О волнениях в Алжире и Тунисе

Завершающие дни 2010 года и начало 2011 года стали очень горячими в прямом смысле этого слова в двух североафриканских странах — Алжире и Тунисе. В них прошли массовые выступления населения, вылившиеся в насилие, погромы и вызвавшие жесткий ответ сил безопасности. В результате трагических событий в каждой из стран погибли десятки людей, в частности, в Тунисе — от 23 до 66 человек. Президент Туниса Зин аль-Абидин Бен Али покинул страну, поручив исполнять обязанности главы государства бывшему премьеру Мохаммеду Ганнуши. И если в Алжире подобные драмы случались и случаются относительно часто /достаточно вспомнить события 1988 и 2001гг., только в 2010г. алжирская жандармерия насчитала 11,5 тыс. случаев массовых выступлений населения в различных формах/, Тунис, долгое время слывший островком стабильности в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, имевший репутацию «полицейского» государства, откровенно удивил.

Поводы для выступлений в обеих странах были похожими — в Алжире в первые дни после Нового года поднялись цены на сахар и растительное масло, в Тунисе еще в декабре прошлого года — на хлеб. Примерно одинаковым был и социальный состав участников выступлений — молодежь из бедных кварталов, за которой, судя по публикациям алжирской прессы, стояли «бароны»-оптовики неформального сектора экономики. Их гнев обрушился на власти, включая первых лиц государств — президента Алжира Абдельазиза Бутефлику и президента Туниса Зин аль-Абидина бен Али.

В обеих странах была широкой география протестных действий. Однако если в Алжире выступления в разных регионах страны начались практически одновременно, что может косвенно указывать на определенное организационное начало, в Тунисе движение протеста, начавшись в середине декабря 2010г. в южных и центральных районах страны, за четыре недели достигло относительно процветающей прибрежной зоны, живущей за счет туризма, а также столицы страны. При этом особенностью выступлений в Тунисе было то, что они на первом этапе были во многом стихийными, без ярко выраженных лидеров.

Уже позднее и в Алжире, и в Тунисе, массовые движения попытались канализировать и использовать в своих целях различные общественные и политические организации. В Тунисе таким образом впервые после 70-х годов прошлого столетия громко заявило о себе как об оппозиционной силе профобъединение Всеобщий союз тунисских трудящихся /ВСТТ/. В Алжире в районах с преимущественно берберским населением активизировалось Движение за автономию Кабилии.

Появился и более опасный «канализатор» — «Аль-Каида в странах исламского Магриба» /АКМ/. Эта организация распространила видеообращение главаря АКМ Абу Мусаба Абдель Вадуда, в котором тот призвал участников выступлений в Алжире и Тунисе расширять их движение с тем, чтобы свергнуть существующие режимы и установить законы шариата. В частности, участникам выступлений в Тунисе он предложил «отправлять к нам /в тренировочные лагеря АКМ/ своих детей с тем, чтобы они получили военную подготовку». Говоря о выступлениях в Алжире, главарь АКМ назвал их «предвиденными и позитивными». «Мы с нашим оружием встанем вместе с вами в ряды участников выступлений», — заявил он.

Со своей стороны проживающий в Катаре в изгнании бывший глава ныне запрещенного Исламского фронта спасения Аббас Мадани обратился к своим сторонникам с призывом присоединиться к участникам выступлений.

Похожими оказались и основные причины, приведшие к взрыву — разгул коррупции, массовая безработица среди молодежи, неэффективная система образования, приведшая к быстрому росту прослойки т.н.дипломированных безработных, отсутствие перспектив решения жилищной проблемы в условиях быстрого демографического роста, нежелание властей заниматься проблемами простых людей, близость и одновременная недоступность благополучной Европы.

В частности, известные особенности тунисской системы образования /к чему-то похожему, кстати, толкают и Россию/ привели к тому, что, по официальным данным, из 500 тысяч безработных /13 проц. от активного населения/ 140 тысяч являются обладателями дипломов о «высшем» образовании. В Алжире население прекрасно осведомлено, что благодаря доходам от продажи углеводородов макроэкономическое положение страны достаточно хорошее, однако простые люди это никак не ощущают в повседневной жизни.

В Алжире, судя по публикациям прессы, выступления спровоцировали группы людей, громившие государственные учреждения. По оценке представителя входящей в правительственную коалицию партии Национальное демократическое объединение Милуда Шорфи, речь идет о «провокации», организованной «экономическим лобби», отреагировавшим таким образом на принятые ранее меры властей по «упорядочению рынка и защите национальной экономики». В частности, власти обязали уличных торговцев сопровождать все продажи товарными чеками, а также начали уничтожать стихийные рынки. Эти действия фактически остановили торговлю в неформальном секторе и вызвали резкий рост цен.

