Поездка духовного лидера в Кум – дань традиции или изменение политического курса?

19-20 октября состоялся официальный визит духовного лидера ИРИ А.А.Хаменеи в г. Кум. СМИ страны оценили этот визит рахбара как знаковое событие, а прием, оказанный ему населением Кума, сопоставляли с атмосферой, царившей в Тегеране в день прилета Хомейни в январе 1979г.

Хотя программа визита включала в себя встречи с населением, посещение религиозных учебных заведений, беседы с высшими шиитскими авторитетами, не вызывает сомнений, что этот визит выходит далеко за рамки обычных поездок духовного лидера по стране.

Не исключено, что в ходе первого за последние 10 лет визита в «кузницу религиозных кадров» духовный лидер исламской республики попытается «сверить часы» с наиболее авторитетными шиитскими деятелями Ирана и снять возникшие за это время наиболее острые противоречия во взглядах на пути дальнейшего развития страны и общества. Рахбару есть о чем побеседовать со своими «коллегами по цеху».

По прошествии 15 месяцев после выборов президента, внутриполитическая обстановка продолжает обостряться, и раскол общества на сторонников президента М.Ахмадинежада и оппозицию, поддерживающую зеленое движение, углубляется. Хотя стоящей у власти политической элите удалось силой поставить заслон протестному движению и даже добиться в сентябре сего года судебного решения о роспуске основных политических партий этого спектра (Мошаракат и Моджахедине энгелаб-е эслами), противостояние сил, охватывающее практически все слои и группы населения, продолжается.

Усилилась поляризация и в лагере духовенства. Несмотря на то, что большая часть религиозных авторитетов не поддержала сторонников протестного движения в июле-октябре 2009г., они не приняли и сторону президента, предпочитая хранить молчание. Отдельные представители религиозной верхушки (опальный великий аятолла Х.А.Монтазери, а также великие аятоллы Ю.Санеи и А.М.Дастгейб) открыто встали на сторону оппозиционеров и осуждали позицию, занятую А.А.Хаменеи в ходе этих событий. Великие аятоллы Сафи Гольпайегани (умер в 2010г.) и Мокарем Ширази, выражая сожаление по поводу произошедших в стране событий, призывали к поиску путей примирения. Общество борющегося духовенства – религиозная организация, считающаяся опорой всего лагеря фундаменталистов, предпринимала усилия по разработке плана восстановления национального единства. Однако эти инициативы духовенства не нашли поддержки у духовного лидера.

Активные действия М.Ахмадинежада, направленные на укрепление своего влияния, попытки проводить решения, порой противоречащие конституционным нормам страны, открытое противостояние с меджлисом, опора во всех сферах жизни на Корпус стражей исламской революции и движение «Басидж», игнорирование традиционной элиты и постепенное выдавливание представителей духовенства из органов исполнительной власти вызывает озабоченность политических и духовных деятелей. В течение прошедшего года высшие аятоллы неоднократно выступали с фетвами, осуждающими ряд действий и высказываний президента и его ближайшего окружения. Особое раздражение кумских богословов вызывает широкое вовлечение женщин в работу высших государственных органов, осуждение со стороны президента силовых методов утверждения «исламских традиций» в ношении женской одежды или его поддержка мужских галстуков, выделение иранских национальных традиций в общем срезе исламской культуры. Представители высшего духовенства открыто выражают свое неприятие по отношению к ближайшему сподвижнику Ахмадинежада Мошаи, которого уже называют кандидатом в президенты на выборах 2014 года. Шиитские авторитеты резко критикуют и высказывания президента о возможности напрямую установить контакт с Махди и о, якобы, существующей у него непосредственной связи со «скрытым имамом». Политические фигуры традиционно-консервативного лагеря высказывают свои опасения в связи с четко наметившейся тенденцией отделения духовенства от власти и началом кампании «ислам без духовенства». Не скрывается, что истоки этих течений надо искать в идеологии группы, известной как «сторонники президента».

Впервые за всю историю ИРИ внутренние распри и противоречия, существующие в среде религиозных авторитетов, стали активно обсуждаться в СМИ и в обществе. Никогда прежде даже опальные религиозные авторитеты не подвергались открытым нападкам и унижениям. За последний год неоднократно совершались нападения «людей в штатском» на машины и квартиры лидеров протестного движения М.Кярруби и М.Хатами. Была развернута идеологическая компания по дискредитации великих аятолл Ю.Санеи и А.М.Дастгейба, члена Совета экспертов. Подверглись разгрому их канцелярии, их сайты оказались частично заблокированы. В присутствии духовного лидера беснующаяся толпа прервала выступление Хасана Хомейни – внука имама Хомейни. Недавно было совершено нападение на мечеть в Ширазе, в то время, когда аятолла Дастгейб проводил пятничный намаз. Развернута травля членов семей известных шиитских богословов: Бехешти, Мотахари, Хаэри за оказание поддержки оппозиционным силам.

