Перспективы либеральной оппозиции в Иране

С подавлением протестных акций иранской либеральной оппозиции после президентских выборов 2009 г. внутриполитическая жизнь в стране вошла в обыденное русло и растеряла последние остатки интриги. Иранская либеральная оппозиция сегодня при всем ее многообразии, с одной стороны, не способна оказать влияние на официальный Тегеран, с другой – не слишком-то отличается от представителей консервативной правящей команды по своим принципиальным идейным установкам и стратегическим задачам.

Несостоятельность иранских либералов в полной мере проявилась с момента ухудшения внешней обстановки и усиления давления на Тегеран со стороны Запада. Здесь против движения реформистов во главе с бывшим спикером парламента М.Кярруби сыграло сразу несколько факторов. Во-первых, под растущим натиском со стороны «традиционных врагов» иранского режима укрепилось национальное единство и сплоченность. Такая взаимосвязь стала уже закономерностью на протяжении всей истории исламского правления в Иране: как только усиливается давление извне, клерикальная верхушка «затягивает гайки» внутри страны. Всплыли на поверхность и новые нюансы: выяснилось, что иранские либералы не очень то готовы к капитуляции перед Западом и не разделяют идей интеграции в западное сообщество с присущими ему идеологическими и культурными ценностями. На фоне усиления изоляционистских тенденций в Иране «национальные идеи» либералов оказались невостребованными и стали терпеть фиаско. Широкие молодежные массы, прежде всего студенчество и маргиналы, на которые М.Кярруби уверенно опирался еще летом 2009 г., в новых условиях оказались довольно нестабильной опорой для либерального движения.

Таким образом, можно констатировать, что правящий режим смог в полной мере воспользоваться нагнетанием внешнеполитической ситуации, чтобы решить внутренние проблемы и ослабить либеральную оппозицию. Свидетельством этому стало недавнее публичное заявление лидера оппозиции М.Кярруби о готовности «изменить свою антиправительственную позицию». Чтобы это произошло, отмечает бывший кандидат на президентский пост, необходимо выполнение двух условий. Первое – снятие запрета на выезд сына М.Кярруби заграницу, второе – устранение ограничений на деятельность возглавляемой оппозиционером партии «Национальное доверие». Оба озвученных лидером реформистов условия, как представляются, имеют характерные личный подтекст и вынужденный характер. Преследование членов семьи М.Кярруби в период беспорядков в Иране стало мощным рычагом давления и усмирения лидера оппозиции. В частности, несколько месяцев назад «неизвестными лицами» был осажден и обстрелян дом, где проживает семья М.Кярруби (позднее, правда, представители Корпуса стражей исламской революции и народного ополчения «Басидж» публично отвергли свою причастность к данной акции). Именно этот рычаг, как считают в СМИ, удерживают иранского политика от более активных действий против властей. Второе же условие, выдвинутое М.Кярруби, полагают эксперты, на самом деле представляет собой ни что иное, как сигнал властям о готовности к сотрудничеству и лояльности, но при условии официального признания за его партией права на публичную деятельность. Таким образом, речь может идти намерении властей склонить оппозиционного лидера к созданию модели «управляемой, марионеточной оппозиции». Такая оппозиция, по замыслу радикального крыла духовенства, едва ли сможет позиционировать себя в качестве политической силы, способной составить серьезную конкуренцию нынешним властям на следующих общенациональных выборах.

