Иран: октябрь 2010 г. Военно-политическая ситуация

1.ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

Октябрь не был отмечен резким обострением внутриполитической обстановки. Однако ситуацию нельзя назвать благостной. По мнению заместителя начальника Генерального штаба вооруженных сил Ирана генерала Масуда Джазайири, в Иране идет «мягкая война», в которой победит сила, достигшая наибольших успехов в гонке вооружений.

Термин «мягкая война» все чаще употребляется официальными лицами Ирана и в прессе после президентских выборов в ИРИ в июне прошлого года, победу в которых одержал Махмуд Ахмадинежад. Оппозиция не признала итогов выборов и провела массовые акции протеста.

Под «мягкой войной» иранские власти подразумевают борьбу с внутренней оппозицией, с ее лидерами, с оппозиционными СМИ не признающими итогов выборов, с действующими за рубежом иранскими оппозиционными организациями, с Советом Безопасности ООН, с деятельностью международных организаций и стран, настаивающих на выполнении требований Совбеза ООН и МАГАТЭ в осуществлении Ираном национальной ядерной программы. Правомерно сказать, «мягкая война» — это борьба Тегерана со всем мировым сообществом, не принимающим многие аспекты политики ИРИ.

По словам генерала Джазайири, мир раскололся на «чистый ислам» (как характеризуют иранские власти шиитскую идеологию «хомейнизма», — официально принятую в Иране) с одной стороны, и сионизм вкупе с мировым империализм — с другой. По мнению генерала, в этой войне мирового масштаба победу одержит, естественно, Иран.

Для достижения этой победы, как считает председатель меджлиса ИРИ Али Лариджани, иранскому народу необходимо сохранить единство, чтобы помешать врагу осуществить его замыслы против Ирана и преодолеть разработанные США санкции. «Сохранение единства имеет большое значение для страны, поскольку разобщенность может дать врагам возможность воспользоваться ситуацией и вмешаться во внутренние дела Ирана», — сказал Лариджани.

Единство в ИРИ обеспечивается как идеологическими средствами, так и карательными. Причем идеологические зачастую превращаются в запретительные. Уже повседневным явлением стали закрытия неугодных властям печатных изданий, арест журналистов. В октябре власти Ирана заявили, что средства массовой информации, которые будут продолжать сообщать о лидерах оппозиции, лишатся лицензии и будут закрыты. Представитель министерства культуры и исламской ориентации ИРИ, курирующий СМИ, Эхсан Кази-заде подчеркнул, что государственное субсидирование иранских газет, которые не освещают деятельность правительства, будет прекращено.

Примечательно, что Всемирная газетная и информационно-издательская ассоциация WAN/IFRA присудила премию «Золотое перо свободы 2010» (2010 Golden Pen of Freedom) иранскому журналисту Ахмаду Зейдабади, отбывающему шестилетнее тюремное заключение по обвинению в распространении направленной против существующего в Иране строя пропаганды. Церемония присуждения наград прошла в немецком Гамбурге 6 октября. По словам организаторов, г-н Зейдабади был удостоен премии за «его выдающийся вклад в защиту и распространение свободы печати».

Награду иранского журналиста получил лауреат «Золотого пера свободы 2006» Акбар Гянджи. Он сказал: «Ахмад Зейдабади был среди тех, кто противостоял тираническому правлению, нарушающему конституционные права людей, и потому посажен, его уделом стала одиночная камера… Я не имею ни малейшего сомнения в том, что если бы Ахмад Зейдабади присутствовал здесь с нами, он бы разделил эту престижную награду с другими политическими заключенными». Г-н Зейдабади был арестован в августе 2009 году вместе с 40 другими журналистами и около 100 оппозиционерами после массовых протестов против официальных результатов президентских выборов в Иране. Суд приговорил журналиста к тюремному заключению сроком на шесть лет, ссылке на пять лет в отдаленном городе в пустыне и пожизненному запрету на писательскую деятельность.

Усилилась борьба с новыми IT-угрозами, то есть с глобальными интернет-сетями. Духовные и политические лидеры Ирана решили, что интернет крайне вреден для морального общества страны, посему надо создавать свой собственный – правильный, исламский. По заявлениям властей ИРИ, гигантская локальная сеть будет полностью отрезана от World Wide Web. Изначально на реализацию проекта планировали выделить 1 млрд долларов, однако законодатели в иранском парламенте не поняли значения проекта и деньги выделять отказались. Несмотря на это, правительство ИРИ в 2009 году потратило на проект 560 млн долларов. Экономическим оправданием для создания сети является «избавление от американской зависимости». Политический смысл проекта понятен, как пишут наблюдатели, – власти полностью закупорят население страны в интернет-пузыре собственного производства.

Но угроза, по мнению властей ИРИ идет и от университетов. Иран обвинил Запад в попытке навредить исламскому государству через влияние на молодое поколение страны «декадентской» культурой. Представитель министерства просвещения Аболфазл Хасани заявил: «Гуманитарные науки основаны на принципах материализма, противоречащих божественному исламскому учению. Такое обучение приведет к распространению сомнений в религиозных учениях Ирана». В связи с этим, Тегеран не позволит своим университетам преподавать некоторые дисциплины, которые считает «слишком западными», а также пересмотрит некоторые существующие курсы, заявило министерство просвещения страны. В частности, учебные планы будут пересмотрены у таких предметов, как юриспруденция, менеджмент, социология, изучение прав человека, философия, психология и политология. По мнению министерства просвещения Ирана, содержание этих наук основано на Западной культуре, и их необходимо привести в соответствие с исламским учением.

Власти Ирана обеспокоены не только воздействием интернета и учебных программ университетов на умонастроения иранцев, но и влиянием ухудшающегося экономического положения страны и, соответственно, ее граждан на их сознание. В октябре набрала силу пропагандистская кампания под лозунгом «Махмуд Ахмадинежад – самый бедный президент мира». Проведение такой кампании, вне всякого сомнения, связано с отменой государством субсидий на продукты и товары первой необходимости, что больно бьет по интересам всех иранцев, но, прежде всего, по экономически слабым слоям населения. Официальная иранская пресса пишет о скромности и бескорыстии президента. Г-н Ахмадинежад, до того, как превратился в могущественного мэра Тегерана, а затем в президента, был скромным лектором в университете, и его доход не превышал 250 долларов в месяц.

За годы своей блестящей политической карьеры Ахмадинежад в материальном плане, ничего не получил. Став мэром Тегерана, он отказался переезжать в роскошный дворец – резиденцию мэра, и остался жить в своем старом семейном доме в бедном квартале южного Тегерана. В собственности семьи президента – один автомобиль – Peugeot 504 1977 года выпуска. Аналитики задают вопрос — согреют ли рассказы о бедности и бескорыстии президента население страны, которому в наступающую зиму предстоит платить в 5-6 раз больше привычного за мазут и газ? Ответ на него, будет получен в ближайшем будущем.

При этом уже сегодня все больше иранцев выступают против политики нынешнего руководства, хотя массовых выступлений подобно тем, которые проходили во второй половине 2009 года, не наблюдается. В октябре по поводу этих выступлений духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи высказался в том ключе, что столкновения, произошедшие после президентских выборов 2009 года, обезопасили страну от политических микробов. Надо понимать эти «микробы» проявились и были уничтожены «здоровыми силами общества». Тем не менее, оппозиция есть. Она, правда, многопланова, разношерстна и разобщена. Она уходит глубже в подполье, надеясь там найти возможности к консолидации и одновременно предоставляя своим лидерам делать заявления. Так, оппонент Ахмадинежада Мир-Хосейн Мусави предложил провести референдум по вопросу о доверии президенту Ирана.

Однако в деле единения народа только пропагандой и пиар-кампаниями иранские власти, судя по всему, не намерены ограничиваться.

В октябре была отмечена серия арестов оппозиционеров. В начале месяца силы безопасности ИРИ арестовали Эбрахима Йазди — лидера запрещенной организации «Движение за свободу Ирана». Вместе с ним был арестован и его заместитель Хашем Саббаггиан. Г-н Йазди был советником покойного верховного духовного руководителя Ирана аятоллы Хомейни, занимал пост первого министра иностранных дел ИРИ после свержения шаха в 1979 году.

В середине месяца такая же мера была применена против лидера запрещенной политической партии «Исламский фронт совместных действий» (Мошаракят) Али Шакурирада. Как заявил иранским СМИ прокурор Тегерана Аббас Джафари Долатабади, его арест был произведен из соображений государственной безопасности. Г-н Шакурирад известен как наиболее жесткий критик правительства Махмуда Ахмадинеджада. В сентябре этого года Фронт, возглавляемый арестованным, а также партия «Организация бойцов исламской революции» (Моджахедине энгелаб-е эслами) были запрещены за поддержку экс-премьера Ирана Мир-Хосейна Мусави на президентских выборах 12 июня 2009 года. Сторонники г-на Шакурирада считают, что преследование их лидера началось после публикации на его личном веб-сайте, где он заявил, что партия «Исламский фронт совместных действий» прошла законную регистрацию, никогда не находилась под судом и никто не имеет права лишать ее политической активности. Он также добавил, что заявления о том, что его партия была запрещена на законных основания — «ложь» и «правовая дискредитация».

Арестован также сын члена Совета старейшин (Хобреган) Ирана аятоллы Абулькасима Хазали — Мехди Хазали. Он обвиняется в ведении пропаганды против нынешнего режима в ИРИ и распространении ложных сведений. В последние годы в своем блоге Мехди Хазали неоднократно критиковал президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. К тому же, он обвинил президента Ирана в том, что тот является евреем, но скрывает это, поменяв свою фамилию. Отец арестованного — аятолла Абулькасим Хазали — является одним из авторов Конституции ИРИ.

В связях с иранской контрреволюцией обвиняются и иностранцы. В октябре были задержаны двое иностранных журналистов, работающих на немецкий журнал Bild am Sonntag. Они пытались взять интервью у сына обвиняемой в супружеской измене и причастности к убийству мужа иранки Сакине Мохаммади-Аштиани. Официальный представитель иранского МИД Рамин Мехманпараст заявил, что задержанные связаны с контрреволюционными движениями. Кроме того, они въехали в ИРИ в качестве туристов и не имели аккредитации, необходимой журналистам для работы в Иране. Власти Ирана не сообщили подробности задержания журналистов, однако сказали, что задержанные лишь делали вид, что являются репортерами. Их настоящая миссия остается неизвестной. Канцлер Германии Ангела Меркель призвала власти Ирана освободить двух иностранцев предположительно граждан ФРГ.

12 октября, стало известно о решении иранских властей выслать из страны журналиста испанской газеты «Эль Паис» Анхелес Эспионса. Он оставался одним из немногих репортеров, которым разрешалось работать в Иране. Причину высылки власти страны не назвали.

В октябре продолжалась уже ставшая привычной «шпиономания». СМИ сообщили о раскрытии факт шпионажа на атомных объектах. Об этом сообщил вице-президент Ирана Али Акбар Салехи, По его словам, некоторым сотрудникам ядерных объектов пообещали хорошее вознаграждение за передачу секретной информации на Запад. Он не уточнил никаких подробностей относительно источника информации или периода времени, когда именно происходил сбор секретных сведений. «Теперь все ходы перекрыты и возможность утечки информации практически сведена к нулю», — заявил вице-президент Ирана. Он отметил, что раньше персонал ядерных объектов имел легкий доступ к информации, но с этого момента на объектах усилены меры безопасности.

Кроме того, сотрудникам Организации по атомной энергии Ирана увеличена зарплата. Всем работникам были розданы буклеты с подробным объяснением всевозможных уловок, с помощью которых западные спецслужбы могут попытаться завербовать сотрудников ядерных объектов.