Кстати, согласно оценочным данным, в Алжире объем сделок неформального /т.н. не облагаемого налогами/ сектора составляет до 6 млрд евро в год. В этом секторе по данным за 2007г. трудились 32 проц. из 8,25 млн занятых алжирцев. Этот показатель еще выше в торговле — 592 тыс.человек из 1,14 млн.

Представленный выше возможный сценарий развития событий в Алжире — лишь один из нескольких, и, как представляется, наиболее вероятный. Кстати, события в Тунисе тоже начались с того, что в городе Сиди Бузид покончил жизнь самоубийством 24-летний продавец зелени после того, как полиция конфисковала его товар из-за отсутствия лицензии.

Что касается реакции властей двух стран на массовые выступления, то она при общем — чрезмерно жестком ответе на проявления вандализма и насилия /стрельбы боевыми патронами можно было бы избежать/ — была в целом различной.

В Алжире постарались не заметить основных причин выступлений и «ударили» по поводу — заставили понизить цены на продукты первой необходимости. Поэтому не приходится сомневаться, что новые поводы для новых выступлений не заставят себя ждать.

В Тунисе попытались разобраться с одной из причин проблемы — президент Зин аль-Абидин бен Али первым делом пообещал создать в ближайшие два года 300 тысяч новых рабочих мест. Главный сейчас вопрос — каким образом? Если это будет сделано простым увеличением постов чиновников — их занятие — мечта дипломированных безработных — проблема вновь даст о себе знать через несколько лет. Другой выход — создание новых производств и развитие сферы услуг — потребует значительных инвестиций, но он более перспективен.

В то же время очевидной ошибкой тунисского режима стала попытка использовать армию для наведения порядка на улицах столицы. Судя по всему, несколько дней нахождения войск в Тунисе раскололи армейское командование, которое в итоге то убирало солдат с улиц столицы, то вновь вводило их туда.

В Тунисе быстро нашли или назначили того, кто мог отдавать приказ на открытие огня, уволив с поста главу МВД Рафика Бельхаджа Касема. Его место занял преподаватель университета и бывший член правительства Ахмед Фриа. Несколькими днями ранее в отставку был отправлен министр информации Усама Ромдхани.

Чтобы снизить накал противостояния, 13 января Бен Али объявил о планах по реализации радикальных антикризисных мер. В частности, он заявил о снижении цен на хлеб, молоко и сахар, отдал распоряжение силам безопасности не применять оружие против участников выступлений. Главной новостью стало то, что в отличие от подавляющего большинства своих коллег из арабских /и не только/ стран он не стал цепляться за власть. Находящийся во главе государства с 1987 года, 74-летний Бен Али объявил, что не будет вносить поправки в конституцию, которая определяет максимальный возраст для кандидатов на пост главы государства в 75 лет. «Нет — пожизненному президентству», — подчеркнул он. Таким образом Бен Али снял с повестки дня вопрос о выдвижении в 2014 году его кандидатуры на очередной 5-летний мандат.

«Ситуация требует глубоких преобразований и совместной работы власти и оппозиции на благо страны», — отметил Бен Али. Он сообщил, что его обманули в оценках социально-экономического кризиса, охватившего страну. Поэтому он инициировал соответствующее расследование, чтобы «выявить степень ответственности каждого».

Сделанные Бен Али жесты только раззадорили улицу, в очередной раз подтвердив, что она понимает только язык силы. 14 января Бен Али назначил исполняющим обязанности главы государства бывшего премьера Мохаммеда Ганнуши и вместе с семьей покинул страну, охваченную хаосом.

Негативный пример Алжира и Туниса напугал ряд других арабских стран, поспешивших отменить намечавшийся ранее подъем цен на некоторые продовольственные товары первой необходимости.

В любом случае в качестве самого предварительного итога событий в Алжире и Тунисе можно констатировать, что тунисский режим продемонстрировал определенную гибкость, однако тунисская улица не ответила на его примирительные жесты. Сможет ли Ганнуши восстановить порядок — сказать трудно. Главное сейчас — не дать возможность радикальным исламистам использовать массовые выступления населения в своих целях. Очень опасным будет и возможное распространение первой в арабском мире «оранжевой» революции на другие страны региона

62.38MB | MySQL:101 | 0,492sec