Новое о коррупции в Пакистане

С момента образования Пакистана проблема коррупции остается нерешенной. Впервые упоминание об этом «зле» было в речи Отца нации Мохаммеда Али Джинны на заседании Конституциональной ассамблеи 11 августа 1947 г. Тогда он заявил, «что наши (пакистанские – И.Ж.) условия много хуже (чем в Индии) – это взятки и коррупция. Это реальное зло. Мы должны выжигать их калёным железом (железной рукой)»…(1). С тех пор практически все режимы – военные и гражданские – объявляли борьбу с коррупцией первостепенной задачей, однако, и политический подкуп, особенно перед выборами, и экономические злоупотребления продолжаются и даже возрастают год от года.

Показателем этого являются данные Международной организации «Трансперенси Интернэшнл» (ТИ), которая ежегодно публикует списки стран, отличающиеся степенью коррупции. Пакистан все последние годы находится среди самых коррумпированных стран. Так, в 2008 г. он занял 32 место из 89, по другой оценке он оказался на 136 месте, за ним следуют Бангладеш – 147, Афганистан – 176 и последнее место занял Ирак – 178 место(2). В самом Пакистане оценки коррупции еще более разительны. Так, генеральный аудитор страны Танвир Али Ага считает, что Пакистан занимает 42 место в мире среди коррумпированных стран, а профессор, ректор одного из главных колледжей (Principal Hailey College) Кваджа Амджид Саед относит его на второе место в списке наиболее коррумпированных государств, что подтверждается данными все той же ТИ: ежегодно коррупция пожирает 500 млрд. рублей. О вызывающе высо-кой степени коррупции в Пакистане говорят доклады и опубликованные анализы многих международных организаций: Heritage Foundation Global Competitiveness Report of World Economic Forum. Gender Gap Report of WEF и многих других(3).

Известно, что коррупция возникает вместе с терроризмом (хотя по размерам превосходит расходы на него), при бегстве от налогов, контрабанде, вымогательстве, взятках, неуплате за электричество и газ, воров и жуликов. Как отмечала газета «Ньюс», «наш Парламент целиком вовлечен в коррупцию, поскольку парламентарии, вроде бы принимая законы против коррупции, на самом деле принимают законы по защите коррупции. Из-за нее процесс инвестирования замедлен»(4).

Следствием коррупции и плохого управления, которые «поедают» страну, является обнищание населения, высокая инфляция, рост числа, живущих за чертой бедности людей.

По данным прессы, только за период правления Первеза Мушаррафа (1999-2008 гг.) 2 358 «заемщикам» было выдано более 60 млрд рупий. Это политические деятели, отставные генералы и бизнесмены. От Национального банка Пакистана 1 086 человек получили 23 594 млн рупий, Саудовско-пакистанского инвестиционного банка – 31 человек получил 462 млн рупий, от Пак-Ливия Холдинг компании 46 получателей обогатились на 1 394 млрд.рупий. Этот список можно многократно увеличить(5).

Журнал «Мани» указывает на персональные кредиты, которые получили министр промышленности и производства – 2,9 млн рупий; сенатор Миан Вату – 110 млн, оппозиционный лидер Синдской ассамблеи – 1,5 млн, Наваб Калабаха – 103 млн и т.д. Среди отставных высших военных членов «займы» получили генерал-майоры Абдул Кайюм – 900 млн, Фархад Али Бокхари – 918 млн, сахарный магнат Миан Мухаммед – 584 млн и многие другие ведущие промышленники. Банковскими услугами пользуются и высшего ранга чиновники и их родственники, включая жену премьер-министра Гилани, которая получила 520 млн. рупий(6).

Комментируя создавшуюся ситуацию, пакистанский экономист Шахид Хасан заявил, что «выгоды от выданных займов получили известные политики, настоящие и прошлые правители, отставные гражданские и военные бюрократы, богатые и влиятельные промышленники, торговцы и феодалы, а также члены совета директоров Государственного банка Пакистана»(7).

СМИ практически ежедневно публикуют данные о выявленных случаях коррупции. Только в январе-феврале 2010 г. в коррупции были обвинены, например, «Холи Фэмили Хоспитал» (8,6 млн рупий), Фонды закята, как центральных, так и 23 региональных центра, Карачинский металлургический завод (23 млн рупий) и т.д.(8).

Власти страны, признавая угрозу коррупции для функционирования государства, принимали и ныне принимают меры по борьбе с ней. В частности, делаются попытки усилить деятельность судов, сделать справедливость и честность основой жизни общества. Однако, как отмечал сенатор Белуджской ассамблеи Рошан Бароча, «все действия против коррупции касаются мелких клерков и чиновников, но никогда не предпринимаются практические действия против чиновников высшего класса и элиты, которые реально ответственны за изъятие миллиардов из правительственных фондов»(9).

1. Dawn. 31.08.2009; the Nation. 25.12.2009.

2. Dawn. 31.08.2009; The News. 15.04.2010.

3. The News. 23.01.2010; Dawn. 24.12.2009. Pakistan Observer. 24.11.2009.

4. The News. 25.10.2009: 23.01.2010.

5. Money. 14.12.2009

6. Money. 14.12.2009; The News. 17.02.2010.

7. Money. 14.12.2009; The News. 23.01.2010.

8. The News. 24.01.2010. Dawn. 22.06.2010.

9. Pakistan Observer. 11.12.2009.

40.68MB | MySQL:66 | 1,054sec