В течение месяца генеральный прокурор Тегерана Аббас Джафари-Долатабади неоднократно объявлял об аресте очередной шпионской группы, в которую входили семь шпионов, работавших на западные разведслужбы. Среди них есть также два иранца, которые шпионили на израильские спецслужбы. Прокурор не назвал имен задержанных, но сказал, что они получали деньги от израильской разведки. Он сказал об одном из задержанных, что ему 28 лет, что он работал в иранской авиакосмической промышленности и собирал секретную информацию. Другой подозреваемый в шпионаже в пользу Израиля описывается прокурором Тегерана, как занимавшийся внутренней ситуацией в стране и связанный с оппозиционными группами, действующими против режима. Генеральный прокурор добавил, что обвинительные заключения против задержанных уже подготовлены и будут вскоре представлены в суд.

Ранее г-н Долатабади заявил, что спецслужбы ИРИ арестовали по подозрению в шпионаже пять человек в Тегеране. По словам прокурора, арестованные за деньги шпионили в интересах иностранных государств, в том числе США. Дата начала процесса над арестованными и их гражданство не сообщаются. Прокурор призвал должностных лиц страны «быть бдительными, так как враги пытаются заполучить детальную информацию во всех областях». В начале октября Долатабади уже объявлял об аресте нескольких предполагаемых шпионов, пытавшихся добыть сведения о ядерной программе Ирана.

Продолжается история с тремя американскими туристами, обвиненных в шпионаже. Иранские власти арестовали Шейна Бауэра, Джоша Фаттала и Сару Шурд в прошлом году, обвинив их в незаконном пересечении ирано-иракской границы. В сентябре г-жа Шурд была освобождена под залог в 500 тысяч долл. США. Обвиняемые не намерены признавать себя виновными. Адвокат арестованных г-н Шафии заявил, что против его клиентов нет достаточных улик и отсутствуют какие-либо доказательства того, что они занимались шпионской деятельностью. Члены их семей говорят, что если обвиняемые и пересекли границу, то это произошло случайно.

Кроме шпионов в человеческом облике иранские власти ведут борьбу против компьютерных виртуальных террористов. Министр информации (разведки и контрразведки) Ирана Хейдар Мослехи заявил в октябре, что компьютерный «червь» Stuxnet, который якобы был создан для поражения иранских промышленных объектов, обнаружен еще в июне и контролируется. Его атака была предотвращена. Иранские эксперты говорят, что «червь», возможно, был создан при поддержке государственных организаций США или Израиля для поражения программного обеспечения системы управления, используемой в иранской промышленности, в том числе на ядерных объектах ИРИ.

Однако, несмотря на жесткий контрразведывательный режим, в октябре произошли несколько чрезвычайных происшествий. В том числе наиболее серьезное – три взрыва на военной базе на западе Ирана в районе города Хорремабад. По данным аналитиков, этот военный объект является ракетной базой имени имама Али Корпуса стражей исламской революции. Эта крупнейшая подземная ракетная база на Ближнем и Среднем Востоке. В результате взрывов было уничтожено часть баллистических ракет «Шихаб-3», пусковых установок, боеголовок и тоннелей. Имеются потери среди личного состава базы. Причины взрыва иранской стороной не сообщаются.

Напомним, что в сентябре в городе Мехабад на северо-западе Ирана во время военного парада был совершен теракт, в результате которого погибли 12 человек и около 80 получили ранения. Иранские власти обвинили тогда в организации взрыва «антиреволюционных боевиков, которые действовали при поддержке иностранных врагов Ирана».

Наиболее активными бойцами против режима в Тегеране продолжают оставаться боевики белуджской суннитской организации «Джундалла», действующие на юго-востоке Ирана и курдские сепаратистские группировки близкие к «Пежак» — организации, связанной с Курдской рабочей партией и действующей в иранском Курдистане. В начале октября неизвестные открыли стрельбу по полицейскому патрулю в столице провинции Курдистан, городе Сенендедж. Погибли пять человек, четверо из них — сотрудники правоохранительных органов. Еще девять человек, среди которых пять офицеров полиции и четверо гражданских лиц, получили ранения.

В октябре также пришли сообщения, что боевики «Джундаллы» заявили, что они захватили в заложники сотрудника Организации по атомной энергии Ирана Амира Хоссейна Ширани, пригрозив, что они предадут гласности все секреты национальной ядерной программы, если власти страны не отпустят на свободу 200 политических заключенных. Тем не менее, власти Ирана утверждают, что Ширани вовсе не является экспертом в области ядерной энергетики и никакими секретами не владеет, поскольку он обыкновенный чернорабочий. Однако иностранные специалисты полагают, что Ширани – известный эксперт по иранской ядерной программе.

В конце месяца из иранской провинции Систан-Белуджистан пришла информация, что спецслужбами арестованы сначала четыре лица, обвиняемые в организации взрывов в городской мечети города Захедан и других террактах, затем еще трое. Правда, не совсем ясно, идет ли речь об одних и тех же подозреваемых.

Для повышения эффективности борьбы с преступными элементами в Иране стали больше внимания уделять привлечению женщин-полицейских. Совершенствуется их подготовка. По информации Главного управления полиции ИРИ, в центрах дисциплинарной подготовки полицейских проходят обучение 5300 женщин-полицейских. В Полицейской академии Тегерана функционирует женское отделение.

Выпускницы академии работают не только в канцелярии. Они также служат в иранских органах спецслужб и борются против преступниц. Девушки, оканчивающие четвертый курс академии, обучены всему. Они проходят тренинги, организованные органами спецслужб, и обучаются стрельбе, борьбе, отслеживанию преступника на автомобиле, а также обучаются стрельбе из пулеметов и минометов и пользованию взрывными устройствами. Они полностью подготовлены для службы в женском батальоне. В ИРИ женщины дослужились до звания майора в области медицинской экспертизы, криминалистики, а также при обыске женщин и проверке принадлежащих им вещей и в выявлении притонов.

Однако увеличение количества женщин в спецслужбах ИРИ не смягчает приговоры. В октябре пришла информация, что три иранских футболиста могут сесть в тюрьму за поцелуй фанатки в одном из аэропортов Ирана. По закону ИРИ, введенному после исламской революции в 1979 году, любой физический контакт между мужчиной и женщиной, не связанных между собой родством, запрещен. Поведение футболистов было названо аморальным. По решению суда нарушитель закона может получить несколько ударов плетью, денежный штраф или тюремный срок. Отметим, что в 2003 году иранская актриса Гохар Кейрандиш была приговорена к 74-м ударам плетью за поцелуй режиссера во время церемонии награждения.

Плети – это, конечно, больно, но все же не так как топор. В октябре в одной из тюрем Ирана приведён в исполнение приговор, по которому осуждённому за кражу мужчине отрублена рука. Как сообщили государственные СМИ, во время экзекуции присутствовали другие осужденные. В Иране, где уголовное право основано на строгой трактовке законов шариата, предусмотрено наказание в виде отрубания рук за кражи и грабежи. В последние годы, однако, оно практически не применялось. Некоторые наблюдатели считают, что нынешний случай может стать сигналом к тому, чтобы публичные экзекуции стали применяться чаще. В октябре подобный приговор был вынесен по делу еще одного жителя Ирана, которого обвинили в краже сладостей из магазина.

Видимо, сгущающиеся сумерки во внутриполитической обстановке в Иране вынуждают иранцев уезжать из страны. Причем это относится и к элите иранского чиновничества – к дипломатам. За 2010 год уже трое высокопоставленных дипломатов с семьями остались на проклинаемом Тегераном Западе. В октябре Финляндия предоставила политическое убежище одному из них — бывшему советнику по экономическим вопросам посольства Ирана в Хельсинки Хусейну Ализаде, объявившему в сентябре о своем решении остаться на Западе. «Я получил политическое убежище и статус беженца. Они были предоставлены всей моей семье, состоящей из пяти человек», — заявил г-н Ализаде, добавив, что он очень счастлив вынесенному решению. Решение относительно Ализаде было принято в столь короткие сроки, исходя из отношения иранских властей к представителям оппозиции.

Вполне вероятно, что неопределенность внутриполитической и экономической ситуации в стране влияет и на демографические показатели. Так, в октябре поступила информация из Управления записи актов гражданского состояния иранской провинции Тегеран. За первое полугодие текущего года (в Иране новый год начинается с 21 марта) число заключаемых в Тегеране браков сократилось на 6%, а разводов увеличилось на 4%. За этот период в Тегеране зарегистрировано 63330 бракосочетаний, в прошлом году эта цифра составляла 68059. В течение прошедших шести месяцев в Тегеране зарегистрировано 17846 разводов, а в прошлом году — 17100. При этом смертность в Тегеране повысилась на 7% при увеличении рождаемости только на 3%.

 

 

2.ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

 

В октябре лидер иранской оппозиции Мир-Хосейн Мусави предложил провести референдум по вопросу о доверии президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду. В заявлении г-на Мусави говорится, что внешняя политика Ахмадинежада вредит интересам Ирана и углубляет изоляцию страны.

Однако Тегеран в октябре демонстрировал стремление к тому, чтобы не допустить изоляции политико-дипломатической блокады. При этом верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил: «Иранскому народу удается противостоять угрозам со стороны влиятельных держав благодаря имеющейся у него силе и уверенности в себе… Несмотря на различные политические события в мире, которые должны были бы оказать негативное влияние на Иран, иранский народ в настоящее время оказывает влияние на все происходящие в мире изменения», — сказал он. Аятолла Хаменеи подчеркнул, что победа Ирана основывается на силе, которая поддерживается не при помощи денег, финансовых ресурсов и атомного оружия, но проистекает из веры.

На таком идеологическом фоне отмечалась дипломатическая активность ИРИ практически по всем направлениям. Примечательно, что Тегеран планирует отменить визовый режим для граждан соседних стран. Об этом заявил глава МИД Ирана Манучехр Моттаки. Разъясняя такую инициативу Тегерана, он сказал, что этот шаг поможет Ирану активизировать свое взаимодействие и связи с соседними странами. В целом предусматривается, что гражданам Ирана будет разрешен безвизовый въезд в 43 страны (правда, какие именно, сообщено не было).

Особый интерес иранская дипломатия традиционно проявляет к Южному Кавказу. Официальные лица Ирана вновь и вновь заявляли о готовности ИРИ стать посредником в урегулировании армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.

Причем активность Тегерана распространяется как на Армению, так и на Азербайджан. Показательным явился пример, приведенный сотрудником Аппарата президента Армении Сергеем Шакарянцем. Один из иранских региональных аятолл призвал объявить джихад всем тем, кто посягает на земли мусульман (явно подразумевались армяне). После этого в личной беседе г-на Шакарянца с этим аятоллой было высказано неудовлетворение таким антиармянским заявлением, учитывая уровень армяно-иранских отношений. Иранская сторона заверила, что это будет учтено, и буквально через несколько дней другой иранский аятолла призвал объявить Азербайджану священную войну в связи с разрушением шиитских мечетей на его территории.

Власти Армении постоянно подчеркивают, насколько они благодарны Ирану за его сбалансированную политику в регионе. Именно благодаря усилиям Ирана, Армении удалось избежать квалификации со стороны Организации исламская конференция карабахского конфликта как межконфессионального. Как отмечает уже упомянутый г-н Шакарянц, в Армении прекрасно понимают, что, несмотря на любую смену власти в Иране реально поход и оценка ситуации в регионе не меняется и это означает, что у Армении в лице Ирана есть завуалированный, но верный союзник. Этот союзник последовательно мешает деструктивным силам в Азербайджане и Турции переврать суть карабахского конфликта, и это главное.

Это вызывает определенное недовольство Баку. Хотя дипломатическая активность Ирана в отношении Азербайджана не меньшая. В последнее время состоялись встречи и переговоры министров обороны, спикеров парламентов, глав МИД и, наконец, президентов двух стран. Это явное свидетельство того, что Иран не собирается упускать Азербайджан из-под своего контроля.

Как свидетельствует армянский аналитик Сергей Шакарянц, все факты свидетельствует о смещении акцентов иранской внешней политики в направлении Закавказья, причем, как не парадоксально, это касается даже сугубо проамериканской Грузии. Соответственно, визиты первых лиц ИРИ в Азербайджан никак не свидетельствуют об азербайджанском крене в политике Ирана, а являются подтверждением общего закавказского крена.

Это доказывает и армянское направление иранской внешней политики. Так, в октябре стороны подписали Программу действий в рамках сотрудничества в сферах образования, науки и технологий на 2010-2013гг. В рамках программы стороны будут осуществлять ежегодный обмен студентами и аспирантами. Начата работа по признанию дипломов некоторых вузов Армении. Президент Ахмадинежад в октябре на встрече с премьер-министром Армении Тиграном Саргсяном так охарактеризовал двусторонние отношения: прогресс Армении – это прогресс Ирана и добавил: «народ Ирана всегда готов поделиться своим опытом с друзьями, поскольку считает их прогресс своим».

Тбилиси Тегеран также не обходит стороной. В Батуми в ближайшее время будет открыто генеральное консульство Ирана. Уже готов документ о безвизовом режиме между двумя странами. В сором времени он будет подписан и вступит в силу.

Отмечалась не только дипломатическая, но и военная активность Тегерана. Главнокомандующий ВМС Ирана контр-адмирал Хабиболла Сайяри заявил в октябре, что Иран готов к военно-морскому сотрудничеству со странами региона. «Мы можем расширять сотрудничество по обеспечению безопасности в регионе. Мы уверены, что для обеспечения безопасности нет необходимости в присутствии иностранных сил в регионе. Мы считаем, что наоборот, их присутствие приводит к беспорядкам, как это было в Ираке и Афганистане» — уточнил адмирал.

Не забывает Иран и центрально-азиатские государства. В октябре в различных форматах на высоких государственных уровнях прошли встречи и переговоры иранских представителей с коллегами из Казахстана, Таджикистана, Туркмении. Киргизии. Стороны отмечали хорошие двусторонние отношения и стремление развивать их.

Проблема Каспия, охватывает интересы как стран кавказского, так и центрально-азиатского региона. В октябре в Баку состоялась встреча заместителей министров иностранных дел прикаспийских стран для выработки соглашения по подготовке очередного саммита глав прибрежных государств. Стороны выражали стремление к согласию и сотрудничеству. Но, особых надежд на позитивное решение всех проблем Каспия не было ни у кого. Это, действительно, сложный вопрос. При создавшейся на сегодняшний день ситуации заключить общий договор о статусе Каспийского моря, по всей вероятности, не представляется возможным. Уж слишком отличаются взгляды на некоторые аспекты будущего Каспия у прибрежных стран. Кроме того, четыре страны (кроме Ирана) в той или иной мере для себя уже решили проблемы разграничения владений и их эксплуатации. Однако перспективы продвижения к общему согласию есть – и поможет в этом практическая работа на направлениях, где уже достигнут консенсус: это безопасность и экология. Совместная работа шаг за шагом приведет к общему пониманию места и роли этого уникального водоема для всех пяти стран.

Необходимо напомнить, что в течение почти 20 лет с момента возникновения проблемы определения статуса Каспийского моря, взгляды всех пяти государств по данному вопросу менялись. Накапливая опыт взаимодействия, они совершенствовали и сближали свои позиции. В результате, как говорят участники пятисторонних переговоров, от 75 до 90 % документа о статусе Каспия уже согласованы. Осталось самое сложное – общее согласие.

В октябре продолжалась активная политическая деятельность Тегерана в отношении Ирака и Афганистана. Отмечались личные встречи высших официальных лиц ИРИ и Ирака, а также их телефонные переговоры. Так, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в телефонной беседе с президентом Ирака Дж. Талабани выразил надежду на то, что формирование нового иракского правительства приведет к укреплению политических связей между Багдадом и Тегераном.

В октябре премьер Ирака, лидер шиитского блока «Государство закона» Нури аль-Малики посетил Тегеран и заручился поддержкой иранского руководства в деле формирования нового правительства страны. Иран, играющий все большую роль в иракской политике, уже заставил другого видного шиитского деятеля Ирака, Муктаду ас-Садра, поддержать Н. аль-Малики. Оппоненты «Государства закона» из суннитского объединения «Аль-Иракия» обвинили руководство шиитского Ирана во вмешательстве во внутренние дела Ирака.

По данным западной прессы, власти Ирана взялись за создание проиранского антизападного правительства в Ираке. Во время поездки по странам Ближнего Востока президент Ирана Махмуд Ахмадинежад призвал власти Сирии и руководство организации «Хизбалла» в Ливане сотрудничать с премьер-министром Ирака шиитом Нури аль-Малики.

Как было уже отмечено, Н. аль-Малики возглавляет политический альянс «Государство закона», который проиграл парламентские выборы в Ираке 7 марта 2010 года. При этом Н. аль-Малики удалось сохранить за собой место премьера, заручиться поддержкой США, Египта, Турции, а также Ирана. Как отмечает западная пресса, тот факт, что лоббированием Н. аль-Малики в исламских государствах занялся Ахмадинежад, говорит о попытке официального Тегерана создать в Ираке правительство, которое в будущем откажется от западной модели политического устройства. По данным СМИ, иранские политики действуют в данном направлении с сентября этого года.

В октябре состоялись переговоры, и был подписан меморандум о взаимопонимании по улучшению приграничного сотрудничества между Ираном и Ираком в целях активизации борьбы с терроризмом и предотвращения незаконного пересечения границы. Иранская сторона попросила Ирак предотвращать использование своей территории террористическими группами в качестве плацдарма для атак против Ирана. Две страны также договорились активизировать совместные пограничные комитеты для изучения и разрешения любых трудностей на совместных границах.

В мировых СМИ появились сообщения, что Тегеран финансирует наличными евро высших должностных лиц Афганистана. Официальный Кабул опроверг эту информацию, распространенную американской газетой New York Times. Как говорят в Кабуле, Иран оказывает Афганистану большую помощь в восстановлении и развитии его экономики, и эта помощь полностью транспарентна.

Практически одновременно с этим президент Афганистана Хамид Карзай признался в том, что работники его президентской администрации на регулярной основе все же получают крупные суммы наличных денег из Ирана. Г-н Карзай заявил, что получение наличных средств от дружественных Афганистану государств — «дело обычное, и процесс этот транспарентен». «Да, мы получаем от Ирана несколько раз в год суммы примерно в 500-600 тысяч евро, которые идут на оперативные расходы администрации», — сказал Карзай, подчеркнув при этом, что сам процесс траты этих денег не является закрытым и при желании о трате этих средств администрация может отчитаться.

В начале октября президент Сирии Башар Асад посетил Тегеран во главе представительной делегации, где встретился с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом и верховным лидером страны аятоллой Али Хаменеи.

В ходе встречи президенты Сирии и Ирана обсудили переговоры между Израилем и Палестинской национальной администрацией, ситуацию в Ираке, а также международные санкции против Ирана. Башар Асад заявил, что единственной целью палестино-израильских переговоров является повышение рейтинга президента США Барака Обамы. Махмуд Ахмадинежад в свою очередь отметил, что сирийский народ находится на передовой сопротивления и долгие годы противостоит агрессии сионистского режима. «Если бы не Сирия, ни одно государство региона не могло бы жить в безопасности, а от палестинского сопротивления не осталось бы и следа. Дамаск – благодетель арабов, мусульман и всего человечества», — подчеркнул президент Ирана. В знак признания поддержки палестинского и ливанского народов, а также за сопротивление империализму г-н Асад был удостоен высшей государственной награды Ирана – Большого национального ордена Исламской Республики. «Этот орден – признание нерушимого союза между нашими странами. Тесное сотрудничество Сирии и Ирана отвечает интересам всего региона», — заявил президент Сирии.

Башар Асад встретился также с верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. Он сказал, что усилия Соединенных Штатов по подрыву движения сопротивления в регионе Ближнего Востока не принесут плодов. Он похвалил Сирию за ее силу и терпение перед лицом внешнего давления и призвал к расширению связей между Тегераном и Дамаском. Оценивая отношения между двумя странами, Хаменеи назвал их превосходными, и выразил глубокое удовлетворение расширением экономического и технологического сотрудничества.

Проходили двусторонние контакты и по линии спецслужб. Министр информации (разведки и контрразведки) ИРИ Хейдар Мослехи встретился в Дамаске с президентом Сирии Башаром Асадом. По словам Мослехи целью визита является расширение связей между Дамаском и Тегераном. В ходе трехдневного визита г-да Мослехи и Асад обсудили ряд вопросов, главным образом ситуацию в ближневосточном регионе и мирный процесс между Израилем и палестинцами.

Безусловно, в октябре самым знаменательным событием во внешней политике Ирана стал визит президента Ахмадинежада в Ливан. В ходе своего двухдневного визита президент Ирана встретился с высшими должностными лицами страны, политическими лидерами, представителями общественности, учеными и студентами в Бейруте и южном Ливане. Между странами было подписано 17 документов в сферах энергетики, строительной, сельскохозяйственной и других. Кроме того, перед возвращением в Тегеран иранский президент встретился с генеральным секретарем «Хизбаллы» шейхом Хасаном Насраллой, который вручил Ахмадинежаду в качестве сувенира пистолет израильского военнослужащего, «конфискованный» членами «Хизбаллы». Движения «Хезболла» и АМАЛЬ в совместном заявлении поблагодарили президента Ирана Махмуда Ахмадинежада за его визит в Ливан, назвав его знаковым для крепких отношений между двумя странами, и за поддержку ливанского народа.

Разумеется, не обошлось, как водится в таких случаях, без порицаний в адрес Израиля, его курса на агрессивные вторжения на территорию Ливана, попытки попрания суверенитета республики, оккупацию ливанских, сирийских и палестинских земель. Прозвучало и осуждение израильской поселенческой деятельности и политики евреизации. И, вероятно, дорогого стоит поддержка ливанским президентом Мишелем Сулейманом права Ирана, как и любого другого государства, разрабатывать программу мирной ядерной энергетики. Сулейман напомнил Израилю о необходимости выполнять резолюцию 1701, предписывающую выход израильтян с оккупированных ливанских земель. Аналитикам показался любопытным впервые прозвучавший на таком уровне призыв сторон отличать государственный терроризм от движений сопротивления.

Политологи усматривают в визите подтверждение предположений, что вихрь ближневосточных событий «прибирают к рукам», управляют им две-три знаковые фигуры, одна из которых, несомненно, Иран. Визит подтвердил готовность Тегерана использовать «Хизбаллу» и ХАМАС в своих интересах против Израиля.

В целом, реакцию населения Ливана журналисты определили так: «буйный восторг шиитов, холодная сдержанность суннитов, гнев христиан».

В Бейруте после визита Ахмадинежада в Ливан должен был состояться саммит глав Ливана, Ирана, Сирии и Турции. Но в самый последний момент он был отменен. Наблюдатели полагают, что одной из причин отмены саммита было поведение Махмуда Ахмадинежада в Ливане. Вполне вероятно, что инициатором отмены встречи был король Саудовской Аравии Абдалла.

Саудовский монарх в течение месяца несколько раз беседовал с иранским президентом. Примечательно, что первый разговор состоялся накануне визита Ахмадинежада в Ливан. Махмуд Ахмадинежад и король Абдалла обсудили региональные проблемы, включая ситуацию в Ираке и Ливане. Но не стоит забывать, что ныне ситуация характеризуется ростом внутреннего напряжения между поддерживаемой Ираном «Хизбаллой» и прозападно настроенным ливанским парламентским большинством, пользующимся поддержкой Саудовской Аравии.

