Сирия: информационная борьба в Интернет-пространстве

В последнее время информационная борьба в Интернет-пространстве стала явлением столь распространённым и, что важнее, оказывающим столь заметное воздействие на происходящие события, что исследованию её необходимо уделять пристальное внимание (что уже активно делается — так, к примеру, на прошедшей 1-2 сентября в Копенгагене конференции, темой которой стала роль масс-медиа в  «арабской весне», 5 из 20 прочитанных докладов были посвящены Интернету). Новый виток развития информационных технологий и рост их доступности для массового потребителя произвели настоящую революцию в информационной войне. В отличие от методов телевидения, где информационной борьбой целенаправленно занимаются большие команды специалистов, сегодня каждый, кто имеет доступ в Интернет, может стать не только объектом, но и субъектом такой войны. В течение самого короткого времени с роликом на «youtube», записью в блоге или социальной сети может ознакомиться огромная аудитория.

Хотя роль основных ресурсов, в рамках которых идёт эта борьба (крупные социальные сети и «youtube») в событиях в Тунисе и Египте, а также продолжающихся акциях протеста в других арабских странах, ещё только предстоит изучить, уже сейчас ясно, что она как никогда велика. После свержения Хосни Мубарака, в руках людей на улицах Каира можно было видеть плакаты с надписями: «Спасибо вам, люди ‘Фэйсбука’», а некоторые египтяне даже называли своих детей в честь этого ресурса.[i]

Исследование Интернет-сферы важно и для полноценного понимания событий, происходящих сейчас в Сирии. Согласно данным, приведённым на сайте internetworldstats.com, количество Интернет-пользователей в стране за последние 10 лет увеличилось самым существенным образом: с 30.000 пользователей в 2000-м году (даже на Западном берегу реки Иордан пользователей Интернета в то время было больше), до 4.5 миллионов в 2011 году. В процентном соотношении это всё ещё меньше, чем в среднем по региону (19.8% против обычных цифр в 30% и больше), но по общему числу интернет-пользователей Сирия уступает только Ирану, Саудовской Аравии и Израилю.[ii] Таким образом, становится очевидным тот факт, что к сирийской Интернет-сфере необходимо относиться с должным вниманием, особенно в свете последних событий: Интернет-пространство здесь развито достаточно для того, чтобы идущая в нём борьба могла так или иначе влиять на исход борьбы реальной.

Сирийское правительство, кажется, стало первым арабским правительством, в полной мере осознавшим уровень угрозы, исходящей от Интернета, и первым, не проигравшим борьбу оппозиции в этом пространстве всухую. Что ещё важнее, это было достигнуто не только запретительными мерами[iii] (отключение доступа к сети, блокировка тех или иных сайтов и т.д.), но также и путём последовательной высокой активности сторонников режима, обладающих продвинутыми навыками пользования компьютером.

В целом, основные действия противоборствующих сторон в Интернете (в рамках «арабской весны») представляется возможным разделить на три основные категории:

o     координация действий (уточнение места и времени встреч, обсуждение и т.д.) – в основном, к этому прибегает оппозиция.

o     агитация, продвижение своих идей, часто путём предоставления «независимой», «правдивой» информации с «места событий» (здесь и далее кавычки в данном контексте означают невозможность верификации подобных утверждений).

o     утверждение своего присутствия, атаки на электронные ресурсы оппонентов.

«Twitter» и «Facebook» как технические средства координации выступлений оппозиции широко использовались как в Тунисе, так и в Египте.[iv] Сирия не стала исключением: в конце января — начале февраля сирийская оппозиция, пользуясь теми же сайтами, стала готовить антиправительственные выступления – т.н. «Дни гнева». Однако, по сути, эти начинания не увенчались серьёзным успехом – число людей, читавших записи организаторов, было невелико. Оно остаётся таким и сейчас: крупнейшая «Facebook»-группа оппозиционеров «The Syrian Revolution»  «понравилась» приблизительно 300 000 человек (по сути, это число можно считать минимальным числом людей, хотя бы раз посетивших эту страничку, поскольку оставить пометку «нравится» один и тот же пользователь может лишь однажды»), однако стоит учитывать, что существенная часть посетителей этой страницы либо проживает не в Сирии, либо вовсе не являются сирийцами (так, к примеру, эта страница «понравилась» двум «Facebook»-друзьям автора данной статьи – не-арабам, жителям Армении и Швеции). Другие оппозиционные «Facebook»-группы имеют значительно меньшую аудиторию – в среднем, 40 000 отметок «нравится» и меньше.[v] Ещё более скромные показатели демонстрируют «Twitter»-аккаунты сирийской оппозиции: наибольшее количество читателей не превышает здесь 30 000 человек.[vi]

Следующим аспектом борьбы в Интернете (особенно в свете того, что целый ряд каналов не имеет возможности освещать события в Сирии) является предоставление т.н. «независимой» информации с «места событий». Главными ресурсом здесь является «youtube». Мы проанализировали содержание первых трёх страниц результатов по запросу «Syria» — из 62 результатов 8 результатов не относились напрямую к интересующим нас событиям, 22 представляли собой проправительственные или не явно антиправительственные видеофайлы (сюда мы включили и все видеоролики канала «Russia Today», которых было 20), а 32 были очевидно оппозиционными и делились на две категории: новостные сюжеты с телеканалов и любительские видеосъёмки. Крайне характерна лексика, употреблявшаяся в названии эти видео: в 24 случаях в названиях присутствовали слова с яркой отрицательной коннотацией: «massacre», «violence», «crackdown», часто с такими эпитетами как «brutal», «bloody» и «horrific». Обращает на себя внимание и факт «анатомичности» этих видео – в значительной части из них вниманию зрителя предлагались изображения раненых людей, трупов и т.д.

Интересно, что при поисковом запросе, составленном по-арабски: «سورية», картина меняется: количество видеофайлов, носящих оппозиционный характер резко возрастает (44 из 62), но меняется и их характер: «анатомичные» съёмки уступают своё место обращениям духовных лидеров и представителей оппозиции, песенным клипам (часто с видеорядом в виде демонстраций протеста, заставками в виде флага Сирии и т.д.), а также видео «с мест событий» — в основном, съёмкам многолюдных демонстраций. Меняется и лексика заголовков: в них порой присутствуют такие слова как «تعذيب»    («пытки»), но чаще встречаются описательные названия, с ключевыми словами вроде «مظاهرات» («демонстрации») или такие понятия как «حرية» )«свобода»(.

Таким образом, мы можем сказать, что данный аспект информационной политики сирийской оппозиции неоднороден и варьируется в зависимости от целевой аудитории: пытаясь сформировать, скорректировать общественное мнение Запада, сирийские оппозиционеры используют своего рода «болевые точки» — демонстрируют «зверства» режима и пользуются соответствующей лексикой. При обращении к арабам они стараются использовать методы убеждения или взывают к патриотическим чувствам. Стоит добавить, что количество просмотров всех проанализированных файлов варьируется от нескольких сотен до 140 тысяч.

Из приведённых выше цифр мы можем сделать вывод, что в пространстве «youtube» оппозиция имеет преимущество перед сторонниками правительства, однако будет несправедливо не отметить, что последние также довольно активны в рамках этого ресурса, в частности, главная Интернет-группа, выступающая в поддержку действующего режима –  Сирийская Электронная Армия («الجيش السوري الالكتروني»(, имеет здесь свой собственный «канал»,[vii] в рамках которого размещает видео в поддержку режима Асада.

