Ситуация в Марокко: октябрь 2011 г.

В преддверии назначенных на 25 ноября парламентских выборов в октябре продолжился процесс формирования предвыборных альянсов. Один из них начал складываться еще в августе из партий, которых условно можно назвать центристскими или либеральными, главной характеристикой которых является близость ко дворцу. Это – Национальное объединение независимых /НОН/, Конституционный союз /КС/, Народное движение /НД/, Партия истинность и модернизм /ПИМ/. 5 октября «четверка» стала «восьмеркой» — к центристам присоединились три левых партии /Партия зеленых левых, Рабочая партия, Социалистическая партия/, а также Партия возрождения и добродетели. Примечательно, что часть марокканских левых впервые пошла на альянс с либералами. Этот альянс, судя по всему, обречен на победу в предстоящих выборах, а значит, именно представители этих партий могут составить основу будущего правительства страны.

Другой традиционный альянс – Кутла – в составе которого две «традиционных» левых партии – Социалистический союз народных сил /ССНС/ и Партия прогресса и социализма /ППС/ — и национал-консервативная Партия Истикляль /ПИ/ — перед лицом серьезного соперника в виде «восьмерки» стал подумывать о блокировании с исламистами из Партии справедливости и развития /ПСР/.

Формирование предвыборных альянсов не мешает представителям НОН, НД, ССНС и ППС работать в составе действующего правительства.

11 октября наиболее влиятельное среди исламистских организаций в королевстве движение «Аль-Адль валь-Ихсан» призвало марокканцев бойкотировать выборы. «Мы призываем марокканцев бойкотировать этот процесс, основанный на лжи и иллюзиях, — отмечалось, в частности, в коммюнике этой не разрешенной властями, но терпимой ими организации. – Мы призываем политическую элиту, интеллектуалов и экономистов примкнуть к «Движению 20 февраля», ставшему народным движением».

Напомним: под влиянием «революций» в арабских странах и под давлением «Движения 20 февраля» король Мохаммед VI инициировал принятие в июле с.г. новой конституции, которая несколько расширила прерогативы премьер-министра, однако оставила практически неизменной абсолютную власть монарха.

В настоящее время «Движение 20 февраля», где основные роли играют исламисты и левые, не собирает больших масс людей на свои мероприятия. Его очевидная слабость – разные цели, которые преследуют исламисты и левые. Именно поэтому оно не получило заметной поддержки от среднего и рабочего классов. Тем не менее оно регулярно проводит свои акции в больших городах страны, поскольку его активисты, критикующие абсолютный характер монархии, считают, что их демократические чаяния остались нереализованными.

Со своей стороны марокканские власти регулярно обвиняют «Движение 20 февраля» в том, что им манипулируют исламисты из «Аль-Адль валь-Ихсан».

В октябре Палате представителей /нижняя палата марокканского парламента/ приняла закон, согласно которому на предстоящих выборах единственным документом, подтверждающим личность избирателя, будет удостоверение личности. Таким образом, упраздняется т.н. удостоверение избирателя, по которому голосование осуществлялось на предыдущих выборах и которое каждый избиратель должен был получить в местных избирательных комиссиях. Считается, что ранее существовавшая практика способствовала тому, что в Марокко получило название «покупка голосов». Исламисты из ПСР сразу же заявили, что это было сделано по их требованию. Тем не менее, заметили они, осталась процедура записи в списки избирателей, которая, по их оценке, остается более сложной, нежели само голосование.

Операция по обновлению списков избирателей стартовала 28 сентября. Перед предыдущими выборами в этих списках значились около 13 млн человек.

Заметным событием в октябре стало фактическое присоединение Марокко к тем западным странам, которые обвинили Иран в заговоре с целью убийства посла Саудовской Аравии в Вашингтоне. Как заявил 17 октября глава МИД Марокко Тайеб Фасси Фихри, его страна «не удивлена поведением Ирана» в деле о заговоре против саудовского посла, равно как «неуважением с его стороны суверенитета стран свободного мира». «Мы хотим выразить нашу полную солидарность с Саудовской Аравией в связи с этой попыткой покушения, которая противоречит всем международным нормам и общепринятой морали, — утверждал министр. – То, что стало известно в этой связи, очень тревожит. США очень серьезно относятся к этому делу, равно как и мы».

Как известно, Тегеран сначала заявил о своей непричастности к попытке покушения на саудовского посла. Затем он уведомил о своей готовности изучить обвинения Вашингтона.

