Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (20-26 сентября 2010 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с палестино-израильским урегулированием и ядерной программой Ирана. 26 сентября истек срок 10-и месячного моратория на строительство в еврейских поселениях на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ) и Израиль не объявил о его продлении. Президент Ирана М. Ахмадинежад заявил 25 сентября, что Тегеран может рассмотреть вопрос о прекращении обогащения урана, если мировые державы предоставят ИРИ ядерное топливо для исследовательского реактора.

На всем протяжении минувшей недели интенсивно дебатировался во-прос о возможности продолжения палестино-израильского переговорного процесса в связи с окончанием срока действия моратория на строительство в еврейских поселениях на ЗБРИ. К продлению моратория Израиль призвали «квартет» международных посредников по ближневосточному урегулирова-нию (Россия, США, Евросоюз ООН), президент США Б. Обама, лидеры и видные политики других стран. Американская дипломатия прилагала актив-ные усилия с целью сохранения прямого диалога между израильтянами и па-лестинцами. Глава Палестинской национальной администрации М. Аббас, выступая 25 сентября на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, заявил, что Израилю необходимо сделать выбор между миром и продолжением строи-тельства в еврейских поселениях Западного берега. В то же время М. Аббас отметил, что палестинцы «намерены прилагать все усилия для достижения соглашения на палестино-израильских переговорах в течение ближайшего года». 26 сентября М. Аббас сообщил, что если Израиль не продлит морато-рий, то это не будет означать немедленного прекращения переговоров, а окончательное решение по этому вопросу будет принято им после консуль-таций с палестинским руководством и Лигой арабских государств.

Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху оказался перед очень сложным выбором. Продление моратория, скорее всего, привело бы к распаду нынеш-ней правительственной коалиции и внутриполитическому кризису. С другой стороны, возобновление строительства может привести к прекращению пря-мого диалога с палестинцами или, как минимум, серьезно его осложнить. 26 сентября Б. Нетаньяху призвал еврейских поселенцев, политические партии и министров воздержаться от провокационных действий и заявлений по поводу окончания моратория, а поселенцы уже возобновили строительные работы.

Тем временем, результаты недавнего опроса, проведенного в секторе Газа и на ЗБРИ, показали, что 54,3 проц палестинцев считают, что возобнов-ление переговоров с Израилем «служит интересам палестинского народа», а 34 проц опрошенных выступили против переговоров. Примерно 60 проц рес-пондентов заявили о негативном отношении к военным акциям против Из-раиля, а поддержали такие акции 30,3 проц опрошенных.

24 сентября в Дамаске впервые после длительного перерыва состоялась встреча делегаций двух враждующих палестинских движений ФАТХ и ХА-МАС. Встреча стала возможной благодаря посредническим усилиям Египта и Саудовской Аравии, которые убедили главу ПНА и лидера ФАТХа М. Аббаса направить делегацию к главе ХАМАСа Х. Машалю. По итогам переговоров в Дамаске стороны заявили о достижении соглашения по базовым принципам, на основе которых будут строиться дальнейший диалог по примирению между двумя движениями. Очередная встреча представителей ФАТХа и ХАМАСа намечена на октябрь.

Президент Израиля Ш. Перес, выступая 20 сентября на сессии Гене-ральной Ассамблеи ООН, заявил, что его страна готова «прямо сейчас» всту-пить в прямые мирные переговоры с Сирией.

Ядерная программа Ирана продолжает оставаться в центре внимания международного сообщества. Главы внешнеполитических ведомств «шес-терки» международных посредников (Великобритания, Германия, Китай, Россия, США, Франция) на встрече в Нью-Йорке «вновь ясно заявили о го-товности своей группы к участию в серьезном процессе, направленном на дипломатическое урегулирование» иранской ядерной проблемы. Участники консультаций констатировали, что давление на Иран «не является самоце-лью», а «представляет собой рычаг для достижения решения путем перегово-ров, чему твердо привержены все министры».

Президент США Б. Обама считает, что Иран, обладающий атомным оружием, будет представлять «реальную проблему», но глава Белого дома не думает, что военная акция Израиля или США была бы «идеальным путем» решения иранского кризиса, хотя американцы продолжают рассматривать все возможные способы его решения. Б. Обама отметил, что Вашингтон по-прежнему выступает за политический диалог, но при этом Тегеран должен продемонстрировать мирный характер своей ядерной программы.

На минувшей неделе президент России Д. Медведев подписал указ о запрете передачи Ирану зенитной ракетной системы С-300 и других совре-менных вооружений, а также транспортировки через российскую территорию военных грузов для ИРИ, передачи иранской стороне технологий или оказа-ние технической помощи, которые связаны с баллистическими ракетами, способными доставлять ядерное оружие. Кроме того, вводится запрет на фи-нансовые контакты с ИРИ, связанные с ракетной и ядерной сферами. Объяв-лен список иранских организаций и физических лиц, попадающих под дейст-вие санкций. В Тегеране негативно отнеслись к этим шагам России.

21 сентября президент Ирана М. Ахмадинежад в очередной раз заявил, что его страна не намерена создавать ядерное оружие, и выступает за «ува-жительный диалог, который, как минимум, подразумевает, что обе стороны рассматривают друг друга в качестве равноправных партнеров». Позже, 25 сентября М. Ахмадинежад сообщил, что Иран может рассмотреть вопрос о прекращении работ по обогащению урана, если получит из-за рубежа ядерное топливо для исследовательского реактора в Тегеране. Также президент ИРИ заявил о готовности назначить дату возобновления переговоров с «шестью мировыми державами» по иранской ядерной программе, отметив, что «октябрь – наиболее вероятное время возвращения сторон за стол перегово-ров».

Министр обороны Ирана генерал А. Вахиди сообщил 21 сентября, что ракетные части Корпуса стражей исламской революции получили на воору-жение модернизированную твердотопливную ракету «Фатих-110», обладаю-щую более точной системой наведения. По оценкам западных экспертов, «Фатих-110» имеет дальность пуска до 200-210 км.

Информация о ходе подготовки к намеченному на январь 2011 г. рефе-рендуму о самоопределении южных провинций Судана говорит о сущест-венном отставании от составленного графика, что способствует усилению напряженности в стране. В первую очередь, речь идет об определении точной линии прохождения границы между Севером и Югом страны. Кроме того, центральное правительство Судана и власти южного региона обвиняют друг друга в создании препятствий в подготовке к проведению голосования. В северных провинциях проходит кампания в поддержку суданского единства, а на Юге – кампания в пользу отделения и создания собственного независимого государства. В этих условиях 25 сентября под эгидой ООН в Нью-Йорке прошло специальное совещание с участием высокопоставленных представителей Севера и Юга Судана, на котором присутствовали президент США Б. Обама и ряд других зарубежных лидеров. Суданские руководители – вице-президент страны А. О. Таха и глава южных провинций С. Киир по-обещали сделать все, для того, чтобы референдум по судьбе Юга состоялся в назначенное время и прошел в мирной обстановке. В своем выступлении на совещании Б. Обама четко дал понять, что будущее отношений между США и Суданом зависит не только от успешного проведения референдума, но и от того, будут ли привлечены к ответственности лица, виновные в совершении преступления западном суданском регионе Дарфур.

21 сентября объявил об отставке премьер-министр Сомали О. А. Али Шармарке. Свое решение он принял из-за разногласий с президентом страны Ш. Ш. Ахмедом, который обвинил Али Шармарке в неспособности спра-виться с боевиками радикальной исламистской группировки «Аш-Шабаб». Исполняющим обязанности главы правительства назначен вице-премьер А. Е. Гонейх. Подчеркнем, что за последние три года в Сомали сменились четыре премьер-министра.

Тем временем в столице страны Могадишо продолжаются ожесточен-ные бои правительственных войск и миротворческих сил Африканского союза с боевиками группировки «Аш-Шабаб». Причем нынешняя вспышка воо-руженного противостояния оценивается как самая кровавя за последнее вре-мя. По мнению экспертов, в настоящее время единственной силой, способной реально противостоять исламистам, является миротворческий контингент из Уганды, в то время как солдаты правительственной армии «бегут от боеви-ков». Отмечается и новая тактика боевиков, которые не столько стремятся овладеть новой территорией, сколько совершают хорошо организованные нападения по захвату важных объектов в Могадишо.

США объявили о намерении расширить связи с самопровозглашенными государственными образованиями на севере Сомали – Сомалилендом и Пунтлендом. Речь идет об увеличении им помощи в развитии здравоохране-ния, образования, сельского и водного хозяйства. В Вашингтоне эти шаги объясняют необходимостью предотвращения распространения исламистской идеологии. В то же время подчеркивается, что США продолжат поддержку центрального правительства Сомали и не станут признавать отколовшиеся территории и устанавливать с ними официальные дипотношения.

На юге Йемена в провинции Шабва правительственные войска и силы безопасности при поддержке танков и авиации после ожесточенных боев, продолжавшихся неделю, 24сентября завершили «зачистку» города Аль-Хута от боевиков местного ответвления «Аль-Каиды».

Сложная внутриполитическая обстановка сохраняется в Ливане, где усилилось противостояние коалиции «14 марта», имеющей большинство мест в парламенте, с шиитским исламистским движением «Хизбалла» и его союзниками. Нынешнее обострение вызвано стремлением руководства «Хиз-баллы» сорвать работу международного трибунала по Ливану, расследующе-го убийство в 2005 г. бывшего премьер-министра страны Р. Харири – отца нынешнего главы правительства С. Харири (против «Хизбаллы» выдвигают обвинения в причастности к этому преступлению). Усилия по снижению на-пряженности в Ливане прилагают Сирия и Саудовская Аравия. Так, президент САР Б. Асад контактировал с С. Харири, а саудовский посол в Бейруте принял представителей «Хизбаллы». 24 сентября С. Харири заявил, что он не согласится с требованием оппозиции отказаться от продолжения расследова-ния убийства его отца. В Ливане опасаются, что работа, а особенно вердикт трибунала может спровоцировать в стране вооруженную междоусобицу.

22 сентября Независимая избирательная комиссия (НИК) Афганистана объявила о завершении в избирательных центрах на местах подсчета голосов на прошедших 18 сентября парламентских выборах. В настоящее время ре-зультаты голосования доставляются в Кабул. Между тем Комиссия по выбо-рам, действующая под эгидой ООН, сообщила о поступлении в ее адрес свыше 3000 жалоб о нарушениях в период подготовки и проведения голосо-вания. 26 сентября НИК заявила о необходимости пересчета голосов в 10 провинциях в связи с многочисленными жалобами о нарушениях.

Командующий силами США и НАТО в Афганистане генерал Д. Петрэус заявил 23 сентября, что он не будет торопиться с выводом войск из страны. Генерал отказался назвать точный срок вывода подчиненных ему сил, отметив, что оставляет за собой право его определить, учитывая ситуацию в Афганистане. По словам Д. Петрэуса, намеченный президентом США Б. Обамой июль 2011 г. как срок вывода войск, означает только начало этого процесса. Генерал признал, что ход афганской кампании «расстраивает его и вызывает у него раздражение».

Американские войска (8 тыс. человек) 26 сентября начали в южной аф-ганской провинции Кандагар крупную войсковую операцию «Удар дракона» против боевиков движения «Талибан».

Приложение

 

 

О деятельности арабских стран в атомной сфере

 

 

В последние годы растет заинтересованность арабских стран к исполь-зованию атомной энергии. Официально речь идет об ее применении в мирных целях, прежде всего, как перспективного источника получения энергии в постнефтяной период, а также для опреснения морской воды, научных и ме-дицинских целей.

