Социально-экономическая ситуация в Иране: декабрь 2012 г.

На фоне негативных тенденций предыдущих месяцев социально-экономическая ситуация в Иране в декабре 2012 г. развивалась относительно спокойно. Правительству удалось стабилизировать валютный рынок и до определенной степени сдержать рост потребительских цен. Падение объемов добычи и экспорта нефти не только остановилось, но и возник обратный процесс: Иран пусть незначительно, но все же смог увеличить продажи своего сырья за рубеж. Вместе с тем, является ли это положение признаком того, что экономика ИРИ достигла дна своего падения и теперь стоит ожидать ее долгосрочной стабилизации, или же декабрь 2012 г. стал для исламской республики кратким затишьем перед новой бурей.

Деятельность властей по стабилизации социально-экономической ситуации в ИРИ

В начале декабря 2012 г. министр промышленности, шахт и торговли ИРИ М.Газанфари заявил, что ситуация на внутренних товарных рынках страны постепенно стабилизируется. По его словам, снижение курса доллара по отношению к иранскому риалу, произошедшее к 1 декабря 2012 г., благотворно сказалось на росте цен на потребительские товары. Последний, якобы, остановился, и, по словам министра, в ближайшем времени по некоторым товарным позициям можно будет ожидать сокращения розничной цены. Он также подчеркнул, что стабилизации ситуации способствовало не только складывающееся положение на валютном рынке, но и меры, предпринятые правительством по наведению порядка в функционировании системы распределения потребительских товаров. При этом М.Газанфари отметил, что иранские власти извлекли урок из событий лета – осени 2012 г. и подготовились к возможным новым потрясениям. В частности, он заявил о существенном наращивании запасов т.н. «стратегических товаров» и готовых планах по введению талонной системы, если таковая потребуется. Впрочем, министр поспешил успокоить население, подчеркнув, что указанные меры предприняты исключительно исходя из сугубо гипотетического, а не реального наличия угроз.

В начале декабря 2012 г. глава особой парламентской комиссии по вопросам поддержки национального производства, контроля и реализации норм 44 статьи конституции ИРИ[1] Х.-Р.Фуладгяр сообщил о предстоящей передаче на рассмотрение меджлиса некоего пакета мер поддержки национального производства. Последний был разработан его комиссией в соавторстве с другой парламентской комиссией, занимающейся вопросами развития промышленности и шахт, а так же при привлечении исследовательского центра меджлиса. Предполагается, что реализация предусмотренных в пакете положений должна укрепить национальную экономку, гарантировать постоянство ее развития, а также сделать ее более устойчивой к влиянию внешних факторов. Всего, по словам, Х.-Р.Фуладгяра документ включает в себя две группы поощрительных мер: т.н. «послабления» (тасхилат) и «освобождения» (маафийат). Обе группы, предположительно, схожи. И меры-тасхилат, и меры-маафийат нацелены на обеспечение более эффективного функционирования бизнеса в иранских реалиях путем упрощения ряда процедур и предоставления более выгодных условий в области налогообложения, банковско-финансовой, юридической, таможенной, судебной и страховой сферах. Главное существующее различие лишь одно: меры-тасхилат не потребую от правительства ИРИ какого-либо финансового вмешательства, в то время как на меры-маафийат в бюджетах страны на ближайшие три года предполагается выделить до 50000 млрд иранских риалов (приблизительно 4 млрд долл. США по официальному курсу ЦБ ИРИ).

В декабре 2012 г. власти ИРИ попытались навести порядок в работе Тегеранской товарной биржи. В центре их внимания оказались производители нефтехимических продуктов и сталелитейщики. По результатам проверки, 17 компаний были временно отстранены от участия в торгах, а 18 других получили предупреждения. Все 35 фирм были уличены в нарушении правил торгов на бирже (в первую очередь – в неисполнении обязательств по поставкам своей продукции).

Руководство ИРИ серьезным образом обеспокоено демографической ситуацией в стране. Если еще в конце 2000-х оно было обеспокоено высокими темпами роста населения, то теперь официальный Тегеран опасается того, что уровень рождаемости может упасть ниже 2,2% необходимых для поддержания количества граждан на существующем уровне. В результате, в недрах президентской власти ИРИ при согласовании с другими государственными структурами (включая Высший совет культурной революции) прорабатываются новые законы и поправки к уже существующему законодательству с целью улучшить социальное положение женщин. Помимо мер популистско-пропагандистского характера, предусматривается и ряд практических шагов, таких как увеличение срока отпусков, предоставляемых женщинам по беременности и для ухода за ребенком, с 6 до 9 месяцев, предоставление двухнедельного отпуска главе семьи для ухода за супругой и ребенком после родов, а также сокращение пенсионного возраста для многодетных женщин (по их желанию).

В декабре 2012 г. иранское руководство активно искало возможности по компенсации бюджетного дефицита в текущем 1391 г. (март 2012 – март 2013 гг.) и создании новых источников дохода для госказны в 1392 г. (март 2013 – март 2014 гг.). Одним из таких предложений была активизация фискальной политики. Для этого в ИРИ уже в 2009 – 2012 гг. были созданы все необходимые инструменты, включая механизм начисления НДС. В декабре 2012 г. речь шла лишь о повышении взимаемых в Иране налогов с 1392 г. Однако эта идея наткнулась на сильнейшее сