Фальстарт суданских «революционеров»

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун подверг резкой критике образование нового повстанческого альянса в Судане, основной целью которого является свержение нынешнего режима в Хартуме. Напомним, что 11 ноября с.г. партизанские движения Голубого Нила, Южного Кордофана и Дарфура объявили о завершении консультаций по созданию нового альянса, который получил название Суданский революционный фронт (СРФ). Термин «революционный» является новым элементом в тактике суданских повстанцев, которые до сего момента в основном напирали на понятие «справедливость». Последнее, кстати, очень верно отражало глубинные причины возникновения очагов партизанского движения, поскольку в его основе лежали именно вопросы недовольства племенной элиты степенью своей экономической и властной автономии. Но на дворе эпоха «революций», и теперь эта «мода» пришла и в Судан. Подчеркнутая «революционность» нового объединения явно имеет своей целью аппелирование к Западу, Здесь мы имеем дело с попытками прежде всего южносуданского руководства подвести свое стремление «хапнуть чужое» под прогрессивную риторику, что собственно и является движущей силой любых революций.

В новом альянсе наши «старые» знакомые – Движение за справедливость и равенство (ДСР), и две фракции Суданского освободительного движения (СОД) М.Минави и А.Нура. Помимо них присутствует и Суданское народно-освободительное движение(СНОД-север), что придает всей этой истории совершенно иной смысл. Напомним, что в период переходного периода цивилизованного разделения Юга и Севера СНОД-север являлся филиалом основной южносуданской партии СНОД, которая собственно сейчас и управляет новым государственным образованием. Таким образом, после раздела страны лидеры СНОД-севера остались явно «не у дел», поскольку в Джубе их никто не ждал, а в Хартуме варианты на получение какой-либо власти у них по понятным причинам равнялись нулю. Шанс на возрождение эта фракция получила исключительно в силу неумения нынешних южносуданских правителей более или менее грамотно управлять государством и элементарно кормить своих граждан. Как только новое государство было официально провозглашено, автоматически запустился и процесс его распада на племенные анклавы, что в настоящее время переросло в новую партизанскую войну, но уже внутри самого Южного Судана. Это действительно уже полноценная война со всеми ее атрибутами: широкомасштабными военными операциями, беженцами, разрухой и своими суданскими «Марусями», «Махно» и «Григорьевыми». Масштаб столкновений достиг таких размеров, что миссия ООН в Джубе была вынуждена «по вопросам безопасности» приостановить полеты своей вертолетной группы (кстати, состоящей из российских летчиков), что поставило вопросы ее жизнеобеспечения под серьезную угрозу.

В этой ситуации руководителям СНОД оставался только один выход. А именно участие в новой «освободительной войне», на которую можно было бы списать всю свою государственную инфантильность, а заодно и попытаться объединить под «благородным предлогом» свою расползающуюся страну. Здесь и пригодился приунывший было руководитель СНОД-север Я.Арман, который фактически и возглавил мятежи против центральной суданской власти в Южном Кордофане и Голубом Ниле.

При этом тактика нового альянса явно «списана» у ливийских «собратьев». Делегация СРФ уже посетили официально США и страны ЕС, призывая создать над конфликтными штатами (и Дарфуром в том числе) бесполетную зону для «защиты мирного населения». Естественно пошли в ход обвинения Хартума в «военных преступлениях» и «расстреле собственных граждан». Интересно, что «смута» фактически не затронула» нефтеносный Абъей, из которого нефть продолжает идти на экспорт через Порт-Судан к взаимному удовлетворению и Хартума, и Джубы. Когда мы ранее говорили о том, что страны из-за «общей нефтяной пуповины» обречены на мир, то не учли того, что в Африке можно, оказывается, «здесь дружить», а «здесь нет».

И здесь заявление генсека ООН Пан Ги Муна и руководителя миротворческими операциями Х.Ладсуса о том, что «образование нового повстанческого альянса является контрпродуктивным, и все проблемы должны решаться исключительно за столом переговоров», пришлось как нельзя кстати. Это должно серьезно «охладить» головы новых «революционеров». Тот же Я.Арман был «серьезно обескуражен» реакцией ООН, которую он классифицировал как «поддержку агрессора и военного преступника, вместо того чтобы поддерживать жертвы и право суданского народа на демократию, уважение прав человека и закон».

Но все дело в том, что в отличие от прежних времен, повстанцы не ограничились в своих программных заявлениях исключительно требованиями «локального характера», а глобально «замахнулись» на свержение правительства в Хартуме. И эту тенденцию четко отфиксировали в ООН и сделали все возможное, чтобы не создать очень опасный для «третьего мира» прецедент. Тем более что в случае с тем же Южным Кордофаном мы имеем дело с обыкновенным мятежом против законно выбранного губернатора, что было признано всеми международными наблюдателями, в том числе и американцами.

Таким образом, налицо новая тенденция в мусульманском мире, о которой мы уже упоминали: мы становимся свидетелями того, как различного рода политические авантюристы начинают широко использовать тему «революций» для достижения своих собственных, сугубо меркантильных целей. И реакция руководства ООН в данном случае очень важна, поскольку жестко указывает на приоритет международных институтов в вопросах оценки «революционности» того или иного «освободительного движения». Более того, что более принципиально, эта позиция позволяет надежно перекрыть канал использования всех этих «революций» для достижения очень практичных целей в отдельно взятых регионах отдельными странами и их лидерами.

41.96MB | MySQL:87 | 0,844sec