Наибольший интерес к исследованиям и практической деятельности в ядерной сфере проявляют Египет, ОАЭ, Алжир, Саудовская Аравия. Расту-щую активность в этом деле демонстрируют Сирия, Иордания, Кувейт, Ли-вия, Марокко, Тунис. О своих планах развивать атомную энергетику сооб-щили Ирак, Йемен, Ливан и Бахрейн. Многие арабские страны уже имеют собственные ядерные программы или намерены разработать их в ближайшем будущем. Повышение интереса к ядерной сфере в арабском мире можно объ-яснить рядом фактов, наиболее существенными из которых являются:

— желание получить доступ и осваивать современные технологии, свя-занные с атомной энергией, что можно считать одним из проявлений стрем-ления арабских стран сократить их усиливающееся отставание от передовых государств мира в сфере науки и передовых технологий;

— создание, как уже говорилось, перспективных источников получения энергии на период после истощения углеводородных ресурсов;

— получение доступа к ядерным технологиям рассматривается в некото-рых арабских странах и в качестве возможного их использования для обеспе-чения национальной безопасности (хотя об этом открыто и не говорится). Речь идет о стремлении усилить свой военный потенциал, необходимости сдерживать или запугивать другие государства, даже если ядерное оружие никогда не будет применено (в т. ч. обезопасить себя таким путем от воз-можных военных угроз со стороны США). Причем интерес к получению дос-тупа к ЯО у таких стран как Египет и Саудовская Аравия может повыситься в случае усиления нестабильности обстановки в регионе. Здесь играют свою роль серьезные опасения насчет наличия ядерного оружия у Израиля и воен-ных аспектов иранской ядерной программы. К тому же арабы не желают от-ставать от Ирана в деле развития атомной отрасли;

— стремление повысить статус и престиж своей страны, показать высо-кий уровень ее развития. Сюда же следует отнести и личные амбиции руко-водителей некоторых арабских государств.

В 2006 г. Египет официально объявил о возобновлении национальной программы развития ядерной энергетики (была заморожена после черно-быльской катастрофы). Среди арабских стран АРЕ обладает наиболее круп-ным исследовательским и техническим потенциалом для проведения работ в атомной сфере. Египет располагает двумя ядерными реакторами малой мощ-ности, используемых для изготовления радиоизотопов для медицинских, промышленных и сельскохозяйственных целей. Также АРЕ имеет исследова-тельскую лабораторию по изготовлению топливных элементов. На Синае и побережье Красного моря предположительно имеются залежи урановой ру-ды. Египет намерен к 2025 г. построить четыре АЭС, первую из которых должны ввести в строй в 2015-2016 гг. в районе Ад-Дабаа к западу от Алек-сандрии. Ее строительство будет осуществляться при зарубежном техниче-ском содействии, т. к. АРЕ не имеет соответствующего опыта и достаточного количества специалистов. Тендер на строительство первой АЭС будет прове-ден в ноябре 2010 г., а в октябре пройдет тендер на разведку и разработку урановых месторождений, но при этом в Каире заявили, что будут импорти-ровать обогащенный уран. Вся ядерная деятельность АРЕ находится под га-рантиями МАГАТЭ. Египет выступает за превращение Ближнего Востока в зону, свободную от ЯО и не имеет официальных ядерных амбиций. Вместе с тем, президент АРЕ Х. Мубарак неоднократно заявлял, что Египет может на-чать соответствующую программу в ответ на ядерную угрозу со стороны Из-раиля и «других стран» (подразумевается Иран). По оценке западных экспер-тов, Египет обладает исследовательскими и техническими возможностями для ведения, в случае необходимости, работ по созданию ядерного оружия.

Вопросами развития атомной энергетики все более активно занимаются аравийские монархии, что во многом связывают с ядерной программой Ирана. Атомная энергетика рассматривается в странах ССАГПЗ в качестве «главного источника получения энергии в будущем». Перспективный план развития отрасли был объявлен в 2006 г. В первую очередь, он предусматри-вает проведение широкомасштабных исследований различных аспектов воз-можного развития ядерной отрасли в мирных целях.

