О замораживании военно-технического сотрудничества России с Ираном

22 сентября 2010 года президент РФ Д.А. Медведев подписал указ « О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН №1929 от 9 июня 2010г.» фактически замораживающий военно-техническое сотрудничество (ВТС) России с Ираном.

Исламская Республика Иран, ее военная организация являлись очень перспективными партнерами для России в сфере военно-технического сотрудничества.

Ключевым событием в этой сфере стало очередное заседание российско-иранской межправительственной комиссии по ВТС в декабре 2007 года в Тегеране, главным итогом которого стало заявление российской стороны о намерении продолжать ВТС с Ираном. Примечательно, что заседание межправкомиссии состоялось через несколько дней после обнародования национальной разведкой США доклада о состоянии ядерных программ Ирана. В докладе сообщалось о свертывании Тегераном своей военной ядерной программы еще в 2003 г. Этот доклад с моральной точки зрения подтвердил абсолютную легитимность осуществленных годом ранее поставок в Иран 29 ЗРК «Тор-М1» и дал России дополнительный стимул для расширения сотрудничества с Ираном в области поставки оборонительных вооружений.

Упущенная выгода России в результате сворачивания военно-технического сотрудничества с Ираном может составить несколько млрд. долл. Москва твердо заявила, что продукция военного назначения, запрещенная к поставке в Тегеран резолюцией СБ ООН №1929, из России поставляться не будет.

Как сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров, перечень видов вооружений, запрещенных к поставке в Иран, был дан в президентском Указе, подготовка которого началась сразу после принятия резолюции СБ ООН.

Резолюция запрещает поставки Ирану различных типов бронетехники, крупнокалиберных артиллерийских систем, боевых самолетов и вертолетов, военных кораблей, крылатых и баллистических ракет, а также БЛА. Первоначально было заявлено, что поставка зенитно-ракетной системы (ЗРС) С-300 Тегерану не подпадает под действие резолюции СБ ООН. Однако при дальнейшем «тщательном» изучении резолюции официальными лицами РФ была высказана диаметрально противоположная точка зрения.

Россия и Иран заключили контракт на поставку пяти дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 на сумму около 800 млн долл. в конце 2007 года. Кроме прямых потерь от расторжения контракта, России необходимо будет выплатить Ирану штрафные санкции за нарушение контрактных обязательств (10 % от суммы контракта, т.е. около 80 млн долл. США). Кроме того, в перспективе Иран рассматривался как возможный заказчик зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) среднего радиуса действия для создания эшелонированной системы ПВО страны. В январе 2007 года Россия полностью завершила поставку 29 ЗРК малой дальности «Тор-М1» в Иран. ЗРК «Тор-М1» развернуты для прикрытия от средств воздушного нападения важнейших государственных и военных объектов Ирана. Эффект применения данного ЗРК превзошел все ожидания: сразу же после постановки на боевое дежурство в горах в районе Бушtрской АЭС им был сбит истребитель ВВС Армии Ирана F-4, отклонившийся от полетного маршрута из-за невнимательности (или ошибки) наземных диспетчеров. По сообщениям руководства авиационного командования ВВС Армии ИРИ, истребителем управлял опытный летчик и после обнаружения облучения своей машины станцией управления огнем «Тор-М1», выполнял предписанные противозенитные маневры, был подбит первой же ракетой. При катапультировании вторая ракета «Тор-М1» окончательно разрушила истребитель (по некоторым сообщениям при этом погиб летчик).

Суммарная стоимость перспективных контрактов по поставкам других видов обычных вооружений, которые Россия могла бы заключить с Ираном, как минимум в несколько раз превышает потери от аннулирования контракта по ЗРС С-300.

По военно-морской тематике Иран рассматривался как вероятный покупатель ракетных, десантных и патрульных катеров, а также корветов. После завершения ремонта первой дизель-электрической подводной лодки (ДЭПЛ) проекта 877ЭКМ «Варшавянка», велись переговоры по модернизации еще двух ДЭПЛ этого проекта, находящихся на вооружении ВМС Ирана (статус этой программы неизвестен, возможно, она находится в стадии реализации). Иран рассматривался также как перспективный заказчик на поставку новых ДЭПЛ российского производства.

Наиболее острую потребность Иран испытывает в ударной сверхзвуковой тактической авиации. В этой связи Иран рассматривался российской стороной как кандидат на закупку истребителей Су-30МК и МиГ-29СМТ.

Первоочередной задачей является модернизация основного боевого танка (ОБТ) Т-72 до уровня Т-72М1, либо организация их лицензионного производства в Иране. Иран высказал также заинтересованность в приобретении ОБТ Т-90С и ряда артиллерийских систем (особенно реактивных систем залпового огня крупных калибров).

Крупные проекты планировалось реализовать в области поставки военных вертолетов.

