Прямые израильско-палестинские мирные переговоры и позиция Египта

Президент АРЕ Хосни Мубарак выразил готовность участвовать в организации прямых переговоров между ПНА и Израилем, начало которых запланировано на 2 сентября в Вашингтоне.

Соответствующее приглашение он получил от президента США Барака Обамы. При этом египетские СМИ сообщают, что египетский лидер выразил надежду, что власти Израиля и официальное палестинское руководство смогут достичь мирного соглашения в кратчайшие сроки.

Следует отметить, что согласие Каира на участие в данных переговорах было предметом серьезного обсуждения в региональном медиапространстве.

 

После провала прошлогоднего межпалестинского примирения под эгидой АРЕ наблюдалось некоторое охлаждение Каира к палестинской проблематике.

Как уже доводилось писать автору, в течение прошлого года в Каире, при посредничестве руководителя служб безопасности АРЕ О.Сулеймана, прошло несколько раундов межпалестинского диалога при участии ФАТХа и ХАМАСа.

В начале октября прошлого года министр иностранных дел АРЕ А.Абуль Гейт сообщил, что через три недели в Каире должно быть подписано соглашение о восстановлении национального единства. Министр подчеркнул, что представители палестинских фракций приедут в Каир 25 октября, проведут новый раунд переговоров, а на 26 октября запланировано подписание соглашения.

Однако, уже на следующей неделе глава египетского внешнеполитического ведомства заявил, что подписание межпалестинского соглашения отложено по просьбе делегации ХАМАС.

Региональные CМИ информировали, что данная ситуация вызвала «большое недовольство» в официальном Каире.

Как сообщала в середине декабря прошлого года телекомпания «Аль-Джазира», глава египетской разведки генерал О.Сулейман выступил с резкой критикой в адрес лидеров ХАМАСа, обвинив их в нарушении всех достигнутых договоренностей и в поведении, унижающем достоинство Египта.

Также О.Сулейман не исключил возможности того, что Египет откажется от посредничества, возложив ответственность за срыв переговоров на ХАМАС.

Кроме того, в эти же сроки, используя определенную обескураженность Египта, повышенное внимание как к внутрипалестинской, так и палестино-израильской проблематикой начала проявлять Иордания, постепенно отодвигая АРЕ на второй план.

В связи с этим, в региональной блогосфере появилось ряд сообщений о том, что в Каире таким поворотом событий также были очень раздражены.

Именно данным обстоятельством можно объяснить „слив” в начале января с.г. в ведущей египетской газете «Аль-Ахрам» американского плана урегулирования ближневосточного конфликта, который пытается продвигать администрация Барака Обамы. Данная информация якобы была предоставлена чиновником из министерства иностранных дел Египта.

Согласно упомянутому источнику в египетском МИДе, новая американская инициатива, разработанная, как утверждают, при активном участии бывшего президента США Джимми Картера и других ветеранов американской политики хорошо знакомых с ближневосточными реалиями, предусматривает требование гарантий от Израиля на создание независимого палестинского государства в течение двух ближайших лет. Причем, эти гарантии должны быть формально зафиксированы в посланиях, которыми обменяются лидеры Израиля и ПНА.

Особо в ведущей египетской газете подчеркивалось, что упомянутый план предусматривает отказ палестинских беженцев от права на возвращение в пределы «зеленой зоны» в обмен на компенсации.

Ссылаясь на источник в египетском МИДе, «Аль-Ахрам» также подчеркивала, что администрация Б.Обамы намерена потребовать от арабских стран предоставить график нормализации отношений с Израилем. Причём этот процесс должен начаться ещё до создания Палестинского государства, поскольку, по мнению Белого дома, «план Обамы» почти не отличается от арабской или т.н. саудовской инициативы 2002 года, согласно которой Государство Израиль будет признано арабским миром в ответ на отступление Израиля к границам 1967 года.

