Ситуация в Алжире: декабрь 2012 г.

В начале декабря в Алжире продолжали подводить итоги выборов в местные органы власти, прошедших 29 ноября. В ходе выборов – вторых после проведенных президентом Абдельазизом Бутефликой реформ, предпринятых, чтобы парировать дыхание «арабской весны», неожиданностей не произошло: победу на них одержала пропрезидентскаяпартия Фронт национального освобождения /ФНО/. По уточненным данным, она получила абсолютное большинство в 159 муниципалитетах из 1541, и относительное большинство – в 832 муниципалитетах, которыми ФНО сможет руководить в альянсе со своими союзниками. Второе место получила вторая пропрезидентская партия – Национальное демократическое объединение /132 и 215/. Светское проберберское Объединение за культуру и демократию /ОКД/ контролирует 13 коммун в Кабилии, где относительно компактно проживают берберы.

Неожиданный прорыв сделал новичок избирательной гонки – Народное алжирское движение /НАД/. Оно завоевало абсолютное большинство в 12 коммунах. Возглавляемое министром по защите окружающей среды Амарой Бенюнесом НАД смогло легализоваться благодаря реформам Бутефлики.

Оглушительно проиграли исламисты. Их результаты оказались наихудшими со времени первых многопартийных выборов в 1990 г. Такой результат резко контрастирует с избирательными достижениями исламистов в других странах региона – Египте, Тунисе и Марокко. Как утверждала в этой связи алжирская газета «Экспресьон», «то, что было тенденцией во время недавних парламентских выборов, только что наглядно подтвердилось в ходе выборов в местные органы власти – алжирцы категорически отвергают политический исламизм».

О «достижениях» исламистов: некогда входившее в правившую коалицию Движение общества мира /ДОМ/ вместе со своими союзниками из Альянса за «Зеленый Алжир» /АЗА/ смогло получить абсолютное большинство лишь в 10 коммунах, в то время как на выборах в местные органы власти в 2007 г. ДОМ в одиночку смогло получить абсолютное большинство в 16 муниципалитетах. Напомним, на парламентских выборах исламисты даже на волне «арабской весны» смогли получить всего 61 из 462 мест в Национальной народной ассамблее /ННА – нижняя палата парламента/.

По официальным данным, на избирательные участки пришли 44,27%. от 21 млн избирателей /на парламентских выборах в мае 2012 г. аналогичный показатель составил 43,1%/. В выборах участвовали 52 политических партии и 179 списков независимых.

Еще один интересный сигнал относительно расклада политических сил в Алжире поступил из этой страны 31 декабря. В тот день было объявлено, что по результатам частичных выборов в Совет нации /верхняя палата алжирского парламента/ ФНО утратил в ней большинство в пользу другой пропрезидентской партии НДО. ФНО получил 17 мест из 48, подлежавших ротации, НДО – 24 места. Таким образом, отныне в 144-местном сенате НДО имеет 44 места из 96 избираемых, ФНО — 39.

Две трети сенаторов периодически избираются коллегией выборщиков, составленной из депутатов местных органов власти /по одной трети каждые три года/, одна треть назначается президентом на 6-летний срок.

В декабре достаточно много событий оказалось связано с соседним с Алжиром Мали. 3 декабря в Алжире побывал глава МИД Туниса Рафик Абдессалем. По итогам визита он сообщил, что Алжир и Тунис намерены сотрудничать в сфере безопасности с тем, чтобы парировать угрозы, связанные с оккупацией северных районов Мали радикальными исламистскими группировками, и в частности, «Аль-Каидой в странах исламского Магриба» /АКМ/. «То, что происходит сейчас в Мали, вызывает тревогу и порождает проблемы как для Туниса, так и для Алжира», — констатировал он. Чтобы противостоять угрозам с юга, две страны договорились «сотрудничать в сфере безопасности, а также обмениваться информацией».

Со своей стороны глава МИД Мурад Меделси объявил, что до конца 2012 г. должны были состояться встречи представителей министерств обороны и внутренних дел Алжира и Туниса, которые должны были выработать «новые механизмы обеспечения безопасности совместной границы».

У Алжира и Туниса были причины для усиления охраны совместной границы. 20 декабря глава МВД Туниса Али Лаарайед объявил об аресте 16 человек, входивших в группу, связанную с АКМ. Аресты были произведены в двух городах на западе Туниса близ границы с Алжиром. «В районе Касерин /300 км к юго-западу от Туниса мы обнаружили группу террористов, связанную с АКМ. Она находилась в тренировочном лагере, которым руководили трое алжирцев», — сообщил министр на пресс-конференции. В лагере были захвачены боеприпасы, взрывчатка, а также камуфляжная одежда. По словам министра, после подготовки в этом лагере молодых джихадистов перебрасывали в Алжир и Ливию. Еще 8 вооруженных исламистов, среди которых были трое ливийцев, были арестованы в районе города Джендуба на северо-западе Туниса. По словам министра, обе группы были связаны между собой несмотря на то, что расстояние между двумя городами составляет 400 км. Участники «северной» группы кроме всего прочего обвинялись в попытке организации перехода вооруженного отряда исламистов из Ливии в Алжир. Подобное перемещение могло преследовать две цели: либо АКМ стягивает свои силы в Мали, либо она попытается активизировать свои действия собственно в Алжире.

Еще одна новость от Лаарайеда – большинство захваченного у участников двух групп оружия имело ливийское происхождение.

6 декабря в Алжире с визитом побывал помощник госсекретаря США Уильям Бернс. Из Алжира он призвал всех соседей Мали усилить охрану их границ с тем, чтобы не допустить переброски оружия, горючего и боевиков в эту страну. Бернс поддержал усилия Алжира, пытающегося наладить диалог между Бамако и «неэкстремистскими» группировками, каковыми пытаются представить «Ансар ад-Дин» и Национальное движение освобождения Азавада /НДОА/. В первой состоят главным образом туареги – исламисты, которые по своим деяниям по части насаждения законов шариата ничем не отличаются от своих единомышленников из АКМ и Движения за единство и джихад в Западной Африке /ДЕДЗА/. Во второй состоят туареги, придерживающиеся светских взглядов. Ранее отряды НДОА были вытеснены исламистами из всех основных городов Северного Мали.

2 декабря министр информации Алжира Мохаммед Саид объявил, что ННА рассмотрит проект нового закона об аудиовизуальных СМИ в первой половине 2013 года. В случае его принятия этот сектор откроется для частного капитала, прекратив действовавшую в течение почти 50 лет государственную монополию. В настоящее время в Алжире действуют 5 телеканалов, 5 национальных и 47 местных радиостанций. Все они являются государственными. В течение нескольких последних месяцев появились несколько «терпимых» властями частных телеканалов, вещавших на Алжир, работая вне его национальной территории. Реформа аудиовизуальных СМИ была обещана Бутефликой в 2011 году в ответ на протестные выступления, прошедшие в стране на волне «арабской весны».

В начале декабря вновь напомнил о себе бывший видный полевой командир АКМ алжирец Мохтар Бельмохтар. Объявивший в октябре 2012 г. о выходе из АКМ, этот боевик воспользовался эфиром частной мавританской радиостанции Sahara Medias FM с тем, чтобы объявить о формировании своего нового вооруженного формирования «Подписавшиеся кровью». Одновременно он призвал мавританцев вступать в ряды его бандформирования для ведения джихада как в Мавритании, так и за ее пределами.

Мавританские власти сразу же потребовали объяснений от руководства радиостанции, напомнив, что Бельмохтар был заочно осужден мавританским судом за террористические атаки и похищения людей, ранее совершавшиеся на территории этой страны.