В качестве перспективных направлений ВТС между двумя странами рассматривались также следующие программы: модернизация имеющегося у Ирана парка российской авиатехники, организация капремонта ранее поставленных вооружений, создание на иранской территории сервисного центра по обслуживанию самолетов МиГ-29 и Су-24МК, сотрудничество в разработке космических систем связи и наблюдения за земной поверхностью, организация лицензионного производства в Иране ряда сухопутных и морских систем вооружений.

Вполне вероятно, что в случае подписания контрактов хотя бы по некоторым из вышеперечисленных проектов, Тегеран мог войти в лидирующую тройку крупнейших импортеров российского оружия.

Примечательно, что Россия уже второй раз для себя «теряет» рынок вооружений Ирана.

Активное военно-техническое сотрудничество Москвы и Тегерана началось в 1990 году. Объем торговли ВВТ России с Ираном оценивался в первой половине 1990-х гг. в сумму около 500 млн долл. в год. Однако 30 июня 1995 года под давлением США был подписан меморандум Гор-Черномырдин, в соответствии с которым Москва обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных контрактов завершить к концу 1999 года. Россия не успела реализовать в полном объеме уже подписанные контракты с Ираном до указанной в меморандуме даты — 31 декабря 1999 года. В результате Россия недополучила 2 млрд долл. Примечательно, что Россия была вынуждена отказаться также от поставок Ирану запчастей к ранее поставленной военной технике.

В ноябре 2000 года Москва официально уведомила американскую администрацию об отказе с 1 декабря 2000 года от данных в 1995 году обязательств не поставлять в Иран обычные вооружения. В 2001-2002 гг. Россия вновь начала поставки ВВТ в Иран.

***

В ноябре 2009 года в очередной раз развернулась полемика на межгосударственном уровне вокруг поставок Ирану ЗРС С-300. В хронологическом порядке заявления сторон выглядели следующим образом. 11 ноября в интервью иранскому информационному агентству ИРНА министр обороны Ирана Ахмад Вахиди призвал Россию не поддаваться давлению в вопросе поставок Исламской Республике ЗРС С-300. «Мы заключили контракт с Россией. Думаю, что России было бы нежелательно предстать перед мировым сообществом в качестве ненадежного партнера. Если такого же мнения придерживаются и в России, то обязательства по контракту должны быть выполнены», — подчеркнул Вахиди. Он выразил надежду на скорейшее решение данного вопроса.

12 ноября директор ФСВТС Михаил Дмитриев заявил, что «Россия добросовестно выполняет свои обязательства по заключенным контрактам с Ираном, все сделки идут по плану, а если и есть некоторые задержки с их реализацией, то они носят в основном технический характер» — сказал он, не уточнив, о каких контрактах идет речь.

24 ноября официальный представитель МИД РФ Андрей Нестеренко заявил, что «Россия ответственно относится к своим контрактным обязательствам в сфере ВТС с Ираном и не нарушает их и международных правил». Это стало ответом на заявление высокопоставленного иранского военного о возможности подачи исков в международные судебные инстанции в случае, если Россия не выполнит обязательства по поставкам Тегерану ЗРС С-300.

«Мы строго придерживаемся международных правил, мы их не нарушаем, — сказал дипломат. — Российская сторона ответственно относится к выполнению своих обязательств в области ВТС, и впредь будет придерживаться этой позиции».

Россия, по его словам, «в течение многих лет осуществляет военно-техническое сотрудничество с Ираном при строгом соблюдении своих международных обязательств. Причем речь идет о поставках только оборонительных вооружений, которые не могут вести к дестабилизации обстановки в регионе».

24 ноября представитель командования силами ПВО ИРИ генерал Мохаммад Хасан Мансуриан заявил, что Иран способен создать систему, аналогичную ЗРС С-300. «В случае, если Россия откажется от выполнения своих обязательств по поставкам Ирану комплекса С-300, мы способны самостоятельно создать аналогичную систему», — заявил генерал. По его мнению, «причина задержки поставок С-300 Ирану, без сомнения, кроется в давлении, которое на Россию оказывают США и Израиль».

27 ноября посол Исламской Республики Иран в РФ Сайед Махмуд Реза Саджади Тегеран высказал надежду на то, что вопрос поставок ЗРС С-300 будет решен в ближайшие месяцы. «Контракт по поставкам ЗРС С-300 подписан, — заявил дипломат. — Это оборонительное оружие предназначено для защиты Бушерской АЭС, которая возводится на юге Исламской Республики российскими специалистами». По мнению иранского посла, «ни одна из сторон не собирается отказываться от этого контракта». «Мы слышали высказывания о том, что комплексы все-таки не будут поставлены в Иран, — указал Саджади. – Но согласования с российской стороной показали, что это не так».

