Военно-политическая обстановка в Ираке (декабрь 2012 года)

В декабре 2012 года военно-политическая обстановка в Ираке заметно обострилась, что было вызвано массовыми протестными антиправительственными выступлениями радикально настроенной части арабского суннитского населения. Неурегулированным остается кризис в отношениях между центральным правительством в Багдаде и властями Региона Курдистан), хотя напряженность в отношениях между конфликтующими сторонами во второй половине минувшего месяца несколько снизилась. В целом сложной остается ситуация в сфере безопасности. В области внешней политики в минувшем месяце иракское руководство по-прежнему уделяло повышенное внимание событиям в Сирии, а также отношениям с другими соседними странами, особенно с Турцией.

В декабре положение дел в сфере безопасности в Ираке оставалось сложным, с видимыми элементами напряженности. В различных районах страны периодически совершались теракты, вооруженные нападения и другие насильственные акции. Так, 17 декабря серия скоординированных терактов была совершена на севере Ирака, преимущественно в районах, принадлежность которых оспаривают между собой арабы и курды. Погибли 48 и получили около 100 человек, в основном из числа курдов. Еще одна серия терактов была совершена 31 декабря в центральных, северных и южных провинциях страны. Погибли 28 и получили ранения свыше 80 человек. По-прежнему многие теракты и вооруженные нападения целенаправленно совершаются против представителей шиитской общины, в том числе паломников.

По официальной информации иракских правительственных органов, в декабре число погибших (гражданских лиц, военнослужащих и полицейских) в результате терактов, вооруженных нападений и других видов насилия составило 208 человек (в ноябре — 166 человек). Ранения получили 360 человек (в ноябре – 252 человека). Число погибших среди гражданского населения составило 115 человек (в ноябре — 101 человек).

В декабре на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, обстрелы, теракты и другие вооруженные насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Туз-Хурмату, Эль-Фаллуджа, Рамади, Аль-Буслейба, Баакуба, Самарра, Тикрит, Джалаула, Эр-Рутба, Эль-Мусаиб, Ханакин, Хазнах, Машхад, Кадиния, Эль-Латифия, Эд-Дуджаиль, Эд-Дулуия и в ряде других мест.

В минувшем месяце в Багдаде и прилегающих к столице районах регулярно продолжали происходить теракты и вооруженные нападения. Как и прежде, большая часть терактов совершалась в шиитских районах столицы.

Нестабильная, с элементами напряженности ситуация сохраняется в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его окрестностях, а также в различных районах провинции Найнава. Здесь регулярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия.

Террористы и боевики продолжают активно действовать в соседнем Киркуке. Напряженная ситуация в этом городе в значительной степени вызвана сохраняющимся противостоянием арабского и туркоманского населения с курдами.

На юге Ирака в декабре теракты и вооруженные нападения имели место в городах Хилла, Эш-Шабаш и некоторых других местах.

Во внутренних областях Региона Курдистан в минувшем месяце ситуация в основном сохранялась стабильной.

Напряженная обстановка сохраняется в приграничных с Турцией  курдских районах. Турецкие самолеты (тактические истребители F-16) в минувшем месяце неоднократно (1, 24 и 27 декабря) наносили удары по базам и лагерям курдских сепаратистов из Рабочей партии Курдистана на севере Ирака в районах Зап, Кандиль и ряде других мест.

Сложная ситуация сохраняется на иракско-сирийской границе. С территории Ирака в Сирию не прекращается нелегальный переход боевиков, переправляется оружие для сирийской оппозиции, ведущей вооруженную борьбу против режима президента САР Б. Асада. Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики, отвечая на обвинения со стороны США в связи с пролетом через воздушное пространство страны иранских самолетов, направляющихся в Сирию, заявил, что иракцы не в состоянии обыскивать каждый самолет, летящий из Ирана в Сирию. Тем не менее, Багдад стремится не допустить поставки вооружений через свое воздушное пространство в соседнее государство.