Второй разговор двух лидеров, имел место после ливанского визита, который вызвал широкий резонанс. Следует отметить, что разговор саудовского и иранского лидеров состоялся на фоне сообщения о том, что Пентагон обратился к Конгрессу с просьбой одобрить сделку о продаже Эр-Рияду оружия на сумму 60 млрд долларов. По мнению экспертов, новое оружие должно усилить королевство в противостоянии с ИРИ. Речь идет о самой масштабной сделке по приобретению оружия Саудовской Аравией. Королевство планирует модернизацию 70 ранее приобретенных самолетов и покупку 84 новых, на общую сумму в 29,4 млрд долларов. Эр-Рияд планирует также закупку вертолетов на 31 млрд долл.: 72 UH-60 Black Hawk, 70 AH-64D Longbow Apache, 36 AH-6 Little Bird, а также 1000 систем «умных бомб», 400 противокорабельных ракет Harpoon, 600 антирадарных ракет Raytheon HARM и другие виды вооружений.

В свою очередь, израильский президент Шимон Перес отметил, что Израиль должен войти в положение США в области безопасности, так же, как США входят в положение Израиля. «Мы должны им помочь не декларациями, а прекращением вторичного конфликта с палестинцами, и дать им возможность сосредоточиться на настоящей угрозе и для США, и для Израиля», сказал Перес, имея в виду Иран.

Соединенные Штаты удивили в октябре многих. Официальный представитель Государственного департамента США Филип Кроули направил 28 октября письмо президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду, поздравив его с днем рождения – 55-летием. Г-н Кроули выразил надежду, что на 56-м году жизни президента в отношениях между Ираном и миром будет отмечена определенная особенность. В своем поздравительном послании Кроули попросил также у президента Ирана, чтобы тот, по случаю своего дня рождения, освободил двух американцев.

Однако несколькими днями раньше во время своего очередного выступления президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что однажды США придется извиниться, и страна будет «умолять» иранское руководство вернуться к дипломатическому сотрудничеству. При этом глава исполнительной власти ИРИ предположил, что американская администрация стала слишком слабой, чтобы хоть как-то навредить Ирану.

Не складывались отношения Тегерана и с Лондоном. Пришло сообщение, что Уэльский принц Чарльз намерен запретить строительство современного здания посольства Ирана и Мусульманского культурного центра в Лондоне. Данная недвижимость должна была строиться в одном из самых дорогих районов Британии рядом со старинной церковью. Современный дизайн нового здания возмутил богатых жителей района и экспертов по наследию.

Сложности отмечались в октябре и на российско-иранском направлении. Причина: поддержка Москвой антииранских санкций и, как следствие — возможное свертывание торгово-экономических отношений, но в первую очередь – военно-технических. Иранские политики убеждены, что правительство должно подать иск на отмену контракта по поставкам зенитно-ракетных комплексов С-300 и добиться от России выполнения договоренности. Член комиссии иранского парламента по внешним делам и национальной безопасности Казем Джалали сказал, что Иран должен преследовать Россию в судебном порядке за отказ выполнить взятые на себя обязательства. По его словам, данные действия необходимы для защиты законных прав ИРИ. Министр обороны Ирана Ахмад Вахиди по поводу отказа России поставлять зенитно-ракетные комплексы ПВО С-300 сказал, что только выполнение взятых на себя обязательств может сохранить дружественные отношения двух стран. По словам генерала Вахиди, договор о зенитно-ракетных комплексах ПВО С-300, подписанный с Россией, не содержит никаких противоречий международным обязательствам и законам. «Этот вопрос был ясно отмечен в тексте подписанного двумя странами договора, — подчеркнул он. — С другой стороны, Россия должна была передать Ирану С-300 за два года до принятия резолюции номер 1929 Совбезом ООН. И в этой резолюции также нет никакого упоминания в связи с зенитно-ракетными комплексами».

Но кроме военно-политических на Ближнем и Среднем Востоке проходят и другие сложные процессы. Так, по мнению Сама Йегназара — основателя крупной иранской христианской организации «Служение Элам», — в этом регионе десятки тысяч мусульман приходят к вере во Христа. Он сказал об этом в октябре на третьем Лозаннском конгрессе «Проповедь Евангелия миру» в городе Кейптаун (Южно-Африканская Республика). По словам г-на Йегназара, в 1974 году, когда проходил первый Лозаннский конгресс, всего насчитывалось примерно 500 обращенных из ислама иранских христиан, но за последующие 30 лет во Христа уверовали столько мусульман, сколько не уверовали за последние 1300 лет.

!Сегодня Иран — это страна с бесчисленным числом открытых сердец. Сейчас это самый открытый для восприятия Евангелия народ во всем мире. Десятки тысяч иранцев обращаются ко Христу», — свидетельствует Йегназар.

В свою очередь, представитель одной из христианских Церквей Палестины выразил мнение, что настоящий мир на Ближнем Востоке может быть достигнут только через Христа. По его словам, палестинские христиане, зная о крестных страданиях Спасителя, «уклоняются от яда ненависти» и «открывают свои сердца соседям-мусульманам и вселяющим страх израильским солдатам».

На проходившей в октябре в ЮАР третьей Лозаннской конференции, известной также как «Кейптаун 2010», принимают участие свыше 4 000 церковных лидеров из более чем 190 стран мира.

Видимо, не в последнюю очередь эти процессы беспокоят Тегеран и побуждают искать ответы в диалоге с Ватиканом. В октябре заместитель главы МИД Ирана по делам Европы Али Ахани в телефонной беседе с главой МИД Ватикана Домиником Франсуа Жозеф Мамберти заявил, что «Общества, особенно западные, сталкиваются с серьезными проблемами из-за смены духовных и человеческих ценностей…. Эти обстоятельства делают все более необходимым тесное сотрудничество между исламом и христианством». Он также добавил, что религия придает большое значение человеческому достоинству, но, по его словам, «к сожалению, Запад использует права человека в качестве политического инструмента». «Ислам и христианство могут совместно воспрепятствовать распространению антирелигиозных течений», — сказал Ахани.

В свою очередь, Мамберти отметил многовековое мирное сосуществование последователей религий на Ближнем Востоке и добавил, что культурное и религиозное разнообразие является «бесценным наследием». По его мнению, конструктивный диалог может предотвратить напряженность и укрепить мир и дружбу между мусульманами и христианами. «Мы не должны позволить экстремистам очернить образ и статус религии», — сказал г-н Мамберти.

Двадцатые числа октября смело можно назвать днями Латинской Америки. Сначала Тегеран посетил президент Венесуэлы Уго Чавес. Лидеры двух стран Махмуд Ахмадинежад и Уго Чавес на официальной встрече в Тегеране заявили, что Иран и Венесуэла «едины в своих усилиях по установлению нового мирового порядка». Они осудили «американский империализм» и заявили, что их противники никак не смогут воспрепятствовать сотрудничеству двух стран. Оба президента назвали свои отношения «стратегическим альянсом, призванным ликвидировать существующий миропорядок». Новый порядок, по словам венесуэльского и иранского президентов, будет основан на принципах гуманности и справедливости. Махмуд Ахмадинежад предупредил, что те, кто стремится сегодня к мировому господству, «находятся на пороге коллапса». Уго Чавес осудил военную угрозу, которой подвергается сейчас Иран, а г-н Ахмадинежад, в свою очередь, назвал венесуэльского лидера «братом». В ходе официального визита в Иран Угот Чавес заключил с иранским коллегой 11 соглашений о сотрудничестве в нефтяной и газовой сферах, в текстильной промышленности, торговле и других сферах экономики.

Президент Боливии Эво Моралес также посетил Тегеран c трехдневным государственным визитом. Стороны подписали несколько соглашений о сотрудничестве по ряду вопросов, в том числе, о передаче иранских технологий южноамериканской стране, а также соглашение о проведении совместных проектов на сумму 1,1 млрд долл. в течение последующих пяти лет. Средства должны пойти, в частности, на развитие нефтегазовой отрасли, горнодобывающей промышленности, сельского хозяйства и культуры.

Не был забыт и Остров Свободы. Официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст поздравил народ и правительство Кубы с утверждением резолюции, осуждающей односторонние санкции США против кубинского народа. «Утверждение осуждающей резолюции свидетельствует об абсолютном единогласии международной общественности по поводу незаконности и бесчеловечности санкций против различных народов», — сказал г-н Мехманпараст.

Укрепляются связи ИРИ и с Африкой. Глава МИД Ирана Манучехр Моттаки посетил ряд африканских стран: Буркина-Фасо, Гану, Того. Иранский министр встречался с руководителями этих стран и своими коллегами.

Нет сомнений, что октябрь был месяцем борьбы Тегерана за предотвращение политико-дипломатической изоляции. Причем эта борьба велась по всем географическим направлениям, на всех континентах.

 

 

3.ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

 

В октябре Иран сделал ключевой шаг на пути введения в эксплуатацию АЭС в Бушере, приступив к загрузке топлива в реактор. По завершении подготовительных работ, которые продлятся не менее месяца, состоится физический запуск реактора. Между тем, в отличие от прошлых лет, реакция Вашингтона на продолжающиеся работы на атомной станции в Бушере оказалась неожиданно благосклонной. Госсекретарь США Хиллари Клинтон назвала проект образцом мирной атомной программы и призвала не путать его с другими иранскими объектами, вызывающими озабоченность мирового сообщества.

Однако противники иранского правительства предупредили об опасности этого проекта. В частности, один иранский политэмигрант – Мохаммед Мохаддесин (Национальный совет иранского сопротивления) – убежден, что никто не должен доверять иранскому режиму. Помогать с Бушерской АЭС – это большая ошибка правительств западных стран. Иранские власти все еще относятся с пренебрежением к международным выступлениям против ядерной программы страны.

В октябре также появилась информация, что Иран находится на начальной стадии переговоров с Россией о поставках радиоизотопов и других материалов, необходимых для ядерной медицины. Как заявил президент Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи: «Иран и Россия заключили соглашения по ядерной медицине, в соответствии с которыми пробные партии российских радиоизотопов будут высланы в Иран для тестирования. Если мы найдём их соответствующими стандартам, то мы заключим с россиянами большой контракт». Он назвал Москву «надёжным партнёром» в сфере ядерной медицины.

Иран постепенно продвигается вперёд в своей ядерной программе, но время для поиска дипломатического решения иранского кризиса всё ещё есть. Так охарактеризовал ситуацию ушедший недавно в отставку глава департамента по гарантиям МАГАТЭ Олли Хейнонен. Он описал текущий прогресс иранцев как «медленный, но неуклонный» и отметил, что Иран не достиг стадии промышленного производства в сфере обогащения урана. «Тем не менее, время уходит», — добавил Хейнонен. «Они добиваются успехов, но время для компромисса ещё остаётся».

Здесь следует отметить, что за год — с августа 2009 по август 2010 – количество установленных центрифуг в Натанзе увеличилось с 8308 единиц до 8856 (+548), в то же время действующих агрегатов уменьшилось с 4592 до 3772 (-820), а неработающих – возросло с 3716 до 5084 (+1368). Олли Хейнонен отметил, что месячная производительность центрифуг в Натанзе сохраняется на стабильном уровне: «Допустим, что часть центрифуг отказала. Но это означает, что остальные стали работать лучше».

Только сами иранцы могут знать, какие цели преследует Иран в своей ядерной программе. «Они могут развивать её из соображений престижа, для обеспечения своей безопасности, чтобы стать региональным игроком… Это комплексный вопрос. Это (иранская программа по ЯТЦ) не предназначается только, скажем, для ядерного оружия или для производства топлива для Бушерской АЭС», — сказал г-н Хейнонен.