Посол ИРИ полагает, что «этот контракт обоюдовыгодный». Отвечая на вопрос о возможных сроках поставок комплекса, иранский посол подчеркнул, что «время поставок уже наступило, но российская сторона ссылается на технические проблемы, которые собирается устранить». «По тому тону, который присутствует на переговорах, мы чувствуем, что в течение одного — двух месяцев этот вопрос будет решен», — резюмировал глава иранского диппредставительства в России.

В декабре 2009 года на высшем уровне вновь был поднят вопрос о поставках ЗРС С-300 в Иран. В частности, заместитель министра иностранных дел Алексей Бородавкин заявил 23 декабря, что Россия не видит принципиальных оснований для того, чтобы отменять контракт по поставке вооружений Ирану. «Поставки этого вида вооружения (С-300) не подпадают ни под какие регламенты и ограничения в рамках международно-правовых инструментов, которые приняты в ООН и на двусторонней основе, которые регулируют торговлю оружием. Поэтому мы принципиальных оснований для того, чтобы менять соответствующий контракт, не видим», — отметил дипломат. По его словам, вопрос сейчас находится на рассмотрении и в ближайшем будущем будет решен.

В январе 2010 года на итоговой пресс-конференции по итогам работы ФГУП «Рособоронэкспорт» генеральный директор компании Анатолий Исайкин отметил, что Иран остается активным партнером России в сфере ВТС. По словам А. Исайкина, Иран ни разу не нарушил контрактные обязательства в части запрета поставок ВВТ российского производства без разрешения производителя в третьи страны. В отношении Ирана, по его словам, нет никаких санкций со стороны ООН, поэтому международное законодательство не запрещает поставки вооружений в Иран.

В феврале 2010 года первый заместитель директора ФСВТС России Александр Фомин заявил, что «поставка ЗРС С-300 в Иран задерживается по техническим причинам». Примечательно, что заявление А. Фомина по времени совпало с визитом в Россию премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. По данным газеты «Коммерсантъ», иранская тема стала одной из главных на переговорах с президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным. Эксперты высказывают предположение, что в числе условий дальнейшего невыполнения иранского контракта «по техническим причинам» Москва может потребовать отказа от военного сотрудничества Израиля с Грузией.

Россия и Иран заключили контракт на поставку пяти дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 на сумму в 800 млн долл. еще в конце 2007 года. До Указа Президента РФ реализация этого контракта не началась. На фоне продолжающихся неопределенных высказываний высших должностных лиц по поводу дальнейшей судьбы этого контракта, следует отметить серию сообщений об успехах ОПК Ирана. К примеру, Иран в январе 2010 года провел успешные испытания нового БЛА, обладающего малой радиолокационной заметностью. Подробностей о характеристиках БЛА, который получил название Sofreh Mahi, пока не обнародовано. Он создается для проведения разведывательных и боевых операций. Согласно заявлению руководства ВВС Ирана, испытания проходил прототип БЛА, выполненный в масштабе 1:7 к полноразмерному аппарату. Полноразмерный БЛА начнет испытания в ближайшее время. На нем будут проводиться проверки, в том числе внутренних бомбоотсеков. Прошел испытания первый иранский винтокрылый БЛА, созданный в КБ тегеранского Технического университета имени Амир Кабира. Он имеет вес 10 кг и способен нести 2 кг полезной нагрузки. БЛА может быть использован как в военных, так и в гражданских целях. Максимальная продолжительность полета составляет 1 ч.

Представитель иранского военного командования Хешматолла Касири заявил агентству ИРНА, что в Иране разработана зенитная ракетная система, аналогичная по характеристикам ЗРС С-300. Новая система в ближайшее время начнет поступать на вооружение иранской армии. Этот проект реализуется в рамках программы достижения самообеспеченности национальных ВС в различных типах вооружений, в том числе в области ПВО. На одном из военных парадов были продемонстрированы две транспортно-заряжающих машины китайского производства с контейнерами ЗУР С-300. Кроме того, ранее поступали сообщения о постановке на боевое дежурство батареи С-300 в районе Буширской АЭС. (К сведению, ЗРС С-300 поставляется в комплекте равном одному зенитно-ракетному дивизиону и с другими системами без соответствующего оборудования не сопрягается).

В Иране началось серийное производство ЗУР «Каем» и ПТУР «Тоуфан-5». Церемония открытия производственного участка по сборке ракет состоялась 6 февраля с.г.