Сохранение напряженности в Ираке во многом обусловлено продолжающимся конфликтом между центральным правительством в Багдаде и курдским руководством Эрбиле, вызванного созданием по распоряжению Центра специального оперативного командования «Тигр», зоной ответственности которого являются спорные территории на севере страны. Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики считает, что если диалог между сторонами не приведет к позитивным результатам, то страна окажется перед угрозой полномасштабного «этнического конфликта», который «не отвечает интересам ни арабов, ни курдов, ни туркоман».

Арабско-курдские переговоры продолжались на всем протяжении минувшего месяца и проходили очень трудно. При этом следует подчеркнуть, что курдское руководство во главе с М. Барзани изначально заняло жесткую позицию, требуя расформирования командования «Тигр» в качестве непременного условия для урегулирования конфликта. Одновременно между Багдадом и Эрбилем развернулась информационная война. Стороны постоянно обвиняют друг друга в нарушении уже достигнутых договоренностей, вооружении своих сторонников, нагнетании напряженности на спорных территориях, вводе в эти районы дополнительных военных сил. Так, власти курдской автономии сообщили, что иракские правительственные КПП стали блокировать перевозку товаров на территорию Региона Курдистан. По информации СМИ, курды развернули в районе конфликта свыше 30 тыс. войск «пешмерга», что, как считают некоторые аналитики, значительно превосходит «военные возможности» противостоящих им частей иракской армии. 18 декабря курдские войска обстреляли вертолет иракских ВВС в районе Киркука.

Политический курс руководства Региона Курдистан в отношениях с Багдадом был поддержан курдской оппозицией. Так, Исламская Лига, Исламский союз Курдистана и Движение за перемены (Горран) заявили, что они получили приглашение на переговоры с премьер-министром Ирака Н. аль-Малики, но отказались от него, потому что считают, что глава правительства пытается вбить клин между курдами.

Глава курдской автономии М. Барзани 14 декабря рекомендовал использовать словосочетание «курдские районы за пределами региона» (трех провинций, входящих в автономию, — В. Ю.) вместо «спорных территорий». Это стало ответом на высказывание Н. аль-Малики, в котором последний назвал спорные регионы «смешанными территориями», что курды сочли нарушением конституции Ирака.

В ответ в Багдаде заявили, что предложение М. Барзани «не имеет правового значения» и является «нарушением конституции Ирака». Одновременно было подчеркнуто, что «любое незаконное действие столкнется с жестким правовым ответом. В конце концов, у нас нет другого выбора, кроме как придерживаться Конституции, чтобы решить все политические споры».

Следует отметить, что некоторые видные арабские шиитские политические и религиозные деятели осуждают действия Н. аль-Малики в отношении курдов, выступают против дальнейшей эскалации арабско-курдского конфликта, а тем более его перерастания в кровавую междоусобицу. Так, духовный лидер иракских шиитов Великий аятолла А. Систани призвал Н. аль-Малики воздерживаться от принуждения Ирака и иракцев к кровавым конфликтам, к которым ведет кризис в отношениях между региональным правительством Курдистана и федеральным правительством. Систани также объявил, что любой, кто примет участие в войне с курдами, совершит большой грех и может не рассчитывать на загробную райскую жизнь. Духовный лидер шиитов заявил, что Н. аль-Малики ищет войны, которая не нужна Ираку.

Влиятельный радикальный шиитский лидер М. ас-Садр организовал в декабре в некоторых южных провинциях страны демонстрации своих сторонников, которые проходили под лозунгами, осуждавшими создание командования «Тигр» и действия Н. аль-Малики в отношении курдов, ведущие к усилению напряженности в Ираке.

В то же время старейшины кланов и племен в южной провинции Кербела (населена преимущественно арабами-шиитами) объявили о своей готовности поддержать командование «Тигр» 200-ми добровольцами от каждого клана или племени для «успеха его функций», осудив при этом эскалацию, которая происходит между федеральным правительством и курдской автономией.