В октябре, находясь в Москве с визитом, глава МАГАТЭ Ю. Амано вновь призвал Иран выполнять свои обещания, данные мировому сообществу, в ядерной сфере. «Я обращаюсь к Ирану с просьбой, чтобы он полностью выполнял свои обязательства в ядерной сфере, — сказал г-н Амано. Говоря о задаче МАГАТЭ по отношению к Ирану, глава агентства подчеркнул, что ее суть в контроле за выполнением Ираном своих обязательств.

Достаточно полную картину нынешней ситуации по ядерной проблеме Ирана в свете требований МАГАТЭ представил Информационному агентству Trend (12.10.2010. http://ru.trend.az/news/politics/1764758.html) посол США в МАГАТЭ Глин Дэвис.

Г-н Дэвис считает, что серьезные нарушения Ираном своих обязательств перед МАГАТЭ и отсутствие полноценного с ним сотрудничества не дают возможности Агентству подтвердить мирный характер иранской ядерной программы. Согласно неоднократным сообщениям МАГАТЭ, Иран по-прежнему серьезно нарушает свои обязательства и отказывается предоставлять информацию и доступ, необходимые для прояснения вопросов Агентства не только в отношении возможной военной составляющей ядерной программы Ирана, но и постоянного расширения Ираном своей программы по обогащению урана.

Г-н Дэвис полагает, что отказ Ирана предоставить ясные ответы, а в некоторых случаях хотя бы часть ответов, на вопросы МАГАТЭ о военных ядерных исследованиях и незаявленных ядерных объектах не дает возможности Агентству подтвердить, что все аспекты ядерной программы Ирана являются мирными. Так, в последнем докладе генерального директора МАГАТЭ Ю. Амано говорится, что «… Агентство по-прежнему обеспокоено возможным осуществлением Ираном в прошлом или в настоящем скрытой ядерной деятельности с участием военных организаций, в том числе деятельности, связанной с развитием ядерной составляющей для производства ракет. Имеются признаки того, что некоторые из этих работ могли продолжаться даже после 2004 года». По мнению Дэвиса, очевидно, что согласие Ирана в 2003 году пересмотреть Код 3.1 Соглашения о всеобъемлющих гарантиях (СВГ) означает, что Иран на законных основаниях обязан обеспечить заблаговременное уведомление о новых ядерных объектах. «Иран является единственным государством, осуществляющим в значительной степени ядерную деятельность, которое имеет действующее СВГ, но не выполняет положений пересмотренного Кода 3.1», — сказал он. Кроме того, по словам Дэвиса, Иран не предоставил важную информацию о промышленных образцах реактора на тяжелой воде, который он строит в Араке, или о новой АЭС, которую он планирует построить в Дарховине.

 

Справка. По Соглашению о гарантиях (первоначальный Код 3.1) неядерное государство обязуется информировать МАГАТЭ о ядерных материалах, которые оно импортирует или производит внутри страны, о новых ядерных объектах и сообщает обо всех местах нахождения таких материалов. Инспектора же Агентства проводят независимую проверку и дают оценку полноты и точности заявлений государства относительно ядерных материалов и мест их нахождения, а также предназначения ядерных объектов. Согласно первоначальному коду 3.1 этого соглашения, государства должны информировать МАГАТЭ о новом ядерном объекте за 180 дней до появления на нем ядерного материала (объекта). Измененный код 3.1 требует информировать МАГАТЭ о начале строительства ядерных объектов немедленно.

Тегеран согласился на применение измененного кода 3.1 к Соглашению с МАГАТЭ о применении гарантий с декабря 2003 года. ИРИ перестала выполнять измененный код 3.1 в марте 2007 года.

 

В конце 2003 года Иран подписал Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и добровольно объявил о приостановке работ по обогащению урана. Однако позже он вернулся к этой деятельности. Обогащенный уран может использоваться для производства ядерного оружия. Вместе с тем он необходим и как топливо для атомных электростанций. Ряд государств, в том числе США, уверены, что Иран стремится к созданию ядерного оружия, и требуют предотвратить такое развитие событий. В ответ на отказ Тегерана прекратить обогащение урана Совет Безопасности ООН ввел санкции. Однако Иран утверждает, что как участник ДНЯО он имеет полное право на использование ядерных технологий в мирных целях.

Что касается завода по обогащению урана «Фордоу» в Куме, Иран по-прежнему отказывается предоставить информацию, необходимую для полного понимания целей и хронологии строительства этого объекта, такую, как первоначальные проектные документы или доступ к компаниям, участвующим в проектировании и строительстве завода, — считает Глин Дэвис. О существовании второго завода по обогащению урана (первый завод расположен в Натанзе) вблизи города Кум (завод «Фордоу») Тегеран проинформировал МАГАТЭ лишь в сентябре 2009 г. 27 ноября Совет управляющих МАГАТЭ одобрил резолюцию, осуждающую Иран за секретное строительство этого завода. Резолюцией МАГАТЭ подтверждается, что Тегеран нарушил свои обязательства, начав сооружение данного объекта и своевременно не уведомив о нем Агентство.

На заводе по производству тяжелой воды в Араке производится плутоний, который может быть использован для изготовления ядерного оружия. Еще в начале 2008 года было объявлено о том, что Иран в скором времени начнет строительство атомной электростанции «Дарховин», мощность которой составит 300 мегаватт.

Спустя почти три десятилетия нарушений соглашений с МАГАТЭ Иран обязан установить доверие с международным сообществом и убедить его, что иранская ядерная программа предназначена для мирных целей, — считает г-н Дэвис.

По словам посла, Соединенные Штаты и другие страны поддерживают меры по укреплению доверия, но Иран не воспользовался ими. В октябре прошлого года США поддержали предложение МАГАТЭ по обеспечению топливом Тегеранского исследовательского реактора для продолжения его деятельности, где помимо прочего производятся медицинские изотопы. Это предложение было направлено на удовлетворение гуманитарных потребностей иранского народа и служило в качестве меры укрепления доверия, дающей возможность для дальнейшего диалога, но Иран не принял это предложение. Согласно предложенному плану, имеющийся в Иране низкообогащенный уран (3,5 процента), который сам по себе является источником беспокойства международного сообщества, при посредничестве МАГАТЭ должен был быть перевезен в Россию для дообогащения почти до 20 процентов. Затем — во Францию для переработки в топливо, которое предполагалось возвратить в Иран для использования в Тегеранском реакторе. Однако Тегеран заявил, что готов купить более высокообогащенный уран или обменять со своими запасами, при условии, если обмен состоится синхронно и на иранской территории.

Согласно инициативам МАГАТЭ, исходным материалом для планируемого к поставкам в Иран зарубежного ядерного топлива должны были послужить 1,2 тонны наработанного на предприятии в Натанзе НОУ, что составляло 80 процентов от всех имеющихся у Ирана запасов (по подсчетам экспертов, 1500 кг). В майском докладе генерального директора МАГАТЭ было отмечено, что Иран накопил 2427 кг урана, обогащенного до 4,8 процента, а в последнем докладе приведена цифра 2800 кг.

Генеральный директор МАГАТЭ Ю. Амано и его предшественник Мохаммад эль-Барадеи, по словам Дэвиса, неоднократно сообщали Совету управляющих МАГАТЭ, что Агентство не в состоянии проверить отсутствие незаявленной ядерной деятельности в ИРИ, пока Иран не реализует Дополнительный протокол.

Отчеты МАГАТЭ содержат исчерпывающие детали, демонстрирующие продолжающееся нежелание Ирана выполнять свои международные обязательства, и отсутствие сотрудничества с Агентством, в том числе в отношении своего СВГ, — отметил г-н Дэвис. Иран должен в полной мере и прозрачно сотрудничать с МАГАТЭ. Агентство считает, что СВГ с Дополнительным протоколом должны стать общепризнанными нормами проверки.

В 1993-1997 годах был разработан типовой дополнительной протокол к ДНЯО, который подписывается индивидуально между МАГАТЭ и каждой страной. В нем обеспечивается более свободный доступ инспекторов МАГАТЭ в те места, которые они посчитают необходимым посетить.

Кроме этого государства берут на себя обязательство представлять более подробную документацию на строительство новых ядерных объектов еще на этапе их проектирования. Допускается возможность проведения необъявленных инспекций в том случае, если у МАГАТЭ возникают какие-либо сомнения.

В феврале 2006 года президент Ирана Махмуд Ахмадинежад отдал приказ приостановить выполнение дополнительного протокола.

Соглашение о всеобъемлющих гарантиях, которое Иран подписал в 1973 году, является документом о применении гарантий ко всему ядерному материалу во всей мирной ядерной деятельности в каком-либо государстве.

Что касается последнего запрета на въезд инспекторов МАГАТЭ в Иран, Дэвис полагает, что инспекторы МАГАТЭ должны быть свободны в своих отчетах о том, что они видят во время выполнения своих обязанностей. По его мнению, этот шаг Ирана вызывает тревогу и является последним примером давней практики запугивания инспекторов Ираном. Сокращая уровень сотрудничества с МАГАТЭ или не давая ему возможность сообщать о своих выводах, Иран тем самым вызывает еще большую озабоченность мировой общественности в отношении своей ядерной программы, — подчеркивает посол.

В июне 2010 года Иран отказал в праве на въезд в страну двум инспекторам МАГАТЭ. Глава МИД Ирана Манучехр Моттаки сказал, что «объявленные в Иране персонами нон-грата инспекторы предоставляли неверные сведения» об иранской ядерной программе и «преждевременно разглашали официальную информацию». В ответ МАГАТЭ выступило с заявлением, в котором сообщило о полной уверенности в профессионализме и непредвзятости своих инспекторов.

По словам Дэвиса, генеральный директор МАГАТЭ подтвердил, что действия Ирана в отношении опытных инспекторов Агентства препятствуют инспекционному процессу и снижают возможность Агентства осуществлять гарантии в Иране. Это еще один пример того, как Иран вызывает дальнейшее порицание, уклоняясь от выполнения своих обязательств перед международным сообществом, — убежден Дэвис.

Исходя из сложности ситуации по ядерной проблеме ИРИ, постоянные члены Совета Безопасности ООН и Германия предложили Ирану возобновить в ближайшие месяцы переговоры по ядерной программе ИРИ, прерванные ровно год назад. Иранская сторона согласилась, но выдвинула ряд условий.

Во-первых, исходя из иранских пожеланий, переговоры с «шестеркой» должны соответствовать требованиям и нормам МАГАТЭ. Второе условие: Запад должен определиться, чего он пытается добиться в ходе переговоров — дружбы или вражды. Третьим условием Ирана является то, что «шестерка» должна уяснить для себя, будет ли она «следовать правилам и логике или же устроит шумиху своими заявлениями в случае провала переговоров». И, наконец, заключительное иранское условие – «шестерка» должна озвучить свое мнение по поводу ядерного арсенала, которым обладает Израиль.

Условия, которые выдвигает Иран о признании ядерного потенциала Израиля, — неправомерны. Этот вопрос нуждается в прояснении, но он ни коем образом не связан с ситуацией вокруг ядерной программы ИРИ. Это совершенно отдельный вопрос, который может быть поднят Ираном в рамках МАГАТЭ, ООН, других международных организаций, но не в контексте данных конкретных переговоров. Прямого отношения к иранской ядерной проблеме израильский ядерный вопрос не имеет и должен решаться отдельно. Правда, увязывая эти две проблемы в одну, Тегеран как бы намекает, что военная составляющая в его ядерной программе отнюдь не выдумка «врагов» Ирана.