Российско-иранские программы, о которых в последнее время сообщалось в СМИ, носили подчеркнуто «гражданский» характер. В частности, Иран выдал разрешение на открытие в Тегеране представительства холдинга «Вертолеты России». Деятельность представительства будет осуществляться исключительно в гражданской сфере. Сейчас в Иране эксплуатируются более 50 российских вертолетов. В конце 2009 года «Вертолеты России» и иранская компания «Фанаваран АСЕМАН» подписали соглашение о продвижении российской вертолетной техники в Иран. Компания «Вертолеты России» намерена продвигать в Иран гражданские версии средних многоцелевых вертолетов Ми-171, а также адаптированные к эксплуатации в горных условиях легкие многоцелевые вертолеты Ка-226Т. На долгосрочную перспективу рассматриваются возможности поставок легких многоцелевых вертолетов Ка-62.

Казанский вертолетный завод в апреле 2010 года планирует поставить для министерства энергетики Ирана два вертолета Ми-17В-5. ОАО «Казанский вертолетный завод» в июле 2008 г. получило контракт на поставку двух вертолетов Ми-17В-5 в транспортном варианте для министерства энергетики Ирана (компания «Таванир»). Контракт вступил в силу в январе 2010 г., вертолеты поступили в производство, поставка планировалась на апрель 2010 г. Стоимость контракта не уточняется (точных сведений о поставках нет).

По данным российских СМИ, с Ираном ведутся переговоры о поставке 50 двигателей РД-33 на сумму около 150 млн долл. для установки на серийные истребители «Азарахш» (соответствующая заявка иранской стороны передана в ФСВТС). Кроме того, по данным российских СМИ, идут переговоры по поставке в Иран небольшой партии двигателей РД-5000 (вариант двигателя РД-93 без форсажной камеры) для установки на опытный иранский самолет «Шефаг».

В настоящее время одна ДЭПЛ проекта 877ЭКМ ремонтируется в Иране специалистами ФГУП «Звездочка». Идут переговоры о ремонте двух других ДЭПЛ, имеющихся в составе ВМС Ирана, на российских верфях.

Наиболее острую потребность Иран испытывает в ударной сверхзвуковой тактической авиации (возможны поставки Су-30 и МиГ-29СМТ), оперативно-тактических ракетных комплексах («Искандер-Э»). Для ВМС вероятно приобретение ракетных, десантных и патрульных катеров, а также корветов. Первоочередной задачей является также модернизация основного боевого танка (ОБТ Т-72С) до уровня Т-72М1, либо организация их лицензионного производства в Иране. Иран высказал также заинтересованность в приобретении ОБТ Т-90С.

Еще одним направлением расширения сотрудничества с Ираном может стать совместная борьба против терроризма и распространения наркотиков. Не исключено, что на первом этапе такого сотрудничества может стать оказание помощи Ирану в оборудовании ирано-афганской границы протяженностью 800 км российской системой охраны.

Перспективным направлением ВТС между двумя странами является модернизация имеющегося у Ирана парка российской авиатехники, организация капремонта ранее поставленных из РФ вооружений, создание на иранской территории сервисного центра по обслуживанию самолетов МиГ-29 и Су-24МК, создание учебного центра по подготовке экипажей для танков Т-72С, сотрудничество в разработке космических систем связи и наблюдения за земной поверхностью, а также организация лицензионного производства в Иране ряда сухопутных и морских систем вооружений.

По имеющимся данным, Россия достигла договоренности о модернизации имеющихся на вооружении ВВС Ирана 24 самолетов Су-24.

Россия полностью завершила в январе 2007 г. поставку 29 зенитных ракетных комплексов «Тор-М1» в Иран. ЗРК «Тор-М1» развернуты для прикрытия от средств воздушного нападения важнейших государственных и военных объектов, в первую очередь ядерных в Исфахане, Бушере, Тегеране и на востоке страны.

Тегерану поставлены 12 новых буксируемых комплексов «Тор-М1Т» на автомобильном шасси (они были специально разработаны концерном ПВО «Алмаз-Антей» для Ирана) и 17 «Тор-М1» на гусеничном шасси ГМ-5955, предназначавшиеся ранее для греческого опциона, который не был реализован. В феврале 2007 г. была завершена поставка в Иран 1,2 тыс. ракет 9М331 и ЗИП для этих комплексов. Российские ЗРК «Тор-М1» показали в Иране высокую вероятность поражения воздушных целей. Во время огневых испытаний комплексов иранские расчеты, подготовленные в России, сбили все воздушные мишени, имитировавшие средства воздушного нападения.

Но, по нашему мнению, после вступления в силу Указа президента Российской Федерации перспективные планы по ВТС с Ираном фактически не могут быть реализованы. Для интереса отметим, что министерство обороны Великобритании заявило о готовности возвратить Ирану деньги за нереализованный контракт на поставку 1500 основных боевых танков «Чифтен» (FV-4030/1) и 250 бронированных ремонтно-эвакуационных машин FV-2404, подписанный в 1971-1976 гг. при шахском режиме (по сообщению «Форкаст интернэшнл»).

52.78MB | MySQL:103 | 0,444sec