Важную позитивную роль в налаживании и поддержании арабско-курдского политического диалога играли президент Ирака Дж. Талабани (курд) и спикер иракского парламента У. ан-Нуджайфи (араб-суннит). Так, Дж. Талабани исключил возможность отделения Курдистана от Ирака, подчеркнув, что курды являются зрелыми, и не хотят отделения или независимости, потому что это невозможно. В случае же, «если Курдистан объявит о независимости, и Турция, Иран или Ирак не объявят ему войну, а просто закроют границы, что мы будем тогда делать? Мы просто задохнемся по одной простой причине, — из-за того, что экономических поставок и инфраструктуры для независимости не существует». Министр иностранных дел Ирака Х. Зибари (курд) призвал урегулировать конфликт в рамках действующей иракской конституции.

В связи с тяжелым заболеванием Дж. Талабани, который перенес в декабре инсульт, многие политические наблюдатели считают, что мирные переговоры между Багдадом и Эрбилем могут оказаться под угрозой срыва.

Активные посреднические усилия в урегулировании конфликта между Багдадом и Эрбилем прилагали США. Так, М. Барзани 22 декабря провел встречу с американским специальным посланником, Б. Мак-Герком, обсудив с ним пути решение кризиса в отношениях между федеральным правительством и курдской автономией. Как сообщают СМИ, другой американский посланник – Бикрофт посоветовал Барзани «снизить» тон своей риторики в отношении Багдада.

15 декабря в СМИ появились сообщения о том, что правительства Ирака и курдской автономии договорились о мерах по ослаблению напряженности в зоне конфликта и постепенном выводе войск из спорных территорий. В заявлении президента Ирака Дж. Талабани говорилось, что обе стороны будут выводить войска, а местная полиция возьмет на себя обеспечение безопасности в спорных районах при помощи местных организаций, представляющих этнические группы. Вместе с тем отмечалось, что в договоренностях не указаны конкретные сроки вывода войск сторон. В соответствии с планом, объявленным офисом Дж. Талабани, местные жители в спорных районах будут осуществлять надзор за собственной безопасностью. Кроме того, будут созданы комитеты для формирования сил безопасности в соответствии с процентом этнических групп в каждой области, после чего иракские и курдские вооруженные силы начнут покидать эти районы. Соглашение также предусматривало прекращение обеими сторонами враждебных кампаний в СМИ, которые способствуют росту напряженности. М. Барзани заявил 25 декабря, что «вывод сил «пешмерга» напрямую связан с выводом иракских войск» из зоны конфликта.

27 декабря исполняющий обязанности министра обороны Ирака С. ад-Дулайми и министр по делам «пешмерга» в правительстве Региона Курдистан Дж. М. Али объявили в Багдаде о достижении предварительного «всеобъемлющего соглашения» по урегулированию ситуации на спорных территориях. Ожидалось, что подписание окончательного текста соглашения состоится 30 декабря в Эрбиле. Однако это событие не состоялось в назначенный срок из-за оставшихся так до конца и не согласованных ряда конкретных деталей.

В прошедшем месяце террористы и боевики в различных районах Ирака продолжали совершать вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских политических деятелей, военнослужащих, сотрудников полиции и органов безопасности, бывших и действующих бойцов и командиров суннитских военизированных формирований «сахва». Жертвами вооруженного насилия часто становятся дети. Террористическим атакам подвергаются мечети, прежде всего, шиитские. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками, подрывающими автомашины, начиненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи зданий различных государственных учреждений и общественных организаций, различных военных и полицейских объектов. Боевики обстреливают правительственные объекты из минометов. В ряде случаев террористы и боевики действуют, переодевшись в форму иракских военнослужащих или сотрудников полиции.

5 декабря американские аналитики опубликовали рейтинг, оценивающий 158 стран по показателям значительности террористической активности внутри страны, смертности, разрушений и экономического урона от терроризма. Ирак в этом списке занял первое место.

В различных районах Ирака продолжают активно действовать криминальные элементы, в том числе организованные преступные группировки, причем зачастую они хорошо вооружены.

По состоянию на 1 января 2013 года в силовых структурах Ирака числилось около 806,6 тыс. человек, в т. ч. в вооруженных силах — 271,4 тыс. человек, в различных структурных подразделениях МВД – 531 тыс. человек и в Иракских специальных оперативных силах (подчиняются непосредственно главе правительства) – 4,2 тыс. человек.

