О перспективах развития нефтегазового сектора Ирана

Разведанные запасы углеводородного сырья на территории Ирана весьма значительны.

О нефти. На сегодняшний день Иран занимает 4 место в мире среди экспортеров нефти. По данным BP, доказанные запасы нефти в Иране на 1 января 2009 г. составляют 137,6 млрд баррелей (включая недавно открытые месторождения Хушк и Хоссейнейх в провинции Хузестан). Доля Ирана в мировых запасах, таким образом, уже оценивается более чем в 10%.

Основные запасы нефти расположены на юго-востоке страны в провинции Хузестан недалеко от границы с Ираком. В общей сложности в Иране разведано 40 действующих месторождений, из них 27 расположены на суше и 13 на шельфе. Перспективные запасы углеводородов сосредоточены на шельфе Каспийского моря.

Следует особо подчеркнуть, что большая часть 6 нефтегазовых бассейнов все еще до конца не исследована. Сроки окончательной разведки будут зависеть от перспективных цен на нефть в ближайшее десятилетие. Добыча, помимо прочего, осложняется напряженной геополитической обстановкой и многочисленным количеством споров относительно прав собственности на месторождения и делимитации границ.

Кроме того, нефтегазовые месторождения сильно изношены и требуют скорейшей модернизации и внедрения новых технологий, таких как добыча нефти с искусственным поддержанием энергии пласта и добыча с изменением физико-химических свойств нефти. К примеру, в Иране продолжается использование некоторых месторождений, которые были открыты еще в начале XX века.

В 2008 г. добыча нефти в Иране, по оценкам специалистов, составила 4,325 млн баррелей в сутки, что на 0,2% меньше показателя 2007 г. Однако потребление «черного золота» в стране, напротив, возросло на 2,1%, составив 1,73 млн баррелей в сутки.

Стоит подчеркнуть, что при достаточном инвестировании Иран, обладающий отличной ресурсно-сырьевой базой, способен в будущем значительно увеличить нефтедобычу. Себестоимость добычи одного барреля среднесернистой иранской нефти оценивается специалистами примерно в 3-5 долларов. Министерство нефтяной промышленности Ирана планирует к 2015 году увеличить уровень ежесуточной нефтедобычи до 8 млн баррелей. За счет чего можно этого добиться?

В перспективе «Иранская национальная нефтяная компания» планирует разработку 5 нефтегазовых месторождений, расположенных в районе Хормуз: Хенджам, месторождение на острове Лаван, Эсфандир на острове Харг и две системы рядом с газовым месторождением Южный Парс.

Также не исключена возможность совместной разработки месторождения Хенджам, запасы которого составляют 400 млн баррелей, Ираном и Оманом. В этой связи предполагаемая добыча может составить 80 тыс. баррелей в сутки.

Помимо названных участков, будущее расширение разработки предполагается на месторождениях Дороуд, Носрат и Салман.

Итак, практически на половине материковых и шельфовых месторождений в перспективе возможно или планируется увеличение мощностей. В последнее время иранские нефтяники стали активно использовать конденсат с месторождения Южный Парс для повышения нефтедобычи. Эта смесь поставляется на Бандер-Аббаский нефтеочистительный завод для внутреннего потребления.

По заявлениям иранского руководства, скорейшее возрастание уровня добычи нефти в стране является лишь первым шагом национальной стратегии. Следующим — станет проведение тендера на разработку 10 дополнительных нефтяных месторождений в богатых углеводородами южных провинциях, включая Парси, Шадган, Пазенан, Гячсаран, Каранж, Северный Азадежан, Жофаир, Марун и Мансури. Для осуществления разработки проектов потребуется ориентировочно 7 млрд долларов инвестиционных средств.

Согласно Oil and Gas Journal, Иран способен перерабатывать около 1,64 млн баррелей в сутки. Основные нефтеочистительными заводами являются: Абадан (400 тыс. б/с), Исфахан (265 тыс. б/с), Бандар Аббас (232 тыс. б/с), Техран (225 тыс. б/с), Арак (150 тыс. б/с) и Табриз (112 тыс. б/с).

Строительство новых заводов критически важно для Ирана. Несмотря на то что страна обладает колоссальными запасами углеводородов, ей катастрофически не хватает мощностей по их переработке. Согласно статистике министерства нефти Ирана, опубликованной летом 2010 г., ежесуточно страна потребляет около 63 млн литров бензина, а производит всего 45 млн литров, остальное импортирует.

К 2015 г. Тегеран планирует, резко нарастив мощности по нефтепереработке, обеспечивать себя нефтепродуктами самостоятельно, а затем даже начать производить их на экспорт. Еще одной приоритетной задачей является увеличение доли легкого топлива. Однако для этого нужны инвестиции и технологии, которых у Ирана пока не достаточно.

О газе. Газовые ресурсы Ирана используются в меньшей степени, чем нефтяные, хотя их объем не менее значителен. В статистическом обзоре по мировой энергетике компании BP приводятся следующие данные. На 1 января 2009 г. доказанные запасы природного газа на территории Ирана составляют 29,61 трлн куб. м. (16% от общемировых), что на 1,48 трлн больше показателя на начало 2008 г.