Другие выдвинутые Ираном условия предстоящей переговорной сессии (ясно, что одноразовыми переговорами дело не ограничится) ярко сформулированы: о «дружбе», «вражде» и тому подобном, но совершенно неконкретны. Эти условия, возможно, вызовут одобрение в иранском обществе, Беда в том, что адресованы они вовсе не иранцам. А партнеров Ирана по переговорам эта рассчитанная на «внутреннее потребление» риторика вряд ли впечатлит.

 

 

4.САНКЦИИ

 

В начале октября вступило в силу распоряжение президента США Барака Обамы об ужесточении односторонних американских санкций против Ирана. Впервые вводится эмбарго на импорт в США ряда иранских товаров. Это касается в том числе ковров ручной работы и фисташек, которые считаются лучшими в мире. Запрещается также поставка в Иран готовых нефтепродуктов. Предусмотрено наказание для иностранных фирм за сотрудничество, которое может способствовать развитию энергетического сектора Ирана. Будут наказаны также зарубежные финансовые институты, имеющие дела с иранским Корпусом стражей Исламской революции и его банками.

Предыдущий пакет санкций Обама подписал в начале июля, менее чем через месяц после принятия иранской резолюции Совета Безопасности 1929. Тогда же, в июле, собственный пакет одобрил и Евросоюз.

Также в начале октября госдепартамент США призвал ведущие энергетические компании прекратить сотрудничество с Ираном и не инвестировать средства в его нефтегазовую промышленности в связи с ядерной программой страны. При этом, по сообщению Вашингтона, США уже провели «разъяснительные беседы» с такими гигантами как французская Total, норвежская Statoil, итальянская ENI и британо-голландская Royal Dutch Shell. Как отмечалось, компании дали свое согласие на прекращение работ.

В конце месяца пришли сообщения, что министерство финансов США наложило санкции на 37 компаний, зарегистрированных в Германии, на Мальте и на Кипре, в рамках мер, направленных на прекращение перевооружения и развитие ядерной программы Ирана. Помимо юридических лиц, санкции коснулись и пяти иранцев, проживающих в Европе. «Эти фирмы и лица принадлежат или подконтрольны Иранской судоходной компанией или структурам, с ней аффилироваными», — говорится в заявлении американского Минфина. По мнению Белого дома, «Судоходные линии Ирана» осуществляют транспортировку оружия или грузов для развития незаконного производства оружия массового уничтожения. «Мы будем по прежнему разоблачать сложные схемы и тактику, которые Иран использует для укрывательства своей судоходной компании от международного контроля для продолжения нелегальной торговли», — говорится в заявлении министерства.

25 октября главы МИД 27 стран ЕС на встрече в Люксембурге окончательно одобрили введение дополнительных санкций в отношении Ирана. Как известно, в конце июля главы МИД ЕС предложили на встрече в Брюсселе дополнительные санкции ЕС в отношении Ирана, большая часть из которых, как ожидалось, должна была вступить в силу тогда же. Политическое согласие на применение дополнительных санкций против Ирана лидеры ЕС выдали на саммите 17 июня, а в середине июля санкционный пакет утвердили в Брюсселе послы стран ЕС. Санкции предусматривали замораживание инвестиций в нефтегазовый сектор страны, запрет на передачу отраслевых технологий и оборудования, а также на оказание профильных услуг. В сфере торговли было предложено запретить экспорт продукции, которая может быть использована Ираном в военных целях.

Европейцы также приняли решение наложить новые визовые ограничения и заморозить банковские счета, принадлежащие членам Корпуса стражей исламской революции. Кроме того, было предложено запретить иранским банкам вести деятельность в странах ЕС, а иранскому морскому грузоперевозчику Irisil — заходить в территориальные воды объединенной Европы.

Европейским банкам, в свою очередь, было разрешено осуществлять с Ираном финансовые переводы только для физических лиц, которым позволяется без разрешения правительства страны-члена ЕС переводить суммы, не превышающие 35 тысяч евро или 45 тысяч долларов.

ЕС составил также «черный список» из более чем 40 видных иранских политиков, которым запретят въезд в ЕС.

Вместе с тем, Еврокомиссия, являющаяся высшим органом управления Европейского союза, утвердила пакет указов о введении санкций против Ирана в соответствии с резолюцией Совета безопасности ООН. Однако в отличие от США, расширивших санкции ООН за счет дополнительного законодательства, Евросоюз решил строго придерживаться решения Совбеза ООН, говорящего о запрете на инвестиции в нефте- и газодобывающую отрасль и на поставку оборудования для нужд этих секторов иранской экономики. При этом ЕС отказался вводить запрет на закупку иранской нефти и газа, а также на поставку в Иран нефтепродуктов, и в первую очередь – бензина (Иран не способен обеспечить себя бензином из-за нехватки мощностей нефтеперерабатывающей промышленности, поэтому вынужден закупать бензин за границей). Кроме того, ЕС не намерен запрещать денежные переводы, обеспечивающие сделки по нефти и нефтепродуктам с Ираном. По словам европейских чиновников, эта позиция обусловлена нежеланием наказывать иранский народ за действия его руководства. В США скептически воспринимают объяснение европейцев, подчеркивая, что руководство Ирана постоянно идет на конфронтацию, и что за изоляцию и ухудшающееся экономическое положение в стране иранский народ должен винить только свое руководство.

Вместе с тем, американское руководство предпочитает не спорить с европейскими лидерами, а воздействовать напрямую на европейские нефтяные концерны. Практически все ведущие европейские нефтедобывающие компании под давлением США отказались работать с Ираном. Поэтому реальные выгоды в действиях Европы могут оказаться минимальными, так как европейские нефтяные гиганты, скорее всего, откажутся от поставок в Иран, опасаясь нарушить санкции, установленные США.

Лидер израильской парламентской оппозиции, председатель партии Кадима Ципи Ливни считает, что по дороге санкций против Ирана нужно идти еще дальше. Находясь с визитом в США, она призвала международное сообщество ввести личные санкции против президента Ирана Махмуда Ахмадинежада и других руководителей иранского режима, в дополнение к ужесточению экономических санкций.

«Мировое сообщество должно принять простое решение – и прекратить давать любую легитимацию лидерам иранского режима, прекратить предоставлять им для выступления центральные залы и сцены мира. Необходимо ввести делегитимацию и персональные санкции лично против каждого из руководителей Ирана. Такой шаг покажет руководителям Ирана отношение международного сообщества к руководителям страны, осмеливающимся призывать к уничтожению другого государства», – заявила г-жа Ливни.

Однако далеко не все страны поддерживают или практически осуществляют санкционную политику против ИРИ. Замминистра финансов США, ответственный за борьбу с терроризмом и финансовую разведку Стюарт Леви констатировал, что ближайшие соседи Ирана Турция и Азербайджан, вопреки санкциям Совета Безопасности ООН, развивают экономические отношения с этой страной и обеспокоены решением иранской проблемы. Он заявил, что Турция и Азербайджан против приобретения Ираном ядерного оружия, однако они выступают за мирное решение данной проблемы. «Иран является приграничным государством для этих стран, и я так понял, они не хотят с ним портить отношения. Они развивают с Ираном экономические связи, приграничную торговлю, и выражают тревогу относительно решения иранского вопроса, так как считают, что любое другое решение этой проблемы может привести к нарушению стабильности во всем регионе»,- сказал Леви.

Это в полной мере относится и к Армении. Премьер-министр Армении Тигран Саркисян заявил в октябре: «Наша политика очень открытая — будучи маленькой страной, мы открыты для наших российских, американских, европейских и иранских коллег. Мы везде открыто говорим одно и то же, и наши позиции в этом плане четко ясны: мы будем делать все для того, чтобы поддерживать добрососедские отношения с Ираном, углублять и расширять их». Тигран Саркисян отметил, что это в жизненных интересах Армении, у Армении нет другого выхода, у Армении нет другого выбора. «Поэтому очень многие жесткие механизмы, которые предлагается применять по отношению к Ирану, мы, конечно, не можем позволить себе. Мы придаем очень важное значение пониманию того, какие процессы происходят в Иране. У нас есть опасение, что эту лодку нельзя раскачивать, ибо режим, который находится сегодня у власти в Иране, обеспечивает в этой стране стабильность — стране очень сложной, где и национальный состав имеет свои особенности», — сказал он. Армянский премьер подчеркнул, что если у власти будет не этот режим, а другой, то «мы будем иметь серьезные негативные процессы в регионе, которые повлияют на ситуацию во всем мире».

Американцы, понимая озабоченность антииранскими санкциями соседних с ИРИ государств, все же оказывают на их мощное давление, чтобы по возможности снизить уровень их отношений с Тегераном.

Официальные лица Ирана, начиная с лидеров страны, проводят широкомасштабную кампанию с целью убедить и население страны и, в первую очередь, международное сообщество, что введенные санкции не оказывают никакого влияния на положение в стране.

Президент Ахмадинежад заявил: «Я с самого начала утверждал, что это (резолюция Совета Безопасности ООН о санкциях против Ирана-авт.) — бесполезный клочок бумаги. Наша страна достигла такого уровня развития и такого уровня экономической мощи, что никакими санкциями наказать ее нельзя, она обладает богатейшими энергетическими ресурсами, занимая второе место по их запасам в мире». Инициаторы санкций «полагали, что в Иране начнется голод, исчезнет продовольствие, распространится нищета», но «ничего подобного не произошло», подчеркнул Ахмадинежад. По его словам, ошибка тех, кто продвигал в СБ ООН санкции, кроется в «недостаточной ознакомленности с иранскими реалиями». Для того, чтобы убедиться в полной бесполезности санкций, достаточно «проехать по нынешнему Ирану и посмотреть, затронули ли они кого-либо», указал президент ИРИ.

Министр торговли Ирана Махди Хасанфари поддержал своего президента и подтвердил, что международные санкции никак не отражаются ни на экономике страны, ни на ее торговых отношениях с другими странами.

Иран стал сильнее после целого ряда международных санкций, которые мало повлияли на экономику страны, сказал министр финансов Ирана Шамсэддин Хосейни. Министр подчеркнул, что санкции никак не влияют на сотрудничество Ирана с международными организациями и не препятствуют международным организациям продолжать сотрудничество технического и законодательного характера с Ираном. «После этих санкций мы стали гораздо сильнее», — сказал Хосейни в Вашингтоне в кулуарах заседания 187 членов Международного валютного фонда. Он подверг резкой критике международные ограничения, наложенные на торговлю с ИРИ, а также санкции против фирм и частных лиц, которые применяются из-за ядерной программы Ирана. При этом г-н Хосейни признал, что санкции «создали некоторые проблемы и ограничения для Ирана в каких-то областях». Тем не менее, он заявил: «Когда люди решают проблемы, они становятся сильнее. Сегодня мы намного сильнее».

Вместе с тем глава Торговой палаты Ирана Мухаммед Нахавандьян заявлял, что санкции начали оказывать свое влияние. Цены на импорт, по его данным, выросли на 15-30%.

Официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст также заявил: «Ни политическое давление, ни какие-либо санкции не смогут помешать движению Ирана по пути прогресса, воспрепятствовать реализации его законного права на использование атома в мирных целях. Мы продолжим свою мирную ядерную деятельность и в других областях».

Некоторые специалисты, как в Иране, так и за рубежом все же полагают, что воздействие финансово-экономических санкций против Ирана, даже если они и не будут выполняться всеми странами на все 100%, все окажут свое воздействие на экономическое положение ИРИ. Но реальных результатов давления на Тегеран следует ожидать не ранее, чем через год.

 

 

 

 

4.НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

 

В октябре не утихали страсти по С-300, так и неотправленных Россией в Иран. На эти поставки наложен запрет. В связи с этим, Иран начал юридический процесс по взысканию компенсации с России за отказ выполнять данный контракт.