По официальной информации министерств обороны и внутренних дел Ирака, в декабре 2012 года потери военнослужащих и полицейских при проведении боевых и специальных операций, а также в ходе повседневной служебной деятельности составили убитыми 83 человека, в том числе 28 военнослужащих и 55 полицейских (в ноябре – 65 человек, в том числе 30 военнослужащих и 35 полицейских).

16 декабря премьер-министр Ирака Н. аль-Малики заявил, что национальная армия не предназначена для развязывания войн против других государств, а служит «Ираку и иракцам». Правительство хочет, чтобы вооруженные силы стали «щитом страны», защищающим ее «от угроз и опасностей». Армия также должна обеспечивать «суверенитет и безопасность» государства. Глава правительства призвал военнослужащих повышать уровень своей подготовки «на всех уровнях».

Н. аль-Малики резко отреагировал на заявление шиитского лидера М. ас-Садра по поводу закупок вооружений для иракской армии. По словам премьер-министра, высказывание М. ас-Садра «должно быть доказано, …или он столкнется с последствиями своих обвинений в судебном порядке». Ранее М. ас-Садр сообщил, что он поддерживает вооружение иракской армии, но при условии, если это оружие должно быть «для Ирака, а не для других стран», что оно не будет передаваться силам, входящим в состав командования «Тигр» и «не пойдет на вооружение баасистов».

6 декабря в Багдаде по итогам заседания совместного американо-иракского координационного комитета по обороне и безопасности был подписан Меморандум о взаимопонимании, определяющий основные направления военного сотрудничества между США и Ираком на ближайшие пять лет. В частности, предусматривается обмен военными делегациями, обучение в США иракских военнослужащих, сотрудничество в борьбе с терроризмом и в сфере разведки, проведение совместных учений армий двух государств, обмен информацией об участии в миротворческих и гуманитарных операциях. В ходе встречи также обсуждались вопросы повышения «возможностей и модернизации» иракских вооруженных сил, ряд региональных проблем, особенно ситуация в Сирии.

В декабре американская компания «Локхид Мартин» поставила иракским ВВС первый из шести военно-транспортных самолетов C-130J «Супер Геркулес», заказанных в 2008 году. Еще два самолета заказчик получит в ближайшее время. Вторая партия из трех самолетов прибудет в Ирак в 2013 году.

20 декабря в иракской военно-морской базе Умм-Каср состоялась церемония передачи национальным ВМС двух патрульных кораблей, построенных в США. Эти корабли стали самыми крупными единицами ВМС Ирака. Они представляют собой крупные многоцелевые, многофункциональные корабли, способные выполнять широкий круг задач по оказанию поддержки различных видов деятельности на море.

В декабре Агентство по оборонному сотрудничеству и безопасности министерства обороны США уведомило Конгресс о планируемой продаже Ираку в рамках программы «Иностранные военные продажи» услуг по обслуживанию абонентских станций спутниковой связи с антеннами малого диаметра VSAT (Very Small Aperture Terminal).

11 декабря председатель комитета по международным делам иракского парламента Х. Хамуде, прибывший в Россию для переговоров, заявил, что сделка по покупке Ираком российских вооружений не отменена, а приостановлена. Х. Хамуде подчеркнул, что это произошло по сугубо внутрииракским причинам, подчеркнув, что «прежде всего, речь идет о коррупции в некоторых структурах страны. Я еще раз повторяю: мы уделяем огромное внимание развитию отношений с Россией. Сделку не отменили. Она лишь временно приостановлена. И я полагаю, она вскоре возобновится».

Таким образом, в декабре 2012 года ситуация в сфере безопасности в Ираке продолжала оставаться сложной, что было обусловлено продолжающимся конфликтом между центральным правительством и курдской автономией, а также не прекращающимися в различных районах страны терактами, вооруженными нападениями и другими насильственными акциями.

Многочисленные и зачастую острые противоречия, борьба за власть между ведущими иракскими политическими блоками привели в декабре 2012 года к серьезному обострению внутриполитической обстановки в стране.