ОАЭ первыми из стран ССАГПЗ приступили к реализации националь-ной ядерной программы, рассчитанной на 10-12 лет. При этом Эмираты на-мерены твердо придерживаться «стандарта полной прозрачности, нераспро-странения и безопасности», сотрудничества с МАГАТЭ. В Абу-Даби подчер-кивают, что не станут создавать собственные мощности по обогащению ура-на, а будут импортировать его «от заслуживающих доверия иностранных партнеров». Учитывая ограниченные возможности страны и отсутствие опы-та, ОАЭ широко привлекают зарубежные страны и организации к решению задач по становлению национальной атомной отрасли. В 2009 г. ОАЭ заклю-чили с зарубежными партнерами, преимущественно с Южной Кореей, кон-тракты на сумму 20 млрд долларов на строительство четырех атомных реак-торов. Пуск первого блока намечен на 2017 г., а остальных в 2018- 2020 гг.

Повышенное внимание Саудовской Аравии к использованию атомной энергии обусловлено ростом потребностей страны в производстве электро-энергии и проблемой обеспечения пресной водой. Стремление Эр-Рияда раз-вивать атомную отрасль имеет и свои политические причины. Здесь на первое место следует отнести ядерные амбиции Ирана, которые стали для КСА своеобразным вызовом. Но реальные возможности страны в проведении серьезных ядерных НИОКР, не говоря уже о реализации крупных проектов, не велики, что обуславливает получение иностранной помощи. Эр-Рияд обя-зался использовать только официальные международные рынки ядерного то-плива и не приобретать технологии, связанные с производством ЯО. В то же время многие эксперты полагают, что КСА может пойти на «адекватный от-вет» в случае создания Ираном ЯО. Периодически в СМИ появляется ин-формация о возможных контактах Саудовской Аравии с Пакистаном в сфере ядерной военной деятельности.

Программу использования атомной энергии в гражданских целях имеет Алжир. Страна располагает двумя ядерными реакторами, а на юге имеются залежи урановой руды. Правительство АНДР в 2009 г. объявило о планах строительства при зарубежном содействии по одной АЭС каждые пять лет. Первая станция должна вступить в строй к 2020 г. Алжир считает, что ДНЯО ставит неядерные государства в неравноправное положение и имеет дискри-минационный характер по отношению к развивающимся странам, которые имеют законное право на самооборону. АНДР подписала ДНЯО лишь в 1995 г., а в 1996 г. подписала с МАГАТЭ соглашение о всеобъемлющих гарантиях, которое позволяет проводить внезапные инспекции национальных ядерных объектов. Алжирские официальные лица отвергают обвинения, периодически появляющиеся в западных СМИ, о реализации в стране военной ядерной программы. Тем не менее, ряд экспертов на Западе продолжают настаивать на том, что алжирцы до 1995 г. успели наработать некоторое количество плу-тония. И хотя в принципе Алжир в состоянии нарабатывать небольшие коли-чества плутония, каких-либо особых опасений в плане распространения ЯО атомная деятельность этой страны в настоящее время не вызывает.

Сирия ищет «альтернативные источники энергии, в т. ч. в контексте ядерной энергетики», однако не располагает достаточными финансовыми и научно-техническими возможностями для реализации полноценной ядерной программы. В стране функционирует небольшой реактор, используемый для производства радиоизотопов и в учебных целях. САР имеет соглашение с МАГАТЭ о проведении инспекций на ее территории. В 2007 г. ВВС Израиля разбомбили некий объект на северо-востоке САР. США и Израиль заявили, что это был строящийся (предположительно с помощью КНДР) ядерный ре-актор, предназначавшийся для производства оружейного плутония. Сирия же утверждает, что это был обычный военный объект, и страна не ведет никаких запрещенных ядерных разработок. Побывавшие в 2008 г. на месте бомбежки инспекторы МАГАТЭ обнаружили следы урана. В агентстве считают, что Дамаск не предоставил достаточной информации об уничтоженном объекте, но сирийцы отказывают МАГАТЭ в проведении повторных инспекций.

В целом в настоящее время и на ближайшую перспективу ядерная дея-тельность в арабских странах будет официально иметь мирную направлен-ность и затронет преимущественно сферу энергетики. Учитывая значительное отставание государств региона в научно-технической и технологической областях, отсутствие необходимого количества национальных кадров, реали-зация ядерных проектов будет осуществляться при широком привлечении за-рубежной помощи, главным образом из стран Запада и, возможно, России.

52.79MB | MySQL:103 | 0,588sec