Cирия: скорый конец режима Асада и последствия для России

Недавнее решение президента США Б.Обамы признать Национальную коалицию сирийской оппозиции в качестве легитимного органа представительной власти в Сирии , несмотря на то, что за несколько дней до этого в Женеве российские и американские представители говорили несколько о другом, фактически означает, что внутренний конфликт в САР прошел точку невозврата, когда еще можно было говорить об общенациональном примирении на основе договоренности между всеми противоборствующими сторонами. Тем самым зачеркнуты женевские договоренности 30 июня с.г. (Как известно, встреча в Женеве состоялась 30 июня, в ней принимали участие пять постоянных членов СБ ООН и некоторые соседние с Сирией государства. Принятое по итогам встречи коммюнике рекомендует создать в стране переходное правительство. Предполагается также возможность пересмотра на основе общенационального диалога сирийской конституции. После установления нового конституционного порядка предполагается провести многопартийные выборы и сформировать новые государственные органы. Москва неоднократно призывала СБ ООН одобрить женевское коммюнике «Группы действий» по Сирии).

Этому заявлению президента США предшествовало решение НАТО установить на территории Турции вдоль границы с Сирией 6 батарей комплексов ПВО «Пэтриот», что, несмотря на многочисленные заявления западных политических и военных деятелей, фактически является первым шагом по установлению в отношении САР режима бесполетной зоны. То есть события идут практически полностью по «ливийскому сценарию». Сначала создается некий представительный орган из числа представителей различных группировок оппозиции, затем на его базе формируется временное или переходное правительство в противовес законным властям страны, которое признается в качестве единственного законного органа власти, затем ему открыто оказывается военная, финансовая и иная помощь, а затем на «освобожденные территории» можно направлять уже и иностранные воинские контингенты якобы для гуманитарной защиты местного населения. И, конечно, обязательным звеном всех этих действий должно стать введение бесполетной зоны, чтобы нейтрализовать авиацию и ПВО Сирии, и тем самым сделать ее сухопутные войска абсолютно беззащитными перед авиацией коалиции НАТО и ряда стран Персидского залива ( в случае с Ливией это были Катар, ОАЭ и Иордания),  а в случае с Сирией арабский компонент может быть расширен за счет боевых самолетов Саудовской Аравии. Только, если в случае с Ливией бесполетная зона была санкционирована резолюцией СБ ООН, то в отношении Сирии, учитывая позицию России и Китая, страны Запада, Турция и аравийские монархии вполне обойдутся и без правового прикрытия в виде решения ООН. Это уже практиковалось в отношении Ирака и Югославии.

К сожалению, с мнением России на этот раз считаться явно не собираются. Это впервые наглядно показал  второй раунд диалога РФ – ССАГПЗ в середине ноября с.г. в Эр–Рияде, где арабские государства – члены этой региональной организации, повели себя, мягко выражаясь, невежливо. Последовало быстрое признание Национальной коалиции  Францией, а затем и многими странами ЕС и все теми же членами ССАГПЗ, а также и США. И все это – в обход ООН.

То, что режим Асада уже обречен, видимо очевидно для всех. И хотя он еще не трещит по швам, но деожится, а сирийская армия продолжает оказывать ожесточенное сопротивление боевикам вооруженных отрядов сирийской оппозиции, до его падения остаются, скорее всего, считанные месяцы, если не недели. Фактически, Дамаск уже окружен, а на периферии господствуют боевики. Видимо, та массированная помощь оружием, финансами и наемниками, которую получили отряды оппозиции в последние 2 месяца, все-таки сыграла свою роль, тем более когда Дамаск практически не получал столь щедрой военной поддержки от своих союзников, включая Иран.

Правда, алавиты в союзе с другими религиозными конфессиями явно не собираются сдаваться. Им просто некуда бежать из Сирии. Поэтому последняя схватка будет носить особенно ожесточенный характер. Не исключено, что вскоре Б.Асада могут заменить на более решительного алавитского деятеля, скорее всего военного диктатора, поскольку нынешний сирийский президент не смог стать тем харизматическим лидером, который оказался бы в состоянии возглавить борьбу с мятежниками. Но это лишь отсрочит конец нынешних властей САР.

Другое дело – что с захватом Дамаска силами оппозиции гражданская война в Сирии не закончится. Алавиты, шииты, христиане, курды и другие религиозно-национальные меньшинства вполне могут развернуть широкомасштабную партизанскую войну, причем еще более ожесточенную, чем это было в Ираке. И еще неизвестно, чем закончится приход к власти в Дамаске коалиции довольно разношерстной оппозиции, где явно доминируют исламисты. Ведь свержение правящих режимов в Ливии и Египте не привели к окончательной победе «новых» сил. Египет сейчас  оказался на грани гражданской войны, а Ливия медленно сползает по пути дезинтеграции. И никакие западные страны или аравийские монархии не в состоянии остановить эти процессы. Они просто не в состоянии их контролировать. Тем более когда идет развал структур государственного управления. Нельзя исключать, что конфликт в Сирии будет полыхать еще долгие годы, и в конечном счете у власти в Дамаске окажутся вовсе не те, кто сегодня  руководит сирийской оппозицией.