Поводом для обострения ситуации послужил арест девяти сотрудников охраны министерства финансов по подозрению в причастности к терроризму. Это случилось 20 декабря, на следующий день после того, как сам министр, суннит Р. аль-Иссауи заявил о похищении 150 сотрудников его ведомства. Кроме того, полиция произвела обыск в офисе и доме министра финансов. В ответ на эти действия министр обвинил Н. аль-Малики в причастности к похищению сотрудников его ведомства. Отметим, что Р. аль-Иссауи является членом блока «Аль-Иракия», соперничающего с партией власти «Государство закона», а аресты были произведены вскоре после того, как министр потребовал отставки главы правительства.

Блок «Аль-Иракия» и другие политические оппоненты Н. аль-Малики обвинили премьер-министра в чрезмерной «концентрации власти в одних руках», в проведении курса, «ведущего к диктатуре», и в политических репрессиях.

В ответ Н. аль-Малики обвинил неназванных политиков в содействии кризису в стране, предупредив от использования «сектантского тона» для достижения политических или личных целей. В заявлении премьер-министра отмечалось, что «некоторые политики, используют для создания политического кризиса любую меру судебных или несудебных властей». Н. аль-Малики призвал суннитских политиков «не нагнетать обстановку и не содействовать заговору по разжиганию междоусобицы». Кроме того, премьер-министр развернул кампанию запугивания своих политических противников. В частности, инициировано обсуждение вопроса об ограничении сферы применения положения о парламентской неприкосновенности. Речь идет о том, что депутатам будет разрешено открыто высказывать свое мнение, без угрозы юридического преследования только в стенах парламента.

Ряд местных и региональных политических аналитиков связывают нынешнее обострение внутриполитической обстановки в Ираке с конфликтом в соседней Сирии. Как известно, значительная часть лидеров иракских суннитов симпатизирует противникам президента САР Б. Асада в то время как правительство Н. аль-Малики не идет на разрыв связей с официальным Дамаском и не поддержало санкции против сирийского режима, введенные Лигой арабских государств.

В конце декабря в некоторых районах страны с преимущественно суннитским населением (провинции Анбар, Салах-эд-Дин и Найнава) начались массовые акции протеста, которые сразу же приняли отчетливо выраженную антиправительственную направленность, причем часть протестующих выступала под антишиитскими и антииранскими лозунгами. Подчеркнем, что в демонстрациях регулярно участвуют представители местной власти, в том числе депутаты провинциальных советов, религиозные деятели, вожди племен.

События начались 23 декабря в городе Рамади — административном центре провинции Анбар (в этой провинции опальный министр финансов Р. аль-Иссауи имеет мощную базу поддержки). Жители Рамади перекрыли шоссе, ведущее в Иорданию и Сирию (в последующие дни эта акция неоднократно повторялась), требуя отставки Н. аль-Малики. В демонстрации приняли участие около двух тысяч человек. Выступая перед участниками акции протеста, глава провинциального совета Х. Лияда заявил: «Мы собрались здесь сегодня не из-за Иссауи или его охранников. Мы требуем реформировать это конфессиональное правительство и выступаем за то, чтобы аль-Малики подал в отставку». Суннитский богослов А. М. ас-Саади призвал шиитских министров с уважением относиться к исполнению своих обязанностей и не допускать конфликтов на религиозной почве.

Протестные выступления в Ираке приняли перманентный характер, они проходили до конца декабря 2012 года и продолжились в январе 2013 года. Среди их участников стали раздаваться угрозы применить насилие, пойти на вооруженное сопротивление властям в случае, если требования демонстрантов не будут удовлетворены. В частности, они требовали освобождения арестованных охранников министра финансов, отмены принятых недавно властями страны законов по борьбе с терроризмом, которые, по их мнению, частично направлены против суннитов. В Тикрите манифестанты выкрикивали лозунги, называя Н. аль-Малики «трусом» и «агентом Ирана». Демонстрации противников правительства Н. аль-Малики прошли в Мосуле.

