейха Ахмеда, занявшего этот пост в конце января. «Необходимо бороться с его режимом и свергнуть его, -утверждалось в распространенном через Интернет аудиообращении. — Он ничем не отличается от других глав арабских стран, которые продались нашим врагам». По оценке Бен Ладена, формирования сомалийских исламистов представляют собой «первую линию обороны на юго-западе мусульманского мира».

Стало известно, что организация Бен Ладена за последнее время частично переориентировала поток добровольцев из арабских стран, желающих присоединиться к джихаду. По имеющимся данным, в рядах формирований «Аш-Шабааб» к концу марта насчитывалось до 450 иностранных боевиков (на 31 декабря 2008 г. их насчитывалось всего до 100 человек). Подобный лавинообразный рост иностранных джихадистов неизбежно чреват эскалацией боевых действий в Сомали, исход которых предсказать затруднительно. Иностранцы прибывают в Сомали главным образом из США, стран Европы, Ближнего Востока и Азии. Для этого они используют регулярные авиалинии, связывающие «внешний» мир с самопровозглашенным образованием Пунтленд, а также порты Мерка и Кисмайо на юге страны. По мнению экспертов, активизация «Аль-Каиды» в Сомали чревата проблемами и для других стран, поскольку лишившись внешнего врага в лице эфиопских войск, находившихся в течение двух лет в Сомали, они могут заняться подготовкой терактов вне пределов этой территории, и в первую очередь в Кении, Джибути и Эфиопии.

Здесь есть и еще один региональный аспект. Египет, где с каждым годом усиливается политическая нестабильность, очень сильно зависит от доходов грузового транзита по Суэцкому каналу (15 млн долларов в день). И потеря даже небольшой их части вполне может привести к сдвигу «властного баланса» в стране в пользу исламистов.

В-шестых, европейские государства выдвигают предложения по «интернационализации» Красного моря. А это, в свою очередь, вызывает резкие протесты арабских стран. 20 ноября 2008 г. в Каире на встрече арабских представителей государств бассейна Красного моря было прямо заявлено, что «присутствие любых международных сил в Красном море угрожает арабской стабильности».

Учитывая это обстоятельство, проблему пытаются решить военно-морским присутствием заинтересованных стран в Аденском заливе. В октябре 2008 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, разрешающую иностранным судам входить в сомалийские территориальные воды для борьбы с пиратами, после чего там появились корабли НАТО. Евросоюз 10 ноября 2008 г. принял решение о проведении совместной антипиратской операции силами ВМС Великобритании, Франции, Германии и Испании. Свои корабли к берегам Сомали направили также Индия, Малайзия и Россия. Однако решить проблему пиратства только этими мерами, по мнению большинства экспертов, невозможно.

В-седьмых, нестабильная обстановка в Сомали на руку всевозможным торговцам оружием, как частным компаниям, так и госструктурам. Так, еще в ноябре 2006 г. на рассмотрение СБ ООН был представлен сенсационный доклад о поставках оружия в Сомали. Согласно выводам экспертной комиссии ООН, Иран и Сирия снабжали оружием группировку Союз исламских судов (СИС), контролировавшую большую часть территории Сомали. В обмен Тегеран рассчитывал получить доступ к сомалийским урановым рудникам. По данным экспертов ООН, снабжали оружием исламистов, помимо Ирана и Сирии, также Саудовская Аравия, Египет, Ливия, Эритрея и Джибути. В свою очередь, Эфиопия, Уганда и Йемен снабжали оружием войска временного правительства, признаваемого мировым сообществом и контролировавшего в то время небольшую территорию на юго-западе Сомали.

В-восьмых, не вызывает сомнения связь сомалийских пиратов с международной организованной преступностью. Об этом, в частности, заявлял посол Сомали в Российской Федерации Мохаммед Ханнула.

«У нас есть сведения, что действия пиратов в Аденском заливе координируют международные преступные группировки, — заявил г-н Ханнула. — Мы располагаем данными о международных ОПГ, которые снабжают пиратов информацией, принимают участие в переговорах об освобождении заложников и получении выкупа. Но даже если бы такой информации и не было, согласитесь, трудно понять, каким образом маленький катер с 12 человеками на борту, может захватить танкер или такой большой корабль, как «Фаина». Я отказываюсь верить в то, что «Фаина», груженая оружием, была выбрана в качестве объекта для нападения случайно. Действия пиратов кто-то координировал, кто-то их направлял. Мы столкнулись с организованной международной преступностью, которая использует сомалийскую молодежь в качестве наемной рабочей силы для выполнения самой грязной работы».

