Современная политика Пакистана на афганском направлении

На современном этапе со всей очевидностью прослеживается тенденция к активизации внешней политики Исламабада на региональном уровне. По мере приближения даты вывода коалиционных сил из Исламской Республики Афганистан среди основных внешнеполитических приоритетов Пакистана Афганистан начинает занимать все более весомое место. В качестве главных направлений политики Пакистана на афганском направлении определены обеспечение стабильности в северных (пограничных с ИРА) районах страны и снижение индийского влияния на Афганистан.

Можно считать, что Исламабаду удается достичь некоторых стратегических результатов в развитии взаимоотношений с афганским руководством. В сентябре 2008 г. Кабул поддержал приход к власти в Исламабаде нового президента А. Зардари. Х. Карзай был единственным среди руководителей иностранных государств, присутствовавшим на церемонии инаугурации нового пакистанского президента. После прихода к власти в 2008 г. нового пакистанского руководства между Исламабадом и Кабулом постепенно восстанавливается атмосфера взаимного доверия, которая была значительно ослаблена при предыдущих пакистанских администрациях. Об этом свидетельствуют порядка десяти встреч между президентами Пакистана и Афганистана за последние полтора года.

К наиболее актуальным вопросам современного периода пакистано-афганских отношений следует отнести сферы безопасности, транспорта, развития торгово-экономических отношений. Кроме вопросов урегулирования ситуации в общей пограничной зоне, постоянной темой двусторонних переговоров продолжают оставаться экономические аспекты сотрудничества, а именно: реализация проекта строительства Трансафганского газопровода (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). Борьбе с распространением экстремизма, ликвидации террористических угроз, противодействию наркотрафику, незаконной торговле оружием и контрабанде как региональным проблемам также придается все большее значение. Если раньше официальный Исламабад заявлял, что борьба с талибами — это «проблема Кабула», то нынешний президент Пакистана обещает «поддерживать Афганистан в любой ситуации», а пакистанское правительство будет действовать «исключительно с учетом интересов региона».

Пакистан стремится сохранять свое влияние на развитие ситуации в регионе, играть ключевую роль при реализации любых региональных стратегий в отношении Афганистана. Это проявляется в стремлении Исламабада расширить круг участников процесса афганского урегулирования. В частности, он выступает за включение «всех этнических групп Афганистана в процесс переговоров», а также, вопреки возражениям США, стремится привлечь к нему представителей афганских талибов, в частности Хаккани, боевые отряды которого базируются в основном в агентстве Северный Вазиристан в Пакистане и который в данный момент не принимает официального участия в политических процессах в ИРА. При этом Исламабад неоднократно подвергался жесткой критике со стороны Вашингтона и обвинениям в укрывательстве террористических элементов на своей территории.

В рамках международных форумов пакистанские представители постоянно подчеркивают исключительное значение, которое Исламабад уделяет афганскому вектору внешней политики, а также демонстрируют готовность ИРП к выполнению роли посредника в достижении согласия между афганскими властями и влиятельными этнополитическими силами в Афганистане.

Исламабад неоднократно инициировал возможность привлечения влиятельных представителей талибов к участию в нескольких раундах пакистано-афганской мирной Джирги и посредством содействия указанному диалогу стремился достичь согласия среди широких слоев общества. По мнению пакистанского руководства, исключение «умеренных талибов» (признающих Конституцию ИРА, сложивших оружие и инкорпорированных в экономическую жизнь страны. – Н.З.) из основных политических процессов в Афганистане провоцирует их дальнейшую радикализацию, обостряет ситуацию в пограничных районах и побуждает их лидеров к активизации действий на пакистанской территории.

В Исламабаде считают, что основной причиной увеличения притока афганских экстремистских элементов в Пакистан является усиление иностранного присутствия в Афганистане. В этой связи пакистанское руководство намерено привлекать контингент международных антитеррористических сил в Афганистане для обеспечения безопасности пакистано-афганской границы. Очевидно, что подобная тактика Исламабада направлена на создание определенного «защитного пояса» вдоль пакистано-афганской границы, а также на достижение согласия с местными племенными лидерами, имеющими возможность контролировать ситуацию на границах с Афганистаном после начала вывода коалиционных сил из Афганистана в 2011 г. Этим можно объяснить и действия пакистанской армии, подразделения которой, освободив от талибов территорию Южного Вазиристана, несмотря на давление США, так и не вошли в пограничный с Афганистаном Северный Вазиристан, где, как отмечают эксперты, наблюдается высокая концентрация экстремистских элементов.

Исходя из указанной тактики действий Исламабада, следует ожидать, что пакистанское руководство будет продолжать дистанцироваться от навязываемых Вашингтоном силовых сценариев урегулирования ситуации в регионе. Об этом, вероятно, свидетельствует решение пакистанского правительства о временном перекрытии на своей территории важнейшего наземного маршрута поставок военных грузов для международных сил в Афганистане. Подобные противоречия приводят к тому, что в последнее время стараются сократить транспортную зависимость от Пакистана, через который поставляется значительная часть грузов для международных сил (в начале афганской кампании эта цифра достигала 80%).

Активизируя внешнеполитическую деятельность на региональном уровне, Пакистан старается позиционировать себя в качестве ключевого элемента обеспечения региональной безопасности. Это позволит Исламабаду использовать значительные материальные ресурсы, направляемые международным сообществом на антитеррористические кампании. Так, реализация Вашингтоном региональной стратегии «АфПак» позволит Пакистану получить на протяжении последующих пяти лет 9,5 миллиардов долларов от США и еще порядка 7 миллиардов долларов от других международных фондов и организаций.

52.36MB | MySQL:103 | 0,425sec