28 декабря в акциях протеста в Эль-Фаллудже (провинция Анбар) участвовали около 60 тыс. человек. Участники митингов обвинили Н. аль-Малики в «трусости» призвали его прекратить «принимать советы от Ирана», ориентироваться на Тегеран во внутренней и внешней политике страны, дать «свободу Багдаду». Многие демонстранты требовали немедленной отставки Н. аль-Малики, жгли иранские флаги и угрожали поднять вооруженное восстание.

В Рамади 30 декабря толпа протестующих демонстрантов-суннитов закидала камнями и бутылками кортеж вице-премьера Ирака С. аль-Мутлака (суннита, поддерживающего Н. аль-Малики). По имеющейся информации, С. аль-Мутлак приехал в Рамади, чтобы попытаться умиротворить протестующих.

Протестные выступления суннитов поддержал радикальный шиитский лидер М. ас-Садр, также выступивший против «коррупции и диктатуры». В то же время влиятельный шиитский политик осудил тех, кто пытается использовать протестные выступления в целях разжигания межконфессиональной вражды между суннитами и шиитами

Таким образом, эскалация протестных вступлений угрожает серьезно дестабилизировать обстановку в Ираке, «погрузить страну в глубокий политический кризис».

В целом сложным продолжает оставаться экономическое и социальное положение Ирака. В стране по-прежнему с перебоями подается электроэнергия, остро ощущается нехватка пресной воды, значительные трудности испытывает транспорт и сельское хозяйство, на высоком уровне остается безработица, многочисленные трудности имеются в сфере здравоохранения и медицинского обслуживания населения. Сохраняющаяся в Ираке политическая нестабильность, отсутствие в стране необходимой законодательной базы, проблемы в деле обеспечения безопасности, всесилие местной бюрократии отталкивают многих иностранных инвесторов от работы в стране.

Тем временем, по итогам 2012 года Ирак занял второе место в рейтинге ОПЕК, укрепив свои позиции среди ведущих мировых экспортеров нефти. Таким образом, в рамках ОПЕК Ирак в настоящее время уступает лишь Саудовской Аравии. В 2012 году добыча нефти в Ираке выросла на 24 процента. В среднем добыча нефти в стране доходит до отметки 3,35 млн баррелей в сутки.

Ирак запускает новый нефтепровод протяженностью 669 км, связывающий южные месторождения в провинции Басра с западной провинцией Анбар. Он сооружен взамен нефтепровода, построенного в 1970-е годы и уничтоженного в ходе войны 2003 года.

Всемирный банк решил выделить Ираку 900 млн долларов на развитие социально- экономических проектов. Данная программа рассчитана на четыре года и представляет собой «первую полноценную стратегию партнерства между банком и правительством Ирака». Она нацелена на оказание помощи местным властям в создании новых рабочих мест, укрепление государственных структур и на программы социальной интеграции. Наряду с этим речь идет о поддержке шагов, направленных на диверсификацию национальной экономики и на развитие частного сектора. Представители Всемирного банка отмечают, что новая программа помощи ориентирована не только на центральные власти Ирака, но и на регионы.

По информации СМИ, Ирак активно скупает на мировых рынках золото. Это привело в последние месяцы к увеличению в четыре раза размеров государственного резерва этого металла, который достиг в начале ноября 2012 года 31,07 тонн. Только в сентябре минувшего года иракское правительство приобрело за рубежом 23,9 тонн золота в активы Центрального банка.

В условиях кризиса в отношениях между центральным правительством Ирака и курдской автономией руководство Региона Курдистан продолжает курс на упрочение экономической самостоятельности региона. Премьер-министр курдского правительства Н. Барзани 4 декабря заявил, выступая на международной энергетической конференции в Эрбиле, что Иракский Курдистан в настоящее время является важной частью мировой энергетической карты и частью планов по развитию экспортных маршрутов в ближайшем будущем. Н. Барзани заявил: «Наша политика, наши достижения и наши контракты полностью соответствуют конституции Ирака, и я еще раз подчеркиваю, выгоды будут общими для всех иракцев». Отметив, что иракское правительство часто использует федеральный бюджет и контроль над природными ресурсами для оказания политического давления, Н. Барзани заявил, что, если Ирак хочет добиться успеха, он должен исполнять конституцию и избегать централизации власти. При этом «доходы от иракской нефти и газа должны быть использованы, чтобы помочь и поддержать стремление нынешнего и будущих поколений, а не покупать дорогое оружие и создавать кризисы, усугубляющие проблемы страны». Он вновь призвал федеральное правительство как можно скорее принять закон о нефти и газе, как и закон о распределения доходов от них.

