Ситуация в Марокко: декабрь 2012 г.

Наиболее заметным событием месяца стала кончина 13 декабря 84-летнего Абдессаляма Ясина — основателя и духовного лидера одного из самых влиятельных в Марокко исламистских движений «Аль-Адль валь-Ихсан» /«Справедливость и благочестие»/. Эта организация формально запрещена, но на деле терпима властями. Созданное в 1973 г., «Аль-Адль» выступает за создание в Марокко исламского государства, и на словах утверждает, что не намерено прибегать к насилию для достижения этой цели. В отличие от других исламистских организаций, и в частности, продворцовой Партии справедливости и развития /ПСР/, «Аль-Адль» не признает за монархом статуса «Предводителя верующих», присвоенного в свое время Хасаном II, отцом действующего монарха Мохаммеда VI.

Имя Ясина стало хорошо известным в 1974 г., когда бывший инспектор системы образования издал книгу – открытое письмо Хасану II «Ислам или потоп» с критикой королевского режима, после чего на три года оказался в изоляции в психиатрической больнице. Затем до 2000 г. длительное время находился фактически под домашним арестом в т.н. охраняемой резиденции. В 2011 г. Ясин активно участвовал в манифестациях, проводившихся «Движением 20 февраля» на волне событий «арабской весны». Затем «Аль-Адль» вышло из этого движения из-за разногласий с его светскими участниками.

Вопреки мусульманской традиции, похороны Ясина были назначены на пятницу 14 декабря. В тот день в центре Рабата собрались десятки тысяч последователей Ясина – главным образом мужчин. Полиция предприняла повышенные меры безопасности.

Несмотря на то, что точная численность активистов «Аль-Адль» неизвестна, это движение считается самым влиятельным среди других исламистских организаций Марокко. Похоже, что со сменой лидера этот статус, а также идеология «Аль-Адль» не изменится, поскольку Ясин успел сформировать достаточное число руководителей движения, полностью разделяющих его взгляды. Имя нового лидера «Аль-Адль» было названо 24 декабря. Им стал 63-летний Мохаммед аль-Аббади, в свое время – один из основателей «Аль-Адль». Его единственный конкурент в борьбе за пост генерального секретаря движения Фатхалла Арсалан получил пост заместителя генерального секретаря.

Аль-Аббади – бывший преподаватель исламских наук в университете Уджды – неоднократно подвергался арестам за свою деятельность в рядах «Аль-Адль».

В декабре продолжали звучать отзвуки скандала, связанного с лишением       5 октября марокканскими властями аккредитации корреспондента бюро французского информационного агентства АФП в Рабате Омара Брокси. Напомним: им не понравилось то, как этот известный журналист освещал частичные парламентские выборы в Танжере. В частности, он упомянул в одном из репортажей об участии в выборах кандидатов, «близких к королевскому дворцу», под которыми подразумевались кандидаты от Партии истинность и модернизм /ПИМ/, основанной доверенным лицом монарха Фуадом Али эль-Химмой. Наверно, потому, что кандидаты ПИМ проиграли, реакция властей /читай – дворца/ была такой, какой она была – журналиста с безупречной деловой репутацией обвинили в «недостатке профессионализма».

Хорошо известно, что для работающих в Марокко журналистов, включая иностранных, есть три табу, которые нельзя преступать: нельзя затрагивать личность монарха, ислам, а также ставить под сомнение марокканскую принадлежность Западной Сахары. Сохранение этих табу несмотря на приход к власти исламистов из ПСР фактически подтвердил 13 декабря премьер-министр Марокко Абдельилла Бенкиран. По его словам, королевство не потерпит, чтобы имя короля использовалось в разборках между политическими партиями. Причем это заявление прозвучало на совместной пресс-конференции с премьер-министром Франции Жаном-Марком Эйро. «Необходимо, чтобы французы знали одну вещь: в Марокко у нас есть понятия, которые являются священными, — сказал Бенкиран. – В нашей конституции его Величество король по своей воле убрал упоминание о священности его особы. Марокканцы очень любят короля и уважают его. Они не любят, когда его имя вмешивается во что бы то ни стало». По словам премьера, «журналисты в своей работе должны учитывать марокканские реалии». «Нам не нравится, когда говорят «партия короля», потому что такой партии не существует. «Партия короля» — это Марокко и это марокканцы», — утверждал он.

Декабрь оказался богатым на события, касавшиеся западносахарской проблемы. 2 декабря глава делегации сепаратистов на переговорах с Марокко Адду Хатри заявил в Алжире, что никакое решение этой проблемы невозможно без проведения референдума о самоопределении этой территории, который должен быть организован под эгидой ООН среди проживающего на ней населения. Хатри призвал мировое сообщество «уважать его обещание, сделанное в 1991 г.» относительно организации референдума в обмен на прекращение боевых действий. «Возможно, настанет день, когда сахарцы решат действовать самостоятельно и окажут необходимое давление с тем, чтобы вынудить Марокко согласиться со справедливым и долгосрочным решением сахарского конфликта», — пригрозил он.