В энергопотреблении Ирана природный газ занимает примерно 50%, и правительство страны планирует еще увеличить эту долю. Цены на газ в стране устанавливаются государством, которое таким образом стремится вытеснить долю нефти во внутреннем энергопотреблении газом, дабы высвободить как можно больше «черного золота» для экспорта.

Добыча газа в Иране в 2008 г. составила 116,3 млрд куб. м., что на 3,6% больше показателя 2007 г. Потребление данного энергоносителя в стране в 2008 г., согласно оценкам BP, увеличилось на 3,8% до 117,6 млрд куб. м.

Несмотря на то что внутренний спрос стремительно растет, у страны, тем не менее, есть перспектива стать значимым экспортером газа благодаря своим богатым запасам.

Около 62% природного газа Ирана залегает в неассоциированных месторождения (газовые или газоконденсатные месторождения, в которых углеводородное сырье добывается «без нефти», а лишь в газообразном виде), основные из которых: Южный Парс (12 трлн куб. м.), Северный Парс (1,4 трлн куб. м.) и Канган-Нар (663 млрд куб. м.).

Имея столь значительные резервы, Иран всеми силами стремится найти возможные рынки его сбыта. Помимо Турции, потенциальными импортерами могут быть Украина, Индия, Пакистан, Армения, Азербайджан, Грузия, Тайвань, Южная Корея и Китай. И предпосылки для этого есть: после многочисленных переносов в 2002 г. между Турцией и Ираном был подписан договор о строительстве газопровода, соединяющего две страны.

Со своей стороны заметим, что объемы экспорта газа будут зависеть от состояния спроса: справится ли Анкара с объемами газа, импортируемого также из России, Нигерии, и Алжира.

Кроме того, Иран рассматривает вариант экспорта газа в Европу через посредничество Турции. Так, в 2002 г. между Грецией и Турцией было подписано соглашение о строительстве газопровода для поставок сырья в северную Грецию на сумму 300 млн долларов.

Также Иран планирует осуществлять поставки в Кувейт и тем самым обеспечивать около 40% его потребности в газе. В 2000 г. между Ираном и Кувейтом было подписано двустороннее соглашение о совместной разработке находящегося на шельфе Персидского залива месторождения Дорра, которое содержит, по разным оценкам, от 19,6 до 36,4 млрд куб. м. газа. Однако реализация проекта осложняется межграничными спорами Ирана, Кувейта и Саудовской Аравии.

Разработка месторождения Южный Парс, состоящая из 28 фаз, является, пожалуй, одним из самых крупных энергетических проектов страны, поскольку будет направлена как на удовлетворения внутреннего спроса, так и на экспорт.

В проект уже вложен большой объем инвестиций, но окончательная разработка месторождения откладывается по ряду причин: технологических, инженерных, политических.

В настоящее время из всех фаз освоения в полном объеме эксплуатируются 10. Ежесуточно там добывается от 200 до 215 млн куб. м. газа. Для ускорения процесса завершения реализации проекта иранскому министерству нефти было дано официальное разрешение вкладывать в разработку каждых двух стандартных фаз освоения месторождения «Южный Парс» до 4,5 млрд долларов и заключать соответствующие контракты без проведения тендеров.

В этой связи по итогам текущего года в проекты по освоению Южного Парса будут вложены порядка 10 млрд долларов.

Одним из успешных проектов на сегодняшний день является разработка Агхар-Даланского месторождения, которое играет существенную роль в производстве электроэнергии.

Стоит отметить весьма серьезные амбиции Тегерана стать крупным экспортером не только трубопроводного, но и сжиженного природного газа (СПГ). Так, в конце 2007 г. иранская сторона подписала с китайской компанией «Sinopec» контракт на разработку месторождения Ядаваран, запасы которого, по разным данным, варьируются от 12 до 18 млрд баррелей, а производительность составляет около 300 баррелей в сутки.

Напомним, что первичные договоренности были достигнуты сторонами в октябре 2004 г., когда Пекин согласился в будущем импортировать иранские нефть и СПГ на протяжении 25 лет.

Пока Иран не производит СПГ, но в стране идет строительство 3 заводов по сжижению газа. Один из них, мощностью 100 млн куб. м. в сутки, строится совместно с китайскими компаниями в районе месторождения Северный Парс. Еще два объекта — на месторождении Южный Парс с суточными мощностями в 50 и 75 млн куб. м. газа. Эти заводы иранские компании строят совместно с европейскими предприятиями. Завершить строительство сооружений планируется к 2013-2014 гг.

Однако, учитывая сегодняшнюю политическую и экономическую конъюнктуру развитие производства СПГ и рынков его сбыта, можно предположить, что по ряду объективных причин Ирану вряд ли удастся добиться намеченной цели. Почему же это видится нам крайне проблематичным?

Во-первых, такие страны как Оман, Катар и ОАЭ захватили большую часть азиатских рынков. Во-вторых, экономические санкции со стороны США фактически «отрезали» Иран от технологий по сжижению газа.

