Йемен: договор о мире как средство политического шантажа

23 августа с.г. повстанцы Хауси и йеменское правительство наконец-то подписали в столице Катара Дохе соглашение о перемирии. Оно включает в себя несколько основных пунктов. Стороны обязуются не возобновлять военных действий друг против друга и обеспечить свободу передвижения в провинции Саада (подразумевается снятие блокпостов со всех дорог в провинции и возвращение повстанцев в свои населенные пункты из горных лагерей). Одновременно йеменские правительственные войска дислоцируются на йеменско-саудовской границе с целью создания «буфера» для успокоения саудовского руководства и нейтрализации попыток вооруженных проникновений на территорию королевства. Сана также обязуется освободить большое количество заключенных-хауси и снять все ограничения по приему на работу выходцев из этого племени. Это очень важное условие, так как долгое время существовал прямой запрет по этому поводу, что для и так страдающей от массовой безработицы страны, является очень болезненной проблемой. Органы безопасности Йемена по указанному договору обязаны прекратить всяческое преследование членов движения. Повстанцы в свою очередь прекращают всяческое вмешательство в дела управления правительства Саады и отказываются от практики необоснованных задержаний представителей местных органов и военнослужащих (другими словами, запрещается практика взятия заложников противоборствующими сторонами и ликвидация созданных повстанцами параллельных органов управления). Предусматривается также возвращение всех временно перемещенных лиц, которые покинули места своего постоянного проживания в результате военных действий. Это же касается и эмигрантов, покинувших по тем же причинам страну. На базе Комитета национального диалога формируется Комитет по мониторингу,который будет следить за соблюдением указанного соглашения сторонами, в том числе и за разбором искусственных завалов, мешающих свободному передвижению, в также расследовать факты вооруженных провокаций, в случае их возникновения. Организуется внутренний диалог между племенами провинции для разрешения возникших разногласий. Стороны окончательно отказываются от военных методов оппонирования друг другу и обязуются решать все вопросы исключительно в рамках политических консультаций. Указанное соглашение и его пункты были полностью приняты руководством повстанцев в лице их руководителя Абдельмалика Хауси. Последний при этом оговорился на предмет того, что «все надеются на то, что заключенный договор не будет восприниматься Саудовской Аравией как провокация».

Оговорка эта не случайна, если принять во внимание очень непростые по своей глубинной сути отношения Эр-Рияда и Дохи. Мы уже говорили о том, что Катар явно претендует на роль нового регионального посредника, и в данном случае он вновь «утер нос» своему основному конкуренту, да еще и в очень чувствительной для него зоне национальных интересов. То, что в саудовском руководстве восприняли всю эту историю очень серьезно и предельно негативно, сомнений не вызывает. Достаточно сказать, что саудиты предприняли довольно рискованную попытку сорвать церемонию подписания соглашения путем организации крупномасштабной вооруженной провокации в районе Хауси, то есть в местах компактного проживания основной части повстанцев. С этой целью по явной указке из Эр-Рияда в эту провинцию накануне даты подписания «дохийского» договора вторглись племенные вооруженные формирования племени хашид, которыми руководил сын покойного спикера йеменского парламента и духовного отца йеменских «братьев-мусульман» шейха Ахмара Хусейна. К слову сказать, он получает каждый месяц из Эр-Рияда 1,5 млн долларов США и тем самым обеспечивает лояльность племен в этом регионе. Теперь настало время эти деньги отрабатывать. Произошли массовые убийства и грабежи, которые по мысли организаторов этой акции в КСА, должны были вызвать неминуемый вооруженный отпор и срыв переговорного процесса в его заключительной стадии. Надо отдать должное руководству повстанцев: оно четко определило, кто стоит за всеми этим событиями, и в Доху делегация Хауси прибыла без опозданий.

Эти события сразу же наталкивают на ряд размышлений. Во-первых, становиться до конца понятной степень раздражения саудовского руководства, если не истерики, от успехов катарского посредничества. Когда с санкции государства (а управляет всей ситуацией королевский комитет по делам Йемена) происходят такие большие и дорогостоящие акции, то становится понятным уровень «йеменской стратегии» королевства и степень квалификации ее авторов. Во-вторых, Эр-Рияд явно не успевает реагировать на происходящие у него «под носом» процессы и уступает инициативу конкурентам, что ставит под сомнение потенцию нынешнего руководства королевства адекватно и быстро реагировать на поступающие извне вызовы. Впрочем, тот факт, что стратегия на йеменском направлении была никудышной, признан и в самом Эр-Рияде: этой весной проходила активная ревизия выделяемых на это средств и адресатов их получения, а главное – оценка эффективности от их вложения. Ежемесячные денежные вливания правительству Йемена и шейхам племен (которые еще наполовину и разворовывались) от обидного поражения от повстанцев-хауси уберечь не смогли. Отсюда следует третий вывод: обращение президента Йемена А.Салеха за посредничеством к катарцам конечно не было случайным и спонтанным., что означает на языке восточной дипломатии крайнюю степень недовольства йеменского лидера позицией королевского двора по вопросу йеменского «престолонаследия» и, как следствие, отсутствие в этой связи регулярной финансовой помощи. К хорошему привыкаешь быстро, и Салех попросту решил поискать новых спонсоров на стороне, и заодно пошантажировать северного соседа.

Это конечно ни в коей мере не означает, что Саудовская Аравия более не будет играть важной роли в йеменских делах: это невозможно, исходя хотя бы из географии. Но то, что ее теснят – очевидно. Вот и США решили помочь йеменскому руководству и выделили «на техническое оснащение» армии и силовиков 1,2 млрд. долларов. Что это за переоснащение – не совсем понятно, так как вся йеменская армия оснащена советским или российским оружием, и переводить ее на новые стандарты было бы бездумной авантюрой. Речь идет, очевидно, о банальном подкупе военнослужащих с целью сохранить их лояльность, особенно с учетом общего хаоса в стране. Из этого факта однозначно вытекает вывод о том, что в Вашингтоне окончательно определились со своей позицией по Йемену и намерены и дальше «держать на плаву» режим А.Салеха.

Такая позиция не совсем отвечает чаяниям южнойеменской оппозиции за рубежом. В конце августа с.г. в Лондоне собирались три ее харизматичных лидера: Али Насер Муххамед, А.Аттас и С.аль-Бейт. Последние двое договорились до того, что «основной ошибкой было объединение в свое время северной и южной частей социалистической партии». Вообще, единственная приемлемая для них перспектива – это отделение Юга и образования нового государства без упоминания слова «Йемен» в принципе. Последний тезис можно было бы посчитать бредом, но на самом деле это сегодняшний лозунг «улицы» южнойеменских городов. В этой связи ряд экспертов уже отмечают факты «смычки» социалистов Юга и боевиков из т.н. «Аравийской Аль-Каиды», что было продемонстрировано во время последней активизации вооруженных противостояний в Абъяне. Такой вариант в принципе возможен, однако, в очень недолгосрочной перспективе и для решения только одной конкретной задачи: свержения А.Салеха и отделения Юга. Для прочного альянса у социалистов и исламистов слишком разная идеологическая база, и, что главное, — разное видение будущего государственного устройства.

52.7MB | MySQL:104 | 0,522sec