Что касается других видных лидеров реформаторского движения, в том числе представителей т.н. «Зеленого движения», сформированного после президентских выборов 2009 г., то они также ведут себя крайне пассивно на иранском политическом поле. Это далеко не случайно, поскольку главные либеральные и центристские идеологи – бывшие президенты С.М.Хатами и А.Хашеми-Рафсанджани, Хасан Хомейни (внук аятоллы Хомейни), Мир Хусейн Мусави, аятолла Санеи – успели попасть в «черный список» иранских спецслужб. В начале осени с.г. в иранские СМИ и в интернет была вброшена информация о подготовке Корпусом стражей исламской революции некоего секретного доклада о причастности всех указанных реформистских деятелей к готовящемуся в стране заговору с целью свержения нынешнего режима и смещения Верховного лидера А.Хаменеи. Согласно неким «утечкам» из этого секретного доклада, в стране после президентских выборов 2009 г. создана подпольная политическая организация во главе с А.Хашеми-Рафсанджани и другими реформистами по свержению правящего режима. Якобы, на основе этой информации соответствующий доклад подготовил также Высший совет национальной безопасности Ирана. Примечательно, что никаких официальных комментариев и пояснений со стороны представителей иранских властей, равно как и оппозиционных лидеров пока не последовало. Некоторые эксперты склонны видеть в этом акте некое «первое предупреждение» реформаторам о возможных надвигающихся политических репрессиях.

На этом фоне обращает на себя внимание также факт постепенного вытеснения из политической жизни целой группы представителей «старой гвардии» иранского духовенства либеральных взглядов. В частности, недавно были заблокированы в Интернете персональные сайты трех видных клерикальных деятелей – аятоллы Санеи, аятоллы Занджани и аятоллы Дастгейба. Все они выступили с резкой критикой президентской кампании в Иране и ее итогов, регулярно публикуя на собственных сайтах соответствующие политические заявления и позиционные материалы. Наиболее оппозиционный из всех трех – аятолла Дастгейб – вступил недавно в публичную перепалку с Верховным лидером после того, как манкировал очередное ежегодное заседание Собрания экспертов – одного из высших исламских органов власти в стране, членом которого он является. Свое отсутствие иранский клерикал мотивировал тем, что этот орган, по его мнению, «безразличен к воле народа», чем вызвал нескрываемое неудовольствие аятоллы Хаменеи. Более того, иранские радикалы уже поспешили предостеречь оппозиционного аятоллу, что его может вполне ожидать судьба опального великого аятоллы Монтазери, которые провел многие годы своей жизни под домашним арестом. При этом аятолла Монтазери, скончавшийся после президентских выборов в Иране в 2009 г., успел отметиться громким заявлением на этот счет в том духе, что «ни один человек в трезвом уме не поверит в официальные результаты этих выборов», а правительство, не уважающее выбор своего народа «не имеет религиозной и политической легитимности».

Сегодня в Иране, считают эксперты, едва ли можно найти таких выдающихся религиозных лидеров как Монтазери, способных бросить вызов правящей власти либо просто выступать со своими смелыми и независимыми суждениями. «Тройка» названных выше аятолл – Санеи, Занджани и Дастгейб – определенное исключение из правил. Но и они, как полагают западные политологи, поддаются контролю и усмирению. Многие клерикалы, даже реформаторских взглядов, прочно засели в Куме – центре шиитского ислама, и в сегодняшних реалиях лишь способны на мягкую критику правительства неоконсерваторов во главе с М.Ахмадинежадом. Критика эта преимущественно касается социально-экононических аспектов деятельности правительства. В то же время в политической сфере «старая гвардия» духовенства ведет себя исключительно взвешенно и политкорректно. Это обусловлено постепенной потерей их влияния в политической жизни страны, вытеснением исламских органов власти из реальной системы управления, усилением роли военных структур, прежде всего Корпуса стражей исламской революции, в политическом руководстве страны. Таким образом, наблюдается очередная кардинальная перестройка по-прежнему стабильной и жизнеспособной иранской политической системы, сформированной после исламской революции 1979 г. При этом, очевидно, классическое деление иранской политической элиты на два лагеря – консерваторов и реформаторов – постепенно стирается, а иранское либеральное движение получает все меньше шансов на то, чтобы укреплять свои позиции в обществе и составить серьезную оппозицию нынешней власти на следующих парламентских и президентских выборах.

52.37MB | MySQL:103 | 0,471sec