Октябрь был богат на события и на антитеррористическом «фронте». 1 октября марокканская полиция объявила о нейтрализации «террористической ячейки» из пяти человек, которые «использовали Интернет для установления связей с «Аль-Каидой». Как отмечалось в коммюнике полиции, «участники этой террористической группы принесли присягу на верность Айману аз-Завахири /новый главарь «Аль-Каиды»/ и установили тесные контакты с ячейками «Аль-Каиды» в Сирии, Ираке, Турции, Йемене и Сомали». Им также вменяется в вину использование поддельных банковских карт, с помощью которых им удалось обналичить значительные суммы денег.

4 октября по итогам состоявшейся в Мадриде встречи между главой МВД Марокко Тайебом Шеркауи и его испанским коллегой Антонио Камачо стороны высказали их обеспокоенность «ростом числа терактов в зоне Сахеля». Как отмечалось в совместном коммюнике, Марокко и Испания «указали на необходимость коллективных действий всех стран региона /Сахеля/» в борьбе с терроризмом. В документе подчеркивалось, что в ходе встречи министры «обсудили эволюцию ситуации в плане безопасности в Средиземноморье и Сахеле в свете последних политических изменений, происшедших в регионе», а именно – в связи с событиями в Ливии. Как метко заметил глава МИД Нигера Мохаммед Базум, Сахель, занимающий площадь в 8 млн кв. км и который делят Алжир, Мали, Нигер и Мавритания, «превратился в пороховую бочку» из-за ливийского кризиса.

20 октября в ходе судебного процесса над подозреваемыми в причастности к подготовке и совершению теракта против иностранных туристов в Марракеше 28 апреля с.г. королевский прокурор потребовал смертной казни для главного подозреваемого и одного из его сообщников. Высшая мера наказания предусмотрена марокканским Уголовным кодексом. Однако на практике она не применяется с 1992г.

Тем временем адвокаты родственников погибших в результате теракта /всего тогда погибли 17 человек, в том числе 8 французов и 3 швейцарца/ сообщили, что потерпевшую сторону удовлетворило бы наказание в виде пожизненного заключения. «Доказательства виновности подозреваемых собраны. Родственники погибших требуют максимальных сроков тюремного заключения, но не смертной казни», — заявил один из адвокатов потерпевшей стороны марокканец Омар Абу Зохор. Такую же точку зрения изложил его французский коллега Франк Берпон. «Защитите марокканскую демократию. Не приговаривайте их к смерти, потому что в этом случае они хотят выглядеть шахидами /умершими за веру/. Не представляйте им такой возможности. Их деяния заслуживают пожизненного заключения. Надо, чтобы они завершили свою жизнь в забвении», — сказал он, обращаясь к судьям.

Процесс над причастными к теракту в Марракеше проходил в антитеррористическом трибунале в Сале /город-спутник Рабата/.

28 октября процесс завершился вынесением высшей мере наказания исполнителю теракта и пожизненного заключения – одному из его сообщников. Еще четыре сообщника получили по четыре года тюрьмы каждый, трое – по два года тюрьмы. Столь незначительные сроки для сообщников преступника вызвали протесты среди присутствовавших на процессе французов – родственников погибших. «Это недопустимо и неприемлемо присуждать всего по 4 года тюрьмы для сообщников. Это означает, что вы помогаете террористам-убийцам. Мы потеряли доверие к марокканскому правосудию», — заявила для АФП Изабель Девайи – мать 10-летней девочки, погибшей в результате теракта.

25 октября в Нуакшоте состоялась встреча командующих ВМС стран-участниц группы «пять плюс пять». Участниками группы являются пять стран Южной Европы /Франция, Испания, Италия, Португалия и Мальта/ и пять стран Магриба /Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко и Тунис/. В ходе встречи обсуждались вопросы обеспечения безопасности в Атлантике и Средиземноморье, а также борьбы с незаконной иммиграцией. Ливию впервые на встрече в таком формате представлял Переходный национальный совет /ПНС/.

25 октября в связи с проведением в Марракеше Международной конференции ООН по вопросам борьбы с коррупцией был распространен доклад Офиса ООН по борьбе с наркотрафиком и организованной преступностью. По данным авторов доклада, в 2009г. наркомафии удалось отмыть около 1600 млрд долларов, что составляет 2,7 мирового ВВП. Из этой астрономической суммы «удалось перехватить из преступного оборота менее 1 процента».

В целом, в условиях относительности самих выборов, особенно в странах с сильной персонифицированной властью /понятно, что это касается не только Марокко/, предстоящие выборы вряд ли что-то изменят кардинально. Вне зависимости от того, кто победит на выборах – «восьмерка», Кутла или ПСР – никто из них не собирается покушаться на основу марокканской государственной власти — монархию в том виде, в котором она сложилась исторически.

41.36MB | MySQL:92 | 0,995sec