Пакистан: усиление радикального исламизма

«Проталибски настроенные боевики пытаются «подлить масла» в межрелигиозные трения в период, когда правительство борется с последствиями сильнейшего наводнения, в результате которого пострадали 20 миллионов человек», — заявил министр внутренних дел Пакистана Рехман Малик 5 сентября 2010 г.

Стихийное бедствие в стране внесло определенные коррективы в деятельность антиправительственных сил боевиков — полуторамесячное затишье. Но сегодня новая волна насилия захлестнула страну – в конце августа – начале сентября 2010 г. в Лахоре, столице провинции Панджаб прогремели одновременно три взрыва во время шествия после пятничной молитвы 35-и тысячной скорбной процессии Йоум-э- Али /Youm-e-Ali мусульман-шиитов, организованной в память о смерти в седьмом веке нашего тысячелетия первого имама шиитов Али бин Аби Талиба/Ali bin Abi Talib. ; несколькими днями позже — террорист-смертник привел в действие взрывное устройство во время процессии студентов – шиитов в главном городе провинции Белуджистан – Кветте. И в итоге – более 90 человек погибли, сотни ранены.

Ответственность за два террористических акта взяло на себя Движение Талибов Пакистана/ ТТР ; ко второму теракту присоединилась и другая организации – Армия Джангви /Lashkar-i-Jhangvi/ LJ.

«На протяжении шестидесяти двух лет (с момента создания Пакистана -Н.З.) сектантские настроения всегда были источником разногласий в многоконфессиональном пакистанском обществе, и сегодня, боевики, используя внутренние трудности, предпринимают попытки разжечь еще и религиозные войны», — заявил Р.Малик.

Тысячи мусульман-шиитов были убиты в результате всплеска насилия со стороны радикальных суннитских организаций за последние два десятилетия; однако в последние годы погромы шиитских кварталов и преследование шиитов в целом значительно сократились. И вот новый всплеск.

28 мая 2010 г. во время пятничной молитвы вооруженные боевики одновременно напали на две мечети, принадлежащие секте ахмадия, в городе Лахор. Вооруженные стрелковым оружием и гранатами они открыли беспорядочную стрельбу по молящимся. В результате теракта 95 человек были убиты; 113 ранены.

В июне – июле 2010 г., еще до наводнения правительство делало заявления, что, «какие-либо массовые беспорядки в такое сложное время лишь усилят народное возмущение против боевиков». Но сегодня многие в Пакистане высказывают опасение, что боевики используют ситуацию, когда правительство не справляется с социальным и экономическим кризисом, вызванным наводнением, и лишь расшатывают общество.

После первых минут шока от взрывов и оказания элементарной помощи пострадавшим, разъяренные толпы местных жителей как в Лахоре, так и в Кветте стали нападать на полицейских, громить их машины и участки в знак протеста за их несостоятельность по соблюдению правопорядка в городах.

Министр внутренних дел Пакистана Рехман Малик заявил, что «боевики, связанные с «Аль-Каидой», добавили религиозную окраску к своей деятельности с целью активизировать настроения, направленные на разжигание сектантства». В то же время он подчеркнул, что «ответственность за случившееся также несут и сами организаторы шествий, которые отказались подчиняться приказам полиции, когда последние поставили кордон по пути следования процессии (узкие улочки в центре города – Н.З.), разорвали полицейское оцепление и двинулись по улице Мизан Чоук/Meezan Чоук».

Пакистанские средства массовой информации отмечают, что проталибские боевики-сунниты часто совершают нападения на шиитов, и эти акты рассматриваются ими «как часть кампании по дестабилизации правительства, поддерживаемого США».

В 2009 г. в результате ряда успешных военных операций федеральных сил в разных агентствах Территорий племен – Южный Вазиристан, Оракзай и др., позиции боевиков были значительно потеснены. Движение Талибан Пакистана в настоящее время рекрутирует новых членов в организацию, укрепляя ряды, и открывая ее новые подразделения во внутренних районах страны.

Повторяющиеся террористические акты в Лахоре и позднее в Кветте в последнее время в целом свидетельствует об усилении радикальных исламских тенденций в пакистанском обществе. Первым ярким их проявлением стали события ранней весны 2008 г., когда то же Движение Талибов Пакистана в Северо-Западной пограничной провинции «выторговало» у федерального правительства право частичного введения законов шариата на территориях долины Сват; и когда отряды боевиков стали повсеместно вводить, в частности, исламское правосудие и административное управление, тогда их смогли остановить только регулярные части федеральной пакистанской армии в ста километрах от столицы – Исламабада .

Сегодня налицо процесс не только усиления антиправительственной активности в Пакистане боевиков Движения Талибов Пакистана, расширение географии подрывных операций (внутренние районы – Панджаб, Белуджистан, Синд – Карачи), но и совместные действия с запрещенными террористическими организациями, такими как Армия Джангви; и одним из методов их борьбы против федерального правительства является разжигание межконфессиональной розни .

Аналитики отмечают наличие нескольких объективных и субъективных причин данного явления: отсутствие надлежащего контроля в провинциях Панджаб и Белуджистан за деятельностью антиправительственных организаций, таких как Движение талибов Пакистана, Армия Джангви, Лашкар-и-Тойба и т.д. ; в целом активизации антиправительственных элементов в стране; расширении сферы их деятельности, привлечение новых сил в их ряды и т.д. И последние террористические акты свидетельствует в целом о несостоятельности как местных, так и федеральных властей контролировать террористическую деятельность и обеспечить должный уровень безопасности в стране, что в свою очередь, может привести к дальнейшим социально-политическим взрывам.

52.7MB | MySQL:103 | 0,485sec