Об углеводородном законодательстве. Летом 2002 г. в Иране был принят закон о привлечении и защите иностранных инвестиций, который не отменил действие закона 1975 г. о создании Организации по инвестиционному, экономическому и технологическому содействию (ОИТЭС), а также положений закона 1931 г., запрещающего иностранному инвестору иметь в собственности землю.

Тем не менее, новый нормативный акт все же оставил довольно сложным для иностранных компаний порядок инвестирования в иранскую экономику.

Так, потенциальный инвестор сначала должен найти себе возможного иранского партнера, затем обе стороны получают в соответствующем министерстве «установочную» лицензию и заключают «базовое соглашение». Сохранилось достаточно много ограничений на ввоз капитала.

К примеру, иностранный капитал не может привлекаться в те отрасли народного хозяйства, в которых запрещена деятельность частных национальных компаний, поскольку иностранные инвестиции не должны стать препятствием национальному производству.

Более того, использование иностранного капитала не должно повлечь предоставление концессии, то есть оно запрещено, если может привести к возникновению монопольного положения, получению особых прав и привилегий. Запрещены прямые инвестиции иностранного правительства, иначе капитал подлежит выводу из экономической системы Ирана.

Стоит особо подчеркнуть, что анализируемое законодательство распространялось лишь на компании тех стран, в которых иранские компании имеют условия одинаковые с национальными фирмами.

Процентное соотношение продукции, производимой с привлечением иностранного капитала, не должно превышать 25% от общей продукции отрасли и 35% в каждой подотрасли. Не разрешается создание предприятий со 100% иностранным капиталом. Под правовую норму введены формы привлечения иностранных инвестиций «buy-back» и BOT («build-operate-transfer»). В чем же их особенности?

Условия BOT предполагают постепенную передачу объекта в собственность иранского заказчика по мере возмещения затрат инвестора. Разрешение споров, возникающих в связи с осуществлением иностранных инвестиций на территории Ирана, должно осуществляться в иранских судах, хотя сейчас таким правом наделены и арбитражные суды, но лишь в том случае, если между Ираном и государством, которое представляет инвестор, подписано двустороннее соглашение об иностранных инвестициях.

Несмотря на то, что принятый закон внес юридическую определенность в процесс привлечения иностранного капитала, облегчил его использование, но многие ограничения на деятельность капитала он все-таки не снял. Громоздким и сложным остался процесс получения разрешений. Неопределенным остался вопрос об отраслевом долевом участии иностранного капитала.

Условия «buy-back» также отнюдь не идеальны. По сути, это сервисный контракт, в котором зарубежная нефтяная компания выступает в качестве подрядчика, который получает возможность возместить вложенные инвестиции за счет полученной в будущем продукции. Экономическая эффективность соглашений зависит от конкретных договоренностей сторон, зачастую подрядчик получает определенную долю в продукции.

Таким образом, актуальная проблема притока иностранного капитала в энергетический сектор иранской экономики имеет две плоскости.

С одной стороны, очевидно, что широкомасштабное увеличение добычи и внедрение современных технологий в ближайшее время невозможно без значительных капиталовложений из-за рубежа. С другой — иранское правительство опасается усиления влияния этих средств политико-экономическую ситуацию в стране.

В этой связи стоит предположить, что в ближайшее время Тегеран будет с недоверием относится к попыткам международных «игроков» существенно влиять на его внутренний нефтегазовый рынок. Однако в долгосрочной перспективе государству, по всей видимости, придется пойти на уступки, включая внесения соответствующих изменений в действующее законодательство с тем, чтобы минимизировать правовые риски для потенциальных иностранных инвесторов.

В результате проведенного анализа можно прийти к следующим выводам.

Во-первых, нефтегазовая отрасль Ирана имеет огромный потенциал для развития и руководство страны предпринимает меры для модернизации промышленности и освоения новых месторождений с целью увеличения мощностей. Однако проблему трудно решить без освоения новых технологий и закупки современного оборудования взамен устаревшего, что тормозится суровыми международными экономическими санкциями, односторонними санкциями США, ЕС и Японии в отношении иностранных компаний, действующих в ТЭК Ирана.

Во-вторых, освоение иранской ресурсно-сырьевой базы будет во многом зависеть как от политической ситуации в стране, так и от геологических условий и конъюнктуры на мировом рынке нефти. Потенциальному инвестору следует принимать во внимание, что Тегеран заинтересован в привлечении как можно большего числа иностранных компаний и инвестиций, так как это поможет ему противостоять санкционным мерам и укреплять свои позиции в региональном измерении.

В-третьих, существенно облегчит задачу привлечения зарубежных средств в иранскую экономику внесение изменений в нынешнее крайне противоречивое и порой мало кодифицированное законодательство Ирана. Это необходимо для того чтобы уменьшить для иностранных фирм количество правовых рисков и тем самым повысить инвестиционную привлекательность страны.

52.46MB | MySQL:102 | 0,536sec