Глава российской государственной корпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов подтвердил в октябре, что Россия ведет с Ираном переговоры о выплате компенсации за отмену контракта о продаже зенитно-ракетных комплексов С-300. При этом Сергей Чемезов заявил, что отмена контракта российским президентом связана с форс-мажорными обстоятельствами, описанными в договоренности. Чемезов добавил, что средства на компенсацию Ирану могут быть выделены из бюджета, и отметил, что в этом году Тегеран денег не получит. Речь идет о возвращении Ирану аванса в размере 166,8 млн долларов. Г-н Чемезов пояснил также, что не обязательно привлекать бюджетные средства. По его словам, комплексы, предназначавшиеся Ирану, полностью собраны, поэтому их можно продать другой стране, а полученные деньги использовать для уплаты компенсации ИРИ.

Напомним, контракт по поставкам Ирану комплексов С-300 был подписан в конце 2007 года. Россия, по условиям сделки, должна была поставить Ирану пять дивизионов зенитной ракетной системы (ЗРС) С-300ПМУ-1 на общую сумму около 800 млн долларов. 9 июня 2010 года СБ ООН ужесточил санкции против Ирана. 22 сентября президент России Дмитрий Медведев подписал Указ «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 года», запрещающий поставки иранской стороне тяжелого вооружения, в том числе и С-300.

Тегеран различными путями стремится компенсировать срыв контракта. Наблюдатели отмечают три возможных пути: самим иранцам создать подобную систему, купить аналог в других странах, попытаться заполучить российские С-300 нелегально, через третьи страны.

23 октября министерство обороны Ирана заявило, что ему удалось усовершенствовать ракетную систему противовоздушной обороны среднего радиуса действия под названием Mersad. Модернизация позволила улучшить тактико-технические характеристики и увеличить радиус действия системы. Министр обороны Ахмад Вахиди в этой связи отметил, что, если прежде комплекс Mersad был способен уничтожать передовые самолеты противника, летящие на низких и средних высотах, то сейчас он эффективен на гораздо больших высотах и обладает способностью поражать несколько целей одновременно. По мнению иранских СМИ, Иран гигантскими шагами продвигается в создании системы противоракетной и противовоздушной обороны в связи с принятым в Москве решением признать недействительным договор на поставку в Тегеран сложных ракетно-зенитных систем С-300.

Газета «Труд» (06.10.10) сообщает, что Пекин предложил Тегерану купить свой аналог систем ПВО, включая зенитно-ракетные комплексы подобные российским С-300. Газета ссылается при этом на источник, близкий к правительству Ирана, по информации которого, обсуждение данного вопроса идет по линии министерств обороны обеих стран и пока еще не предано широкой огласке

После визитов президента Венесуэлы Уго Чавеса в Москву и Тегеран появились предположения о том, что Каракас намерен закупить С-300, которые Россия ранее планировала поставить Ирану. Позднее лидер Венесуэлы подтвердил, что планирует приобрести у России комплексы С-300, а также другие виды вооружений. При этом, как утверждали некоторые наблюдатели, якобы предусматривалась перепродажа С-300 Ирану.

Министр обороны ИРИ генерал Вахиди отверг все предположения. Он сказал: «У нас нет таких планов на данный момент. Это не более чем слухи. Мы не планируем приобретать у Венесуэлы С-300, так же как и не рассматриваем возможности закупок аналогичных систем ПВО в Китае».

Эти заявления не утешили Израиль, который предупредил Москву о возможности того, что система ПВО С-300, которую та планирует продавать Венесуэле, в конечном счете, может оказаться в Иране. Этим обстоятельством обеспокоены в израильском министерстве обороны.

В то же время Москва, скрупулезно выполняя Указ президента Медведева, считает, что абсолютного запрета на поставки военной техники Ирану нет. В этой связи гендиректор «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин сообщил, что переговоров с Ираном о возможности поставок из России вооружений, не попавших под санкции Совбеза ООН, еще не было. «Если будут запросы на какую-то другую технику, не входящую в список, то это предмет переговоров. Нет абсолютного табу на контакты именно по таким категориям вооружений и комплектующих», — сказал Исайкин. При этом он отметил, что подобные переговоры, если они будут, пройдут на межправительственном уровне, а не по линии «Рособоронэкспорта». Г-н Исайкин подчеркнул, что поставки комплектующих и вооружения, которые вошли в перечень, связанный с санкциями ООН, «абсолютно исключены».

Иран начал кампанию по самостоятельной модернизации своей оборонной промышленности, запустив различные виды военных проектов по производству военного оборудования, включая воздушные и морские военные транспортные средства, такие как подводные лодки, фрегаты и различные типы ракет.

Иранские военные специалисты сообщили об успешном завершении проекта по созданию сверхлегкого беспилотного летательного аппарата. Его принципиальной особенностью является то, что ему не нужна взлетно-посадочная полоса — запуск осуществляется «вручную». «Новое оружие носит стратегический характер – его можно запускать даже с катеров и крыш. Аккумуляторы позволяют ему находиться в воздухе до 45 минут», — заявил директор компании-разработчика Саид Шадраван. Он отметил, что БПЛА может без труда нести один человек, а на сборку потребуется не более двух минут. Летательный аппарат невидим для радаров, поскольку создан из композитных материалов. Все его комплектующие производятся в Иране. Иранская сторона не сообщает, как будет использоваться новое летательное средство. Следует отметить, что по описанию БПЛА очень похож на обычную радиоуправляемую модель самолета.

Одной из последних новинок стал гидросамолет «Бавар-2», построенный с применением технологий stealth. «Бавар-2» внешне очень напоминает советский экраноплан ЭСКА-1 (экспериментальный спасательный катер-амфибия), разработанный в начале 1980-х годов. Хотя есть различия: у иранского гидроплана — толкающий двигатель, тогда как у советского — тянущий. Ранее Иран заявил о готовности снабжать оружием армию Ливана.

Заместитель командующего сухопутными войсками генерал Киумарс Хейдари сообщил в октябре, что на вооружение иранских войск поступили новые системы вооружений, которые существенно повысят способность сухопутных войск бороться с танками и вертолетами противника. По словам генерала, промышленность страны способна обеспечить армию всеми необходимыми системами вооружений, причем качество продукции оружейников постоянно улучшается. В ИРИ успешно завершились испытания новых систем вооружений. Среди них — подводные лодки, надводные корабли, артиллерийские системы, вертолеты, самолеты, беспилотные летательные аппараты, комплексы ПВО и электронной борьбы. Власти страны утверждают, что программа разработки вооружений носит исключительно оборонный характер. Иранские вооруженные силы не несут угрозы другим странам – заявляют в Тегеране. Военные эксперты отмечают, что новые системы вооружений призваны стать эффективным сдерживающим фактором.

Как полагают в агитационно-пропагандистских органах ИРИ, иранский военно-промышленный комплекс не только почти полностью обеспечивают потребности вооруженных сил Ирана, но и способны продавать оружие за рубеж. Министр обороны Ирана бригадный генерал Ахмад Вахиди заявил 6 октября, что Тегеран готов экспортировать вооружения во многие страны. По словам Ахмада Вахиди, Иран «достиг пика военного могущества» и готов продавать оружие в 50 государств. Как известно, иранские военные регулярно демонстрируют новые образцы вооружений, разработанные в стране.

Однако оружия не достаточно – необходимо постоянное повышение уровня боеготовности. Иранская армия и КСИР в ближайшие месяцы проведут совместные широкомасштабные военные учения, чтобы продемонстрировать обороноспособность страны. Учения будут проходить по всей стране в четыре этапа. В ходе воздушных, наземных и морских учений будет продемонстрировано различное оборонительное вооружение, включая танки, бронетранспортеры, баллистические ракеты и суда. Кроме того, в учениях будут задействованы различные виды радиолокационных систем, современных противоракетных противотанковых систем, систем для ведения электронной войны, истребители-бомбардировщики, а также эсминцы.

Иран также планирует показать свои современные артиллерийские системы, в том числе восьмиствольные зенитные установки по борьбе с крылатыми ракетами калибром 23 миллиметра и высокой скорострельностью.

До настоящего момента Иран провел многочисленные военные учения, в том числе учение «Велаят-89» в 2010 году, чтобы продемонстрировать военный потенциал страны.

В последнее время Иран все чаще говорит о военном региональном сотрудничестве. Так, главнокомандующий ВМС ИРИ контр-адмирал Хабиболла Сайяри заявил в конце октября, что Иран готов к военно-морскому сотрудничеству со странами региона. «Мы можем расширять сотрудничество со странами региона по обеспечению безопасности в регионе. Мы всегда повторяли, что для обеспечения безопасности нет необходимости в присутствии иностранных сил в регионе, более того их присутствие приводит к беспорядкам, как это происходит в случае с Ираком и Афганистаном».

Министр обороны Ирана генерал Ахмед Вахиди, находясь с визитом в Баку, заявил: «Мы не видим никаких препятствий в проведении военных учений на Каспии совместно с Азербайджаном». По его словам, военные учения на Каспии могут коснуться вопросов борьбы с наркотиками, терроризмом и прочих сфер. «Иран готов провести совместные учения со всеми странами Прикаспия в целях безопасности на Каспийском море,» — сказал Вахиди.

Обеспокоенные растущей мощью иранских вооруженных сил и практически перманентными военными учениями, арабские соседи ИРИ стремятся к повышению уровня военного сотрудничества. Так, в октябре впервые в истории Ближнего Востока армии Египта и Саудовской Аравии провели совместные учения на предмет отражения возможной атаки Ирана. Также в ходе совместных секретных маневров, начавшихся в воскресенье 17 и завершившихся 21 октября, были отработаны операции по вторжению в глубокий тыл противника.

Спецназ, морская пехота, танковые и ракетные войска, силы ПВО, военно-воздушные силы и другие рода войск приняли участие в военных учениях по кодовым названием «Табук-2», которые проводились в пустыне на севере Египта.

Военные источники отмечают, что случай проведения подобных маневров уникален. Саудовская Аравия и Египет в случае вооруженного конфликта, вероятнее всего, договорились использовать свой военный потенциал совместно, и результатом этого договора стали учения «Табук-2».

Общее руководство операцией осуществлял помощник министра обороны и авиации Саудовской Аравии, принц Халед бин Султан бин Абдул-Азиз, который фактически исполняет обязанности главы военного ведомства.

Сообщается, что это лишь первые подобного рода маневры в целой серии запланированных операций по отработке разных сценариев возможного развития военных конфликтов на Ближнем Востоке. Среди следующих районов проведения учений называются Средиземное и Красное моря и Персидский залив.

Иранская армия и КСИР расцениваются как потенциальный противник не только в Египте и Саудовской Аравии. У Тегерана, в последнее время осложнились отношения с Объединенными Арабскими Эмиратами, Катаром и Кувейтом.

Арабские страны Персидского залива повышают не только уровень боевой выучки, но и оснащают свои вооруженные силы современным вооружением. Так, США планируют поставить Саудовской Аравии оружие и военную технику на рекордную сумму в 60 млрд долларов, говорится в заявлении американского внешнеполитического ведомства. По данным Госдепа, эта мера направлена на поддержание военного баланса в ближневосточном регионе в связи с наращиванием ядерной программы Ирана.

Как заявил помощник госсекретаря США по политическим и военным вопросам Эндрю Шапиро, правительство США не получило никаких возражений по сделке с Саудовской Аравией от Израиля, власти которого обычно настороженно воспринимают любые военные сделки с соседними арабскими странами. Белый дом к тому же пообещал Израилю, что саудовцы не получат доступ к наиболее передовым военным технологиям, в частности не предусмотрены поставки ракет с большим радиусом действия. Американо-израильский комитет по общественным связям (AIPAC), произраильское лобби в Вашингтоне, также публично не возражал против сделки, так что произраильские конгрессмены обеспечат поддержку проекта поставок оружия.

