Ливан: политический аспект в противовес юридическому

Ситуация в Ливане накануне обнародования результатов расследования международного трибунала по делу об убийстве бывшего премьер-министра Р.Харири серьезно обостряется. Ни для кого не секрет (это к вопросу о тайне следствия), что основными обвиняемыми на этот раз окажутся функционеры «Хизбаллы». Это очень удивительно, поскольку первый созыв трибунала пришел к диаметрально противоположным выводам, обвинив во всем сирийцев и антисаудовскую религиозную общину «Ахбаш». Чтобы понять метаморфозы следствия необходимо понять, чем руководствуется «беспристрастный трибунал». А руководствуется он, судя по всему, прежде всего политическими резонами, но никак не юридическими. В крайнем случае, выводы трибунала во многом определяются складывающейся политической коньюктурой в правящей верхушке Саудовской Аравии. Как представляется, Вашингтон и его европейские союзники в данном случае просто подстраиваются под линию Эр-Рияда, который получил «карт-бланш» на выработку стратегии именно в этом регионе. Но саудовскую верхушку явно «лихорадит», отсюда и резкая смена позиции судей трибунала. Это свидетельствует о борьбе за власть в саудовской элите, большинство представителей которой находятся уже в очень преклонном возрасте. Невольно напрашивается сравнение с СССР периода застоя. Таким образом, совершенно спокойно по усилению или ослаблению антисирийских настроений, как в Ливане, так и в выводах трибунала можно судить об укреплении той или иной группы в саудовском руководстве.

На первом этапе после явного антисирийского вывода, трибунал первого созыва был распущен, а результаты расследования фактически дезавуированы. Произошло это прежде всего по причине начала общего потепления между Эр-Риядом и Дамаском, инициатором которого стал король Абдалла и его сын Абдулазиз. Указанный тренд был поддержан Вашингтоном, ибо его лоббистом на тот период времени выступал министр обороны Р.Гейтс. Последний, как очень грамотный практик и реалист, отдавал себе полный отчет в том, что ключ к достижению стабильности в Ливане и прогресс в рамках процесса БВУ лежит именно в плоскости установления «особых» отношений с сирийцами и отрыве Дамаска от Тегерана. Отметим, что курс на «потепление» был принят Эр-Риядом буквально сразу после довольно жестких «антисаудовских» жестов, например, разоблачения террористов, действующих в «интересах определенных лиц в Эр-Рияде». Несмотря на то, что эти лица не назывались публично, в Дамаске довольно прозрачно указывали на принца Бандара. Принц, несомненно, является «заклятым врагом» нынешнего сирийского режима, что некоторые эксперты связывают с происками сына короля Абдулазиза и провалом экономических проектов Бандара на территории Сирии. Отметим, что по мере усиления «потепления» ослабевало влияние Бандара, что было обусловлено, в том числе, и прохождением длительного курса лечения в США. Вообще, похоже, что лечение за границей становится некой формой политической опалы в КСА. Главным итогом этого курса стало нормальное проведение выборов в Ливане и формирование правительства под премьерством С.Харири. Теперь уже определенно можно сказать о «цене вопроса». Приход к власти С.Харири стал возможным исключительно благодаря заключенной между саудовцами и сирийцами сделки: Дамаск обязался фактически «сдать» выборы взамен за исключение «сирийского следа» из выводов международного трибунала. Именно это и было сделано, что не помешало сирийцам в настоящее время довольно активно «подобрать к рукам» очень весомые политические силы в Ливане, приумножив свое политическое влияние за счет ливанских друзов, которые теперь являются неразделимой «просирийской силой» в стране. В остальном тактика по отрыву Сирии от Ирана успеха не имела, что совершенно не означает того, что эта практика признана ошибочной. В принципе молчание США по вопросам итога работы международного трибунала говорит пока только об одном. Давая возможность раздуть в очередной раз «антисирийскую кампанию», Вашингтон получает шанс в любой момент «потушить» ее, но уже за реальные уступки со стороны сирийцев.

Теперь настала очередь «поболеть» короля Абдаллы, который срочно выехал за рубеж для решения проблем со своим здоровьем. При этом некоторые эксперты серьезно сомневаются в официальной версии диагноза «межпозвоночная грыжа», полагая, что речь может идти о более серьезных вещах. В любом случае, король выбыл из активной политической жизни на довольно длительный срок, что сразу же сказалось на политике Эр-Рияда на сирийско-ливанском направлении. В его отсутствие «рулит» принц Султан и возвратившийся принц Бандар, что сразу же сказалось на выводах трибунала. Одновременно ослабло влияние сына короля Абдулазиза, который считается одним из основных представителей «сирийского лобби» в королевстве, что видимо, объясняется и тем фактом, что его матерью является уроженка этой страны. Совершенно очевидно, что мы наблюдаем ревизию достигнутых вышеупомянутых соглашений, причем не «открытым путем». То есть опубликование выводов трибунала имеет своей целью «дотянуться» до Дамаска через «Хизбаллу». Естественно, что сирийцам этого просто не надо, и последовали ответные действия как на уровне публичной угрожающей риторики лидеров ливанских шиитов, так и путем привлечения к разрешению возникших споров политических тяжеловесов, которые имеют несомненное влияние на развитие ситуации в стране.

Мы имеем ввиду недавний визит в Ливан иранского президента М. Ахмадинежада и предстоящий визит премьер-министра Турции Р.Эрдогана. Если с первым никакого диалога не получилось, а приглашали его именно для обсуждения вопросов возможной иранской реакции на обнародование выводов трибунала, то со вторым скорее всего удасться найти точки для компромисса. И тот, и другой визиты организованы администрацией ливанского президента М.Сулеймана, который выступает в качестве стабилизирующей силы и третейского суда. Как военный он понимает лучше всех возможные последствия мятежа «Хизбаллы» и предпринимает попытки не выпустить эту ситуацию из-под контроля. Р.Эрдоган, несомненно, сможет оказать в данном вопросе действенную помощь с учетом его влияния на Дамаск, а через него – на «Хизбаллу».

То есть констатируем, что выводы трибунала фактически согласуются с основными политическим силами вне самого Ливана, что превращает его вердикт в чисто политический процесс, но никак не юридический. Эти консультации должны завершиться до конца этого года. Об уровне накала борьбы свидетельствует и тот факт, что первоначально обнародование результатов расследования должно было состояться еще летом с.г.

34.95MB | MySQL:64 | 0,701sec