В целом же, на протяжении всего текущего года в провластных СМИ АРЕ доминировал крайне пессимистический тон относительно перспектив нынешнего «обамовского» ближневосточного мирного процесса.

«Красной нитью» проходила мысль, что палестино-израильские переговоры являются бесперспективными, поскольку основным противником возобновления мирного процесса в «вашингтонской редакции» является «реальный опинион-мейкер» на палестинских территориях – организация ХАМАС.

В частности, акцентировалось внимание на том, что глава хамасовского правительства в секторе Газа Исмаил Хания заявил, что его движение не будет считаться с какими-либо результатами прямых или косвенных переговоров ПНА с Израилем.

Во время одного из эфиров на популярном канале «Нил» экспертами указывалось, что даже если Израилю удастся успешно начать переговоры с М.Аббасом, дальнейшие переговоры с «умеренным» ФАТХом пока также не выглядят перспективно. Новая программа ФАТХ заявляет претензии на Иерусалим, а также категорически отвергает возможность отказа от права беженцев на возвращение. А это полностью противоречит позиции Израиля, объявившего Иерусалим своей «единой и неделимой» столицей.

Особо отмечалось также, что вообще вопрос Иерусалима для Израиля наиболее чувствителен и цитировались как премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху, так и другие высокопоставленные лица израильского правительства, относительно того, что по истечении 10-месячного моратория на строительство жилья оно также будет продолжаться и на территориях Западного берега р.Иордан.

Чем же объяснить, что несмотря на такой демонстративный пессимизм со стороны Каира относительно перспектив нынешнего ближневосточного мирного урегулирования, лидер египетского государства все-таки выразил готовность участвовать в организации прямых переговоров между ПНА и Израилем в Вашингтоне?

Очевидно, в этом есть как внешне- так и внутриполитическая мотивации.

В первую очередь, несомненно, выпадение из «переговорного контекста», особенно после неудачной попытки посредничества в достижении межпалестинского диалога, будет способствовать дальнейшей потере для АРЕ имиджа «третьей силы» на Ближнем Востоке, «независимого игрока» в регионе, а также «взвешенного и рассудительного миротворца» в соперничестве, в первую очередь, с Турцией, Саудовской Аравией, а в последнее время Катаром и Иорданией (Египет в настоящее время является главным объектом критики «арабской улицы» ).

Более того, пассивная позиция официального Каира может стать причиной перехвата «пиар-инициативы” со стороны главной оппозиционной силы Египта – организации «Братья-мусульмане» с последующей дальнейшей радикализацией египетского социума.

Очевидно, именно нежелание проиграть информационную войну радикалам стало причиной серии «упреждающий» информационных ударов в отношении ХАМАСа и Ирана.

В частности, ссылаясь на «представителей сил безопасности» АРЕ ведущее египетское информационное агентство MENA в начале августа сообщило, что за ракетным обстрелом, которому 2 августа подверглись Израиль и Иордания, могли стоять боевики из сектора Газа.

В этой связи, также обращает на себя внимание заявление от 25 августа министра военной промышленности Египта Саида Машаля о том, что иранская ядерная программа угрожает не Израилю, а арабским государствам Персидского залива.

Кроме того, вероятно на решение Каира участвовать в переговорном процессе могла повлиять повышенная заинтересованность в мероприятии со стороны Евросоюза.

В частности, кроме уже подтвердившего свое участие Тони Блэра, на днях министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер заявил, что представитель ЕС должен участвовать в переговорах между Израилем и палестинцами, добавив при этом, что «будет очень плохо, если Евросоюз не будет принимать участия в этих переговорах».

В целом же, складывается впечатление, что Каир не особо верит в успех прямых переговоров и не проявляет (в отличие от Иордании) какой-либо активности, однако вынужден соблюдать «церемониал» как исторически ведущий «региональный оператор» ближневосточного мирного процесса.

52.72MB | MySQL:103 | 0,460sec