Поставки Эр-Рияду должны осуществляться в четыре фазы в течение 15-20 лет.

Первая фаза включает в себя поставку 84 истребителей-бомбардировщиков F-15SA (SA — Saudi Advanced). Эти самолеты должны заменить стареющие F-15C/D в варианте истребителя ПВО, закупленные в 1978 — 1982 годах. Кроме того, предусматривается модернизация 70 F-15S, уже имеющихся в распоряжении королевства.

Поставка 72 многоцелевых вертолетов UH-60 Black Hawk составит вторую фазу перевооружения Саудовской Аравии, уже располагающих 22 машинами подобного типа. Кроме того, саудовцы получат до 60 ударных вертолетов AH-64D Apache Longbow. Предусмотрена и модернизация 12 вертолетов AH-65A, поставленных в 2008 году. В целом стоимость поставок вертолетов составляет около 30 млрд долларов.

Третий пакет предполагаемой сделки предполагает поставку современных вертолетоносных патрульных кораблей, стоимостью до 5 млрд долларов.

Завершающая фаза включает в себя модернизацию состоящих на вооружении королевства зенитно-ракетных комплексов «Пэтриот».

По данным авторитетного издания Jane’s Defense Weekly, поддержание закупленного вооружения в боеспособном состоянии и его модернизация в будущем могут удвоить общую стоимость сделки.

Неарабские страны региона также учатся бороться с «потенциальным противником». Военно-воздушные силы Израиля и Греции провели в октябре совместные учения Minoas 2010. Они прошли в течение четырех дней на Крите и западном Пелопоннесе. Министерство обороны в Афинах сообщило о возобновлении совместных военных маневров Израиля и Греции, которые были отложены на фоне событий у берегов Газы с так называемой «Флотилией свободы».

Израильские и греческие вертолеты Apaches и Black Hawk UH-60 отрабатывали воздушные атаки в лесистой и гористой местности. Израильские вертолеты были переброшены прямо из Израиля на греческую авиабазу Суда на острове Крит. В пути, как часть маневров, они были заправлены над Средиземным морем самолетами-заправщиками израильских ВВС.

Зона маневров позволит ВВС Израиля обеспечить летную подготовку в условиях, очень сходных с регионом Персидского залива и Ормузского пролива.

Постепенное развитие военного сотрудничества продолжается уже два года, начиная с лета 2008 года, когда израильские ВВС провели масштабные учения, в ходе которых отрабатывали ракетно-бомбовые удары по ядерным объектам Ирана. В учениях принимали участие более ста самолетов F-15 и F-16, а также несколько десятков самолетов-заправщиков и спасательных вертолетов. Учения проходили над Средиземным и Эгейским морем в израильском и греческом воздушном пространстве. Самолеты при этом преодолели расстояние в 1500 километров – примерно такое же, какое требуется преодолеть, чтобы достичь целей на территории Ирана.

В целом, в регионе идет подготовка к чрезвычайным военным обстоятельствам. В США считают возможным силовое решение иранской ядерной проблемы, но не хотели бы прибегать к этому варианту. В американском правительстве надеются на дипломатическое урегулирование проблемы, заявил Джеймс Джонс, советник президента США по национальной безопасности. «Наш президент не отказался ни от каких вариантов для защиты интересов национальной безопасности», — сказал г-н Джонс. Он также заявил, что надеется на санкции Совбеза ООН, которые, по мнению Джонса, должны убедить Иран изменить свою политику. «Мы никоим образом не хотим эскалации гонки ядерных вооружений на Ближнем Востоке, которая может стать побочным продуктом отказа Ирана скорректировать нынешний курс, а также не хотим, чтобы военные ядерные технологии попали в руки террористических организаций, — сказал Джонс. — Мы полностью поддерживаем использование Ираном ядерной энергии в мирных целях».

В середине октября делегации США и Израиля провели в Вашингтоне очередной стратегический диалог, проводимый дважды в год. В центре внимания, как и ожидалось, оказалась проблема Ирана, и американская сторона заверила израильтян, что не допустит появления у Ирана ядерного оружия. Каким способом это будет сделано, стороны не уточнили, но израильские представители вновь рассказали про «все опции на столе» и о новых мерах воздействия на Тегеран, которые готовит Запад.

В целом Израиль недоволен нерешительностью стран Запада и считает экономические санкции неэффективными. Тревожит израильские власти и то, что США увязывают решение иранской проблемы с продвижением мирного процесса на Ближнем Востоке. Кроме того, арабские страны поднимают вопрос о ядерном потенциале самого Израиля.

Так, несмотря на сложные двусторонние отношения между Ираном и Катаром, эмират не спешит присоединиться к идеологической, политической (и, возможно, военной) антииранской коалиции, конечно, неоформленной ни какими актами, соглашениями, то есть как бы виртуальной. Эмир Катара объявил, что его государство не позволит США использовать местную военную базу для атаки иранских объектов. В октябре Хамад бен Халиф аль-Тани заявил: «Мы соседи Ирана, долгое время жили с ним в мире и считаем, что лучший способ разрешения конфликтов — диалог. США должны разговаривать с Ираном. Иран утверждает, что его ядерная программа носит мирный характер, и проверить это должны ООН и Совет Безопасности». Эмир также упомянул евреев, сообщив, что, по его мнению «именно Израиль располагает самым опасным оружием, — ядерным». Можно предположить, что публичные примирительные в отношении Ирана заявления арабские лидеры делают для отвода глаз, а сами лишь мечтают, чтобы США и Израиль уничтожили иранскую угрозу, как об этом заявляют ведущие израильские политики. Однако, логичнее предположить, что Израиля они опасаются больше, чем Ирана, и региональные потрясения, связанные с атакой на Иран, им совершенно не нужны.

В октябре усилилось пропагандистское противостояние Ирана и Израиля. Были задействованы и медиа ресурсы, и дипломатические, и государственные.

Журналисты французской газеты «Фигаро» объявили в октябре, что Израиль виновен во взрыве иранской базы, на которой хранились сотни жидкотопливных ракет «Шехаб». Как ранее сообщалось, 13 октября на военной базе КСИР в провинции Лорестан на западе Ирана прогремел взрыв. В результате погибли 18 человек, еще 14 получили ранения. Иранские СМИ сообщали тогда, что речь идет не о теракте, а о несчастном случае. Взрыв стал следствием пожара на складе боеприпасов. Причина самого пожара не уточнялась.

Однако французские СМИ отказываются верить подобным заявлениям, утверждая, что в деле замешан израильская разведка. «Тройной взрыв на иранской базе – маловероятно, что это несчастный случай», — заявили корреспонденты «Фигаро». За этим есть направляющая рука, и она идет из Израиля», — делают вывод журналисты.

Стоит отметить, по данным американского Научно-исследовательского института глобальной безопасности, база, где прогремел взрыв, является основным складом для хранения и полигоном для запуска баллистических ракет «Шехаб-3», способных преодолеть расстояние 1300-2000 км и поразить цели на территории Израиля. Именно этим обстоятельством и вызвано предположение, что враждебное Ирану государство могло предпринять налет на эту ракетную базу.

Посол Ирана в России Махмуд Реза Саджади также затронул израильскую тематику. Он сказал в октябре, что Иран не собирается атаковать Израиль первым. Иран ни в коем случае и ни под какими условиями не нападет ни на какое государство. «Мы всегда играли конструктивную роль в урегулировании региональных споров. Ярким примером этого является сотрудничество между Россией и Ираном по Таджикистану. Но за шесть прошедших месяцев многие израильские руководители говорили о нанесении военного удара по Ирану», – сказал посол, назвав израильский режим «расистским» и «обреченным на уничтожение как режим апартеида в Южной Африке». Посол напомнил, что режим апартеида рухнул сам по себе, поэтому Иран не собирается вести с Израилем военные действия с оговоркой, что если Израиль первым нанесет военный удар, то «если этот режим хочет попробовать свой шанс по отношению к Ирану – это уже от него зависит».

Напомним, ранее в интервью СМИ президент Ирана Махмуд Ахмадинежад назвал Израиль «бешеным псом США на Ближнем Востоке» и выразил уверенность в том, что обе страны пытаются захватить всю власть на Ближнем Востоке.

Глава израильского правительства Биньямин Нетаньяху ответил на выступление президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, заявив, что Израиль «всегда сможет себя защитить». Слова премьера последовали за речью Ахмадинежада на многотысячном митинге в Ливане, где тот пообещал помощь арабам в борьбе с Израилем, сказал, что «сионисты смертны», и предложил им вернуться на «свою изначальную родину». «Сегодня мы слышали нападки и оскорбления, направленные на Израиль из Ливана. Самым лучшим ответом на них является провозглашение еврейского государства 62 года тому назад и все то, что мы построили с тех пор», — сказал Нетаньяху. «Мы продолжим творить и строить наше государство. Государство Израиль всегда сможет себя защитить», — продолжил он в ходе посещения Музея независимости — дома в Тель-Авиве, где Давид Бен-Гурион в 1948 году объявил о создании еврейского государства.

Откликнулся Тегеран и на модернизацию вооружения израильских ВВС. «Внутренние проблемы и нелегитимность правящего режима не будут решены передачей США Израилю новейших технологий», — сказал, находясь в октябре в Баку, министр обороны Ирана Ахмад Вахиди. По его словам, информация о передаче Израилю американских истребителей F-35 имеет целью психологическое давление, с целью прикрыть неудачи Израиля в последней войне с Ливаном в июле 2006 года.

Израиль приобрел у США 20 истребителей Lockheed Martin F-35 Lightning II. Соответствующий контракт был подписан 7 октября 2010 года в Нью-Йорке. Сумма сделки составила около 2,75 лрд долларов. Заключенное соглашение подразумевает также опцион на поставку Израилю еще 75 американских перспективных истребителей. Как ожидается, новые машины будут переданы заказчику в 2016 году. Генеральный директор Министерства обороны Израиля Эхуд Шани заявил, что покупка самолетов позволит Израилю значительно увеличить военный потенциал. При этом он отметил, что американские малозаметные истребители, в случае необходимости, смогут незамеченными долететь до границы Ирана.

Президент ИРИ Ахмадинежад подписал 19 октября распоряжение о назначении Хамида Фазили директором Космического агентства Ирана. Агентство было снято с баланса министерства связи.

Новый глава Агентства уже сделал заявление. Он сказал, что ряд азиатских стран выразили готовность сотрудничать с ИРИ в реализации космических проектов. Так. По его словам, Китай намерен помочь Ирану в изготовлении навигационных спутников. Г-н Фазели подчеркнул, что телекоммуникационные и исследовательские спутники являются одними из распространенных типов космических объектов, которые свидетельствуют о технологических достижениях страны.

Он также отметил, что Иран достиг прогресса в области космонавтики усилиями иранских ученых. ИРИ сейчас намерена глубже исследовать космос, и с этой целью необходимо задействовать участие частного сектора в реализации планов Ирана, связанные с освоением космического пространства.

Иран присоединился к клубу стран, запускающим спутники в 2009 году, после запуска с корабля «Сафир» своего собственного спутника «Омид».

 

Таким образом, в октябре резких изменений внутри- и внешнеполитического курса Ирана отмечено не было. Внутренняя жизнь характеризовалась усилением борьбы властей против инакомыслящих, шпионов – реальных и мнимых, и противостоящих центру вооруженных группировок. Внешняя политика была нацелена на предотвращение изоляции Ирана в регионе и мире. Ядерная проблема и все, что связано с ней, оставались в центре внимания международного сообщества. Стороны (Иран и его контрагенты в Совбезе и МАГАТЭ) вели позиционные разведывательные бои с целью выявления намерений друг друга на предстоящий новый раунд переговоров.

42.92MB | MySQL:92 | 1,095sec