Нереализуемость идеи референдума, которую, кстати, поддерживал покойный Хасан II, была всегда очевидной, потому что даже когда все стороны западносахарского конфликта были формально согласны с планами  проведения плебисцита, они имели абсолютно разные подходы к порядку формирования избирательного корпуса. Именно эта причина в свое время не позволила провести голосование.

6 декабря марокканские правозащитные организации начали «национальную кампанию» за освобождение «политических заключенных», и в частности, активистов «Движения 20 февраля». По данным правозащитников, в настоящее время в тюрьмах находятся свыше 70 активистов этого движения.

16 декабря по итогам 3-хдневного съезда оппозиционного Социалистического союза народных сил /ССНС/ стало известно имя нового лидера этой влиятельной левой партии. По итогам выборов, проходивших в два тура, на пост первого секретаря был избран Дрис Лахгар. Во втором туре выборов этот 59-летний адвокат получил 975 голосов, его соперник Ахмед Заиди – 761. Лахгар начинал свою политическую карьеру в молодежном крыле ССНС. В период, когда социалисты входили в состав правительства, с 2009 по 2011 гг. занимал пост министра по связям с парламентом.

Бывший лидер ССНС Абдеррахман Юсуфи волею покойного Хасана II в 1998 г. возглавил т.н. правительство альтернативы. Социалисты входили в правительство вплоть до 2011 г. Однако подобное «сожительство» лидеров ССНС с дворцом сослужило плохую службу этой партии, заметно растерявшей влияние среди марокканцев. Когда по итогам парламентских выборов 2011 г. победу одержали исламисты из ПСР, ССНС приняла решение не участвовать в кабинете и перешла в оппозицию.

28 декабря в Марракеше состоялась стихийная манифестация протеста против повышения цен на воду и электричество. Она вылилась в столкновения с полицией, в ходе которых до 30 участников акции были арестованы. По данным свидетелей, до 60 человек получили ранения. Участников акции удалось разогнать только после того, как полиция применила слезоточивый газ и водометы. Этот инцидент в очередной раз продемонстрировал, что правительство Марокко во главе с исламистом Бенкираном, пришедшее к власти на волне «арабской весны», не ожидает спокойное будущее.

В декабре много новостей из Марокко были связаны с экономической тематикой. 4 декабря, пять лет спустя после ввода в эксплуатацию порта Танжер-Мед, в Рабате было объявлено о завершении проектирования еще одного нового глубоководного порта на средиземноморском побережье. Порт Надор-Вест-Мед будет построен в течение ближайших пяти лет в районе городе Надор. Его главное предназначение – перевалка нефтепродуктов. Стоимость проекта – 7,5 млрд дирхамов /примерно 673 млн евро/.

6 декабря генеральный директор национальной железнодорожной компании ONCF Мохаммед Хли сообщил, что сверстан бюджет проекта строительства первой на африканском континенте скоростной железной дороги /TGV/, которая свяжет Танжер и Касабланку. Он определен в сумме 20 млрд дирхамов /1,8 млрд евро/. Эти средства пойдут на разработку проекта, создание необходимой инфраструктуры, приобретение подвижного состава и оборудования. Тем временем уже начались строительные работы по трассе будущей дороги. Они, в частности, ведутся в районе реки Себу близ Кенитры.

Предполагается, что марокканская скоростная железная дорога начнет работать в 2015 году, что позволит преодолевать расстояние между Танжером и Касабланкой через Рабат за 2,5 часа.

У проекта TGV имеется немало противников, которые считают, что он не является проектом первой необходимости для Марокко. Один из их аргументов – прекрасные «обычные» пассажирские составы ONCF и сейчас перемещаются со скоростью 120 – 140 км в час.

12 декабря в экономической столице Марокко Касабланке в присутствии короля Мохаммеда VI и премьер-министра Франции Жана-Марка Эйро состоялась торжественная церемония начала эксплуатации первой трамвайной линии, построенной в огромном мегаполисе французской компанией Alstom. Общая протяженность трамвайных путей – 31 км, на них оборудованы 48 остановок. Предполагается, что ежедневно трамваи Касабланки будут перевозить 250 тысяч человек в день. Считается, что реализация этого проекта частично решит проблемы уличного движения в городе с населением, оцениваемым в 4,5 млн человек.

Проект строительства трамвайной линии в Касабланке обошелся Марокко в 600 млн евро. Из них 120 млн ушло на укладку полотна, 160 млн – на приобретение подвижного состава. Первая линия берет начало от Площади ООН близ портовой медины и дальше следует через старые кварталы города, индустриальные районы до квартала «Факультеты». Эксплуатацией трамвайной сети займется совместное мароккано-французское СП Casa-Tram. Стоимость разового билета составит 6 дирхамов /примерно 20 рублей/.

Столица Марокко город Рабат уже имеет две трамвайных линии, построенных при участии Alstom.

13 декабря, по завершении 2-дневного официального визита Эйро в Марокко были подписаны соглашения на сумму в 280 млн евро относительно реализации в королевстве программ развития сети электростанций, которые будут перерабатывать энергию Солнца и ветра.

51.33MB | MySQL:101 | 0,452sec