Представители разных слоев духовенства выступают с резкой критикой таких действий, сопоставляя их с репрессиями, проводившимися силами безопасности шаха против религиозных деятелей накануне революции. Подчеркивается, что в условиях, когда режим возглавляет духовное лицо, отсутствие реакции властей на подобные действия по отношению даже к оппозиционно настроенным духовным лицам наносит урон по авторитету всего духовенства и значительно ослабляет его позиции в обществе.

Политические аналитики высказывают мнения, что увеличение числа недовольных среди духовных лиц может представлять определенную угрозу для исламского режима. Духовенство имеет широкую поддержку среди традиционных слоев населения – опоры режима, оказывает значительное воздействие на их умы и настроения и обладает значительными возможностями по мобилизации народных масс. Высказываются предположения, что при определенных обстоятельствах опыт, накопленный в период антишахской революции, может быть использован вновь. Эти опасения становятся особенно актуальными в условиях прогнозируемого ухудшения экономической ситуации под влиянием международных санкций и в результате перехода в конце октября с.г. к политике отказа от большинства субсидий со стороны правительства и осуществлению адресной поддержки малоимущих слоев, что неизбежно вызовет рост цен и сокращение доходов. Эксперты не исключают, что резкое снижение уровня жизни приведет к росту протестных настроений в обществе, которые могут быть возглавлены духовенством.

Несомненно, что нарастание недовольства духовенства политикой президента вызывает беспокойство А.А.Хаменеи, поскольку он открыто выказывает свою поддержку М.Ахмадинежаду. Критика, пусть и не прямая, в его адрес слышится на фоне активно обсуждающегося в иранских эмигрантских кругах, тесно связанных с представителями зеленого движения внутри страны, лозунга «Долой валаят-е факих». Некоторые известные богословы в Иране разделяют идею о необходимости выведения государственного управления из-под контроля духовенства, хотя не все открыто заявляют о своей позиции, как это делал покойный Х.А.Монтазери. В то же время накануне очередной (сентябрьской) сессии Совета экспертов (органа, полномочного контролировать деятельность рахбара), проходящей дважды в год, появились сообщения о требованиях представителей прореформаторски настроенного духовенства о более тщательном контроле действий верховного лидера со стороны этого религиозного органа и даже ограничении его полномочий сферой культурно-идеологической. Высказывались сомнения и относительно достаточной компетенции лидера для проведения новой исламизации системы высшего образования, о необходимости чего заявил недавно А.Хаменеи.

Вероятно, что А.Хаменеи, заручившись поддержкой наиболее активных сторонников М.Ахмадинежада среди кумских духовников – аятоллы Месбаха Йазди и великого аятоллы Нури Хамадани, в ходе своей поездки в Кум попытается добиться подтверждения своих прав на звание «полноценного» великого аятоллы, чтобы упрочить свое положение среди прослойки высших богословов Ирана.

Ввиду закрытости всех тем, связанных с личностью рахбара, нет возможности оценивать его истинное положение в структуре государственной власти ИРИ. С одной стороны, за годы президентства М.Ахмадинежада произошла активизация роли лидера. А.Хаменеи часто появляется на публике, вмешивается во многие вопросы, и президент играет на имидж рахбара. В то же время аналитики отмечают, что он самый независимый от лидера и непредсказуемый президент. В последние месяцы все активнее проявляется его стремление сконцентрировать все большие полномочия в своих руках и в руках своих ближайших сторонников с тем, чтобы в дальнейшем контролировать все властные структуры. В своих стремлениях к упрочению собственной власти он подчас игнорирует или обходит прямые указания А.Хаменеи и нарушает конституционные нормы. Весьма вероятно, что лидер осознает опасность дальнейшей безусловной поддержки М.Ахмадинежада, особенно ввиду его активно проявляющихся устремлений закрепить и в дальнейшем пост президента за своими ближайшими сподвижниками, и в этой связи ищет другие рычаги для опоры.

Очевидно, что от результатов его официального визита в Кум и, в первую очередь, от того, сумеет ли лидер установить взаимопонимание с высшими кумскими авторитетами, будет связано дальнейшее развитие внутриполитической ситуации в ИРИ.

1.Как известно, Хаменеи не получил среди шиитских авторитетов Ирана признания как великий аятолла, хотя в 1994 г. был внесен Обществом преподавателей Кумского религиозного центра в список «аятолла-йе озма». Однако по настоянию аятоллы Монтазери, он был лишен права издавать фетву в Иране, и его «марджият» был признан лишь за пределами страны. Однако в Иране этот факт не афишировался.

52.73MB | MySQL:106 | 0,558sec