Сирийская Электронная Армия – крайне интересный феномен. Это достаточно влиятельная группировка хакеров и продвинутых пользователей, спектр деятельности которой весьма широк: это и спам в оппозиционных группах на «Facebook» (равно как кража паролей от личных страниц оппозиционеров и выявление их IP-адресов) и на личных страницах таких знаменитостей как Барак Обама, Николя Саркози, Опра Уинфри и Брэд Питт;[viii] и атаки на сайты оппозиции и западные сайты (в том числе на сайт Гарварда и на сайт знаменитой группы «Anonymous»,[ix] которая незадолго до атаки поддержала сирийскую оппозицию, атаковав сайт министерства обороны Сирии[x]).

Официально Сирийская Электронная Армия не признаёт своей прямой связи с действующим правительством Сирии, называя себя просто его сторонниками. Тем не менее, есть факты, косвенно указывающие на наличие подобной связи: 20 июня Башар Асад в своей речи поблагодарил Сирийскую Электронную Армию за поддержку;[xi] к тому же доменное имя сайта СЭА было зарегистрировано в Сирийском компьютерном обществе, которое было основано ещё в 1989-м году старшим братом Башара Асада Басилем, и которое сам Башар долгое время возглавлял. Западные эксперты (в частности, Джошуа Лэндис[xii]) также отмечают, что почерк СЭА схож с почерком Иранской КиберАрмии,[xiii] и что Иран оказал существенную поддержку Сирии в технологической сфере. Также звучали заявления о том, что IP-адреса, с которых проправительственные группы хакеров производили свои атаки, в большинстве своём локализованы в Сирии, России и Китае[xiv] (хотя западные эксперты связывают этот факт с тем, что именно в России и Китае ведут свою деятельность крупнейшие синдикаты киберпреступников, параллель с позициями России и Китая по сирийскому вопросы напрашивается сама собой).

Исходя из изложенного выше, мы можем заключить, что информационная борьба между сирийской оппозицией и сирийским правительством (или независимыми проправительственными группами) имеет серьёзные размеры: с обеих сторон в неё вовлечено довольно много профессиональных хакеров, причём мы наблюдаем присутствие на обеих сторонах международных сил – влиятельной группы «Anonymous» на стороне оппозиции (не стоит забывать и о не совсем беспристрастной политике «Facebook») и, возможно, иранских, российских и китайских хакерских группировок на стороне сирийского правительства. Объектами этой борьбы становятся десятки, а иногда и сотни тысяч человек, имеющих доступ к Интернету. При этом психологические приёмы борьбы, по сути, заимствованы у обычных масс-медиа – специфическая выборка видеоряда и риторика, апеллирование к национальным и человеческим чувствам, «разоблачения» оппонента, попытки выставить его смешным. В сфере предоставления «правдивой» информации с «места событий» оппозиция выглядит несколько предпочтительнее проправительственных организаций, однако любой пользователь Интернета тем не менее имеет возможность ознакомиться с массивом информации, представляющим противоположную точку зрения. В другой плоскости противостояния – кибервойне, атаках на сайты соперника, мы наблюдаем известный паритет: обе стороны в состоянии взламывать электронные ресурсы друг друга, и демонстрируют это едва ли не каждый день.

В заключение хочется отметить, что целью данной статьи являлось не только непосредственное описание противоборства сил сирийского общества в Интернет-пространстве, но и попытка показать важность и необходимость дальнейшего изучения Интернет-пространства в целом.

 


[iii]              Стоит отметить, что официально «Facebook» и «youtube» в Сирии запрещены, однако запрет это скорее формальный, поскольку все желающие могут получить доступ к этим сайтам через прокси-серверы, а также почти во всех Интернет-кафе (см., например: http://www.csmonitor.com/World/Global-News/2010/1118/Facebook-banned-in-Syria-is-widely-used-even-by-the-government).

[vi]              http://twitter.com/#!/RevolutionSyria

[vii]             http://www.youtube.com/user/syrianes1

[xiv]            Там же.

52.52MB | MySQL:103 | 0,497sec