19 декабря в Алжире было объявлено об аресте одного из руководителей АКМ Салаха Гасми /боевой псевдоним — Мохаммед Абу Салах/. Представленный как официальный представитель АКМ и третье лицо в иерархии этой организации Салах Гасми был арестован алжирскими силами безопасности в районе Буиры /120 км к юго-востоку от Алжира/. 38-летний выходец из Бискры /Алжирская Сахара/ этот специалист в сфере информатизации возглавлял «Информационную комиссию АКМ», которая занималась подготовкой коммюнике АКМ и их размещением на сайтах исламистов. Именно Гасми в 2006 г. объявил о присоединении Салафистской группы проповеди и джихада /СГПД – предшественница АКМ/ к «Аль-Каиде».

Заметным событием месяца стал состоявшийся 19 – 20 декабря визит в Алжир президента Франции Франсуа Олланда. Накануне визита Алжир буквально захлестнули страсти, поскольку одна часть его населения до сих пор ненавидит бывшую метрополию, другая – выражает ей всяческое признание. Так, десять политических партий, в том числе четыре – исламистские, выступили с заявлением, в котором осудили «отказ французских властей признать преступления, совершенные французами в Алжире, извиниться за них и компенсировать их материально и морально». Они также обвинили действующие алжирские власти в неспособности добиться от Франции таких извинений. Однако у большинства алжирцев, похоже, отношение к Франции изменилось. По данным опроса общественного мнения, проведенного газетой «Либерте», 57 процентов алжирцев выступают за поддержание «образцовых» отношений с Францией.

Что касается лидеров двух стран, то они в своих заявлениях перед визитом сделали упор на необходимости строительства будущих отношений и отказе от бесконечных дискуссий о прошлом.

Аналогичные ожидания высказывала и франкоязычная алжирская пресса. Как писала газета «Суар д`Альжери», «визит Франсуа Олланда должен пройти без какой-либо полемики», поскольку стороны «должны сконцентрировать свои усилия на ключевых проектах франко-алжирского экономического сотрудничества». В свою очередь правительственная газета «Эль-Муджахид» указывала, что визит Олланда пройдет «под знаком реализма», поскольку две страны «решительно повернулись в будущее». Показательно, что тон статей в арабоязычной прессе был более враждебным.

И действительно, главные итоги визита Олланда в Алжир касались прежде всего экономического сотрудничества. В частности, было подписано соглашение о строительстве в Алжире близ Орана сборочного завода компании «Рено». Предусматривается, что уже через 18 месяцев на этом заводе будет собираться 25 тысяч машин в год с конечной целью достичь уровня в 75 тысяч машин в год. В соответствии с алжирскими законами, Алжир вложит в проект 51% необходимых средств, компания «Рено» — 49%. Переговоры по этому проекту долгое время были в тупике из-за того, что Алжир хотел «посадить» завод в портовом городе Джиджелли /350 км к востоку от Алжира/, французы выступали за Алжир, где, как они считали, им будет легче набрать квалифицированных рабочих. В итоге было найдено компромиссное решение – Оран.

Алжирский автомобильный рынок считается одним из самых больших в Африке. За 9 месяцев 2012 года Алжир импортировал около 419 тысяч автомобилей на сумму 3,677 млрд евро. Компания «Рено» занимает первое место в Алжире по продажам, поставив в 2012г. около 100 тысяч машин.

В заявлениях, сделанных в Алжире, Олланду все же пришлось вспоминать и сложное прошлое в отношениях между Алжиром и Францией. Выступая 20 декабря с трибуны ННА перед депутатами двух палат алжирского парламента, президент Франции признал, что «французская колонизация принесла страдания алжирскому народу», не став при этом извиняться за нее.

В целом, наиболее актуальным для Алжира сейчас является ответ на вопрос – где АКМ концентрирует свои силы: в самом Алжире или в Мали? В первом случае – он менее вероятен – страну может ждать всплеск террористической активности. Если верно второе, у Алжира может появиться большой соблазн негласно допустить подобную концентрацию сил исламистов с тем, чтобы потом их уничтожали не алжирские силовики со всеми сопутствующими издержками, а международный контингент, который будет развернут в Мали.

51.97MB | MySQL:101 | 0,375sec