6 декабря правительство курдской автономии объявило о сокращении экспорта нефти в Багдад на половину до тех пор, пока федеральное правительство не выплатит задолженность международным компаниям, работающим в регионе. С 25 декабря курдские власти прекратили экспорт нефти. Причиной такого шага стал спор с центральными властями о расчетах за нефть. С 2003 года курды самостоятельно заключили примерно 50 сделок по экспорту нефти, однако правительство Ирака считает их незаконными. В апреле 2012 года курдские власти резко снизили экспорт нефти, заявив, что багдадское правительство сделало только два платежа и должно им 1,5 млрд долларов. В июле курды, в качестве «жеста доброй воли» возобновили экспорт нефти. В ответ федеральное правительство обещало в сентябре заплатить 848 млн долларов, но заплатило лишь 550 миллионов. При этом в Багдаде заявили, что компании, действующие в курдской автономии, поставили нефть не в полном объеме, с чем и связана не полная выплата платежей. Напомним, что согласно заключенному в 2011 году договору между федеральным центром и властями автономного региона, Регион Курдистан осуществляет экспорт нефти только через правительство в Багдаде, а полученную прибыль стороны делят поровну.

29 декабря министерство финансов Ирака объявило, что Иран и Ирак обсудили возможность создания совместной свободной экономической зоны, выразив готовность предоставить все формы поддержки для успеха реализации этой идеи.

Таким образом, в декабре 2012 года внутриполитическая ситуация в Ираке заметно осложнилась в связи с вспыхнувшими массовыми антиправительственными выступлениями радикально настроенной части арабского суннитского населения. Негативное влияние на ситуацию в стране продолжает оказывать и продолжающийся конфликт между центральным иракским правительством и властями курдской автономии.

В декабре 2012 года в сфере внешней политики иракское руководство продолжало уделять повышенное внимание ситуации в Сирии и вокруг нее, а также отношениям с другими соседними государствами, особенно с Турцией.

Глава иракского правительства Н. аль-Малики неоднократно выражал обеспокоенность продолжением насилия в Сирии, призывая «сирийские оппозиционные силы действовать в направлении политического разрешения кризиса, которое будет гарантировать выполнение интересов сирийского народа». Во время встречи 20 декабря в Багдаде с делегацией Национального координационного комитета за демократические перемены (представляет легальную сирийскую внутреннюю оппозицию) Н. аль-Малики подтвердил необходимость совместных усилий для борьбы с экстремизмом в Сирии, «поскольку экстремизм создает проблемы, а не решает их». Он отметил, что ситуация в Ираке не может быть отделена от происходящего в Сирии, и подтвердил, что иракское правительство предоставило Сирии гуманитарную помощь, и эта помощь будет увеличена. Причем эти шаги «делаются не для политических целей», что было признано международными организациями, которые поддержали действия Ирака.

Министр иностранных дел Ирака Х. Зибари охарактеризовал ситуацию в Сирии как «тяжелую» и постоянно ухудшающуюся. Глава иракской дипломатии указал на необходимость политического урегулирования сирийского кризиса, что, по его мнению, потребует длительного времени. Министр отметил, что Багдад поддерживает контакты со всеми сторонами сирийского конфликта.