Мохаммед Ханнула заявил, что пиратам достается лишь небольшая часть полученного выкупа. «По моим сведениям, после того, как был получен выкуп за освобожденное судно в размере полутора миллионов долларов, самим пиратам досталось всего 200 тысяч долларов на 15 человек, — объяснил Ханнула. — Однако для Сомали это очень большие деньги, и готовность компаний платить значительные суммы выкупа способствует распространению пиратства в Сомали».

Подтверждением высокой организованности пиратов и их больших технических возможностей служит и факт преднамеренного повреждения ими 25 июня 2009 г. волоконно-оптического интернет-кабеля, который был перерезан в нескольких местах. В результате в Восточной Африке в течение длительного времени не работала большая часть интернет-ресурсов.

 

Американское присутствие

 

К началу января 2007 г. к побережью Сомали подошли три американских боевых корабля — ракетные крейсеры «Бункер-Хилл» и «Энзио», а также десантный корабль на воздушной подушке «Эшланд». Они должны были отрезать пути для отхода боевиков по морю. Совбез ООН, который собрался на экстренное заседание, так и не дал внятной оценки ситуации в Сомали — организация лишь призвала конфликтующие стороны прекратить боевые действия. Начались активные переговоры в рамках Африканского союза о возможности отправки миротворческого контингента в страну. Вероятно, это было связано с тем, что пребывание эфиопских войск вызвало недовольство сомалийцев. Это обстоятельство грозило разрушить хрупкую коалицию кланов, которая была восстановлена после долгих переговоров, — в ее руках до наступления исламистов находилась фактическая власть в Сомали.

Активные боевые действия после 2 января прекратились. Однако после этого относительного затишья 9 января самолет ВВС США АС-130 нанес ракетный удар по деревне Хайо, в которой, как утверждалось, находились боевики Союза исламских судов. По неподтвержденным данным, в результате налета погибли несколько десятков человек. По словам американских военных, целью ракетного удара был «лидер «Аль-Каиды» в Восточной Африке и другие высокопоставленные члены этой террористической организации», утверждалось, что в деревне находились боевики, причастные к двум терактам против посольств США, совершенным в 1998 году в Кении и Танзании. После этого удар нанесли боевые вертолеты ВВС США. В июне того же года ВМС США нанесли удар по целям «Аль-Каиды» в провинции Пунтленд на северо-востоке Сомали.

03.03.2008 г. ВВС США нанесли удар с воздуха по местечку Добли на территории южного Сомали на границе с Кенией. Источники в Пентагоне заявили, что целью атаки являлись «известные террористы». Жители Добли подтвердили, что в городе находился с официальным визитом духовный лидер исламских клерикалов Хасан Турки для встречи с местными боевиками, которых американцы подозревают в организации терактов против своих посольств в Кении и Танзании в 1998 году.

«Соединенные Штаты полны решимости идентифицировать, локализовывать, захватывать и убивать в случае необходимости террористов повсюду, где они действуют, тренируются, планируют свои операции или где пытаются скрыться», — сказал после одного из налетов представитель Пентагона Брайан Вайтмен. Он же дал понять, что США не объявляют официально о всех спецоперациях, которые они проводят в Сомали.

Таким образом, американцы практически открыто ввязались в конфликт в Сомали, однако они учли ошибки прошлого. Они вступили в конфликт последними, то есть когда война против исламистов, по сути, была выиграна, эфиопскими войсками.

Эфиопия вывела свои войска из Сомали из-за негативного отношения жителей страны. США же, наоборот, могут теперь претендовать на влияние в этой стране.

 

Не секрет, что в тайных операциях США в Сомали активно задействуются подразделения, дислоцированные на военной базе США в Джибути: ВВС — для нанесения воздушных ударов, спецназ — для проведения разведрейдов. В последнее время появилась информация, что спецназ находится в регионе и на кораблях, причем не только на военных. В апреле 2009 г. предотвратить захват сомалийскими пиратами американского судна удалось лишь благодаря тому, что на его борту тайно находился отряд спецназа.

 

О структуре сомалийских пиратов

 

По словам посла Сомали в Российской Федерации Мохаммеда Ханнулы, в территориальных водах Сомали действует около 25-и пиратских бригад. Каждая из них состоит из десятка членов экипажа пиратского катера и трех-четырех человек, обеспечивающих обслуживание боевой группы на берегу.