Кроме того, в отличие от Египта и  Ливии, последствия смены власти в САР могут иметь не только региональное, но и глобальное измерение. Самое важное из них – возможность начала процессов создания независимого курдского государства. Сирийские курды уже де-факто получили свободу от режима Асада и не хотят подчиняться повстанцам. На них пристально смотрят «братья» из соседнего Ирака, которые с 1992 года фактически живут автономно от остальной части страны и не скрывают своих планов получить статус независимого государства. И если это случится, то затрещит Турция, где курды составляют около трети всего населения этой страны (свыше 20 млн чел.). Да и в Иране курдская проблема стоит достаточно остро. Таким образом, в результате сирийского конфликта вполне может быть создано крупное по размерам и населению (свыше 30 млн чел.) независимое государство Курдистан в самом сердце Среднего Востока на стыке арабского мира, Турции, Ирана и Закавказья. И вряд ли это государство будет дружественно арабам и Турции. А ослабленная Турция перестанет быть сильным партнером НАТО на южном фланге этого блока.

Другой возможный вариант – часть Сирии вполне может отколоться от остальной части страны и попытаться войти в союз с частью Ирака, где суннитское меньшинство чувствует себя ущемленным шиитами. Тем более что по обе стороны границы проживают одни и те же племена. Вариантов много, и сейчас пока рано просчитывать сценарии. Но курдский фактор – это уже реальная сила.

Что касается столь упорного стремления США , американских союзников в Европе и аравийских монархий как можно быстрее свергнуть режим Асада, то дело тут вовсе не в демократии, «арабской весне» или чем-то еще. Сирия – это последнее препятствие на пути к достижению главной цели американо – европейско — аравийской коалиции в регионе – свержению нынешнего режима в Иране. Кто-то хочет добиться полного контроля над энергетическими запасами Ближнего и Среднего Востока, кто-то опасается ядерных амбиций Тегерана, а кто-то боится шиитского фактора в этом регионе, особенно в зоне Персидского залива и распространения идей иранской исламской революции на собственное шиитское население. Для Саудовской Аравии, Катара, Кувейта, ОАЭ и Бахрейна падение нынешней власти в ИРИ является самой заветной мечтой.

Так что дело не только в Сирии. Если это произойдет, то весь нефте- и газоносный регион вокруг Персидского залива превратится в вотчину США, которые, опираясь на ССАГПЗ, прежде всего Саудовскую Аравию и Катар, смогут диктовать цены на энергетические носители всему миру. И что особенно важно для Вашингтона и их ваххабитских союзников – заложником этого станет в первую очередь Россия. Ведь еще в середине 80-х годов прошлого столетия президент США Р.Рейган, договорившись с королем Саудовской Аравии, так обрушил цены на нефть, что уже через несколько лет СССР просто развалился. И почему бы не повторить это сейчас, тем более что Москва упорно не хочет подчиниться политической воле США? А ваххабиты Аравии давно мечтают об отделении от России мусульманских районов Северного Кавказа и Поволжья. Но сделать это можно, только если лишить РФ ее главного экономического козыря – энергетического оружия. Без высоких цен на нефть и газ Россия экономически продержится не более 3-4-х лет. Да и после падения нынешних властей в Сирии и Иране можно будет довольно быстро протянуть газопровод из крупнейшего в мире ирано-катарского месторождения Южный Парс – Северное месторождение в Персидском заливе через территорию КСА, Иордании, Сирии и Турции в Европу. И тогда «Газпрому» придется, мягко говоря, туго, а надобность в «Южном потоке» просто отпадет. А без нынешних высоких доходов от нефти и газа российский бюджет просто треснет и не выдержит ни социального или оборонного бремени. А это – уже угроза внутренней стабильности и внешней безопасности Российской Федерации.

Отсюда, как представляется , становится понятной активная поддержка  США, их европейскими союзниками и консервативными режимами арабских стран Персидского залива арабских «революций», в результате которых рухнули те силы, которые исторически с симпатией относились к Москве. Их геополитическая задача – развалить и уничтожить Россию как мировой полюс и крупную военную и энергетическую державу. А уж тогда можно будет добраться и до Китая.

24.67MB | MySQL:60 | 0,474sec