Враждебность сохраняется в отношениях между Ираком и Турцией. Так, власти Ирака 3 декабря не позволили самолету министра энергетики и природных ресурсов Турции Т. Йылдызу приземлиться в Эрбиле. Йылдыз намеревался принять участие в международной энергетической конференции в столице курдской автономии. В то же время Н. аль-Малики заявляет, что Ирак желает улучшить отношения с Турцией, но с одним условием, что Анкара не будет вмешиваться во внутренние дела его страны. Глава иракского правительства отметил, что отношения с Турцией начинались очень хорошо, однако на данный момент, к сожалению, это не так. При этом он считает, что «нынешнее состояние отношения между Анкарой и Багдадом не может устраивать ни иракский, ни турецкий народ». Н. аль-Малики выразил желание «укрепить братские отношения со своим турецким коллегой Эрдоганом», однако вновь осудил турецкие власти за отказ выдать Багдаду осужденного иракским судом вице-президента Ирака Т. аль-Хашими. Иракский лидер также предупредил, что правительство Турции, вмешиваясь в иракские внутренние дела и подписывая соглашения с курдской автономией, пытается раздробить Ирак. Н. аль-Малики указал, что турецкое вмешательство в дела Ирака «откроет двери перед другими странами и поставит не только северный Ирак, но и всю страну в сложную ситуацию». При этом он заверил, что иракское правительство не допустит продолжения подобной практики турецкого руководства.

После начала массовых выступлений иракских суннитов Н. аль-Малики обвинил Турцию во вмешательстве во внутренние дела Ирака и в провоцировании вражды между суннитами и шиитами.

Премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган в декабре заявил, что он направляется в Вашингтон, в том числе и для обсуждения внутрииракской ситуации. В ответ в Багдаде заявил, что «турецкий премьер не опекун Ирака, чтобы заботиться о его внутриполитическом состоянии». Очередное провокационное высказывание Эрдогана в адрес Багдада было расценено в иракском парламенте как «грубое вмешательство во внутренние дела Ирака, что противоречит нормам международного права». При этом было отмечено, что Турция совместно с Саудовской Аравией стремятся разжечь в Ираке гражданскую войну, «как это случилось в Сирии».

По мнению экспертов, «одна из главных претензий Багдада к Анкаре заключается в чрезмерно активном развитии отношений турецким руководством с региональным правительством Иракского Курдистана, которое особенно активно в последнее время прилагает усилия по снижению своей зависимости от центральных иракских властей, в частности в энергетической сфере, заключая международные контракты, в том числе с Турцией в обход федерального правительства.

По словам Н. аль-Малики, у Ирака и Кувейта имеется общее стремление «закончить и закрыть» все спорные вопросы, существующие между двумя государствами.

На ежегодном саммите стран-членов ССАГПЗ, состоявшемся в конце декабря в столице Бахрейна Манаме, руководители аравийских монархий призвали Ирак полностью выполнить резолюции Совета Безопасности ООН, касающиеся демаркации иракско-кувейтской границы, продолжения идентификации останков граждан Кувейта и других стран, погибших в 1990-1991 гг. во время иракской агрессии, возвращения Кувейту его государственного архива, выплаты компенсаций кувейтским фермерам. Аравийские лидеры заявили о намерении стоить отношения с Ираком на основе добрососедства и невмешательства во внутренние дела, призвали все иракские политические силы действовать в интересах достижения национального единства и стабильности в Ираке.

24 декабря премьер-министр Ирака Н. аль-Малики посетил с визитом Иорданию, где обсудил с королем Абдаллой II и другими руководителями соседней страны вопросы дальнейшего развития иракско-иорданских отношений в различных сферах: политической, торгово-экономической, инвестиционной, энергетической. Ирак и Иордания договорились увеличить пропускную способность нефтепровода, идущего от иракских месторождений до иорданского морского порта Акаба. Предполагается также увеличить поставки в Иорданию природного газа.

12 декабря президент России В. Путин обсудил с премьер-министром Ирака Н. аль-Малики реализацию договоренностей, достигнутых в октябре в ходе его визита в Москву.

Таким образом, в декабре 2012 года в Ираке произошло осложнение военно-политической обстановки. Ситуацию в стране серьезно обострили массовые антиправительственные выступления арабского суннитского населения. Ряд экспертов в этой связи даже заговорили об «иракской весне». Неурегулированным остается конфликт между багдадским правительством и властями курдской автономии о принадлежности спорных территорий на севере страны, что также негативно сказывается на общей ситуации в Ираке. Нестабильным остается положение дел в сфере безопасности. В различных районах страны продолжают активно действовать экстремистские и террористические группировки.

52.04MB | MySQL:101 | 0,352sec