«Они объединены между собой родственными и клановыми связями внутри каждой группы, — объяснил г-н Ханнула. — Какого-то общего объединения пиратов не существует».

Четыре главных известных на сегодня пиратских банды:

Морские пехотинцы Сомали (или Стражи сомалийских вод): самая эффективная банда, способная действовать и атаковать суда далеко в море, дальше, чем кто-либо еще. Считается, что она ответственна за 80% всех нападений 2007 года. Главные базы- порты Харадере и Эй л. По непроверенным данным, банда организована по военному образцу и даже имеет главного командира в чине адмирала.

Национальная добровольческая береговая охрана: банда базируется в Кисмайо, нападает главным образом на небольшие суда, в том числе рыболовные.

Группа Марка: объединение небольших банд, базирующихся в портовом городке Марка. Гораздо менее организована, чем другие, но может выходить далеко в море.

Группа Пунтленд: базируется в стратегически очень выгодном месте — на северном побережье Африканского Рога в автономной провинции Пунтленд. Группа серьезно пострадала 22 апреля 2008 года, когда силы самообороны правительства Пунтленд атаковали сухогруз Аl Khaleeje захваченный пиратами. Судно было освобождено, 7 пиратов задержаны. Правительство Пунтленда заявило, что пираты, которые к ним попадут, будут казнены.

По данным Международного морского бюро, сомалийские пираты используют четыре судна-базы, внешний вид которых хорошо известен. Фотографии двух из них — рыболовных траулеров — помещены на сайте антипиратского центра Международного морского бюро, название одного — Burum Ocean, другого — Arena или Athena.

Возможности современной спутниковой аппаратуры позволяют определить всю инфраструктуру сомалийских пиратов. Так, израильская компания-оператор ImageSat International N.V. с помощью миниспутника EROS В получила снимки с пространственным разрешением до 0,7 м прибрежной акватории Сомали, где отчетливо видны захваченные пиратами судна, а также деревни и базы пиратов на побережье Сомали, места стоянок их катеров и лодок. Но ситуация вокруг пиратов отражает парадокс нашего времени: огромные технические возможности цивилизации не используются для решения политических и экономических проблем региона.

 

Позиция и планы американских военных

 

ВМС США также установили местоположение баз пиратов на берегу Сомали и следят за ними, но пока не планируют дальнейших действий. Об этом заявил в Кейптауне еще в октябре 2008 г. командующий ВМС США в Европе и Африке адмирал Марк Фицджеральд. По словам адмирала, ежегодно у сомалийских берегов проходят около 20 тысяч торговых судов, и их защита требует таких военно-морских сил, которых больше нет. «То есть, мы знаем, где пираты живут на берегу, но, я думаю, мы этим и ограничимся», — сказал он.

По информации телекомпании Эй-би-си, озвученной в апреле с.г. со ссылкой на анонимные источники в Пентагоне, США рассматривают возможность применения новых методов борьбы с сомалийскими пиратами. В частности, американское военно-морское присутствие в данном районе может быть увеличено за счет привлечения к патрулированию прибрежных вод Сомали небольших сторожевых кораблей с артиллерийским вооружением. Предлагается также начать кампанию по выведению из строя кораблей-носителей, которые перевозят пиратские лодки на большие расстояния и для последующего захвата торговых судов далеко в открытом море. Однако источники подчеркнули, что окончательное решение пока не принято.

Ранее председатель ОКНШ адмирал Маллен подтвердил, что США сейчас очень серьезно относятся к пиратской угрозе и намерены пересмотреть свою стратегию борьбы с ней. Американский военачальник подчеркнул, что хотя в этом районе ведут патрулирование боевые корабли примерно 16 государств, им не под силу контролировать водное пространство площадью свыше одного миллиона квадратных километров. Так, после нападения пиратов на американское грузовое судно Liberty Sun эсминцу Bainbridge понадобилось несколько часов, чтобы добраться до места происшествия. Разумеется, к этому моменту пираты уже скрылись.

Глава Пентагона Роберт Гейтс также заявил, что ситуация вокруг Сомали является серьезной международной проблемой и продолжает ухудшаться. При этом он отметил, что в данном случае не удастся использовать опыт борьбы с пиратством, накопленный в Юго-Восточной Азии, поскольку там в отличие от Сомали имеются правительства, способные контролировать ситуацию.

Заслуживают особого внимания слова Р. Гейтса о том, что в Америке выдвигаются предложения работать не с центральным правительством Сомали, а установить отношения с реально функционирующими местными властями в прибрежных районах страны, где располагаются основные базы пиратов. Пока по этому вопросу нет единого мнения между Пентагоном и Госдепартаментом США.

Вместе с тем, Соединенные Штаты не исключают и вариантов силового решения проблемы путем наземной операции, хотя Р. Гейтс и заявил в связи с этим, что Соединенные Штаты не располагают достаточными объемами разведывательной информации для проведения эффективной наземной операции против пиратов в Сомали. Организовать силовую операцию «под эгидой Объединенных Наций» против сомалийских пиратов с суши, при которой были бы «минимизированы» возможные потери среди мирного населения, можно в том случае, если «определены (местные-авт.) кланы», занимающиеся морским разбоем, подчеркнул Гейтс.

Видимо, Р.Гейтс, мягко говоря, лукавил. Военное командование США ждет сигнала президента Барака Обамы, чтобы приступить к операции по полному уничтожению наземных баз сомалийских пиратов, сообщают информационные агентства со ссылкой на американское издание «Daily News». Бывший спецпосланник США в Сомали Роберт Оукли сообщил журналистам, что Командование сил специальных операций разработало детальный план зачистки мест наземного дислоцирования пиратов и ждет сигнала от президентских советников по национальной безопасности.

«У наших спецназовцев чешутся руки, чтобы зачистить их, но пока нет разрешения», — сказал ветеран американской дипломатии.

По оценке Оукли, отряд спецназа «Дельта» «сможет разобраться с пиратами за 72 часа». Представитель Командования сил специальных операций отказался комментировать заявление Оукли.

В заключение сошлемся на официальную позицию Могадишо, озвученную послом Сомали в РФ Мохаммедом Ханнулой.

«Мы считаем, что пираты — это искусственно созданная международная мафия, которая не желает, чтобы в регионе был порядок, — уточнил дипломат. -Новое правительство Сомали будет всеми силами бороться против этой угрозы и надеется на помощь международного сообщества». Посол отметил, что у нового правительства есть идея, как можно справиться с этой международной проблемой. По его словам, правительство страны активно занимается урегулированием проблемы пиратства в территориальных водах Сомали и для решения этого вопроса намерено создать коридоры, по которым торговые судна будут курсировать в сопровождении эскорта военных кораблей других стран. «Все судна, которые будут идти вне коридора, мы будем рассматривать как браконьерские или пиратские», — уточнил глава дипмиссии, — и поступать в соответствии с нормами международного морского права».

Подробнее посол остановился на стратегической программе возрождения Сомали «Четыре с половиной». Суть ее в том, что предусмотрены четыре равные квоты для основных внешних партнеров Могадишо: России, США, ЕС, Китая, и одна квота для всех желающих. Как сказал посол, «эта квота распространится на все наши минеральные ресурсы, на нашу внешнюю политику, нашу дружбу. Надеемся, что Россия, давний стратегический партнер, займет первое место среди равных».

Глава дипмиссии выразил надежду на то, что исторический опыт наших отношений укрепит взаимовыгодные и долговременные контакты сторон.

Как известно, Сомали богата месторождениями нефти, газа, золота, платины, железа, урана и другими полезными ископаемыми. Огромный потенциал у сельского хозяйства, особенно в традиционных отраслях — животноводстве и рыболовстве, составлявших основную статью доходов государства.

Могадишо стремится привлечь представителей бизнес-структур для подъема национальной экономики и подготовки кадров для всех отраслей, а также восстановления кадрового корпуса армии, МВД республики. Сделаны только первые, но чрезвычайно важные для возрождения страны шаги.

Удастся ли правительству Сомали добиться реальных успехов в реализации своих планов по возрождению страны и стабилизации обстановки в регионе, во многом зависит также и от скоординированных и своевременных действий мирового сообщества в районе Африканского Рога.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. www.pda.islamrf.ru

2. Коммерсантъ, 17.11.2006

3. www.gnews.ua

4. Эксперт, 28.04.2008

5. www.i-r-p.ru

6. www.odin.tc

7. www.sevastopol.su

8. www.pryroda.gov.ua

9. www.ng.ru

10. www.news.ng.ru

11. www.smi.ru

12. www.iimes.ru

13. «Эксперт», 10.11.2008

14. www.it.tut.bu

14. www.somali-pirates.ru

15. www.psj.ru

52.83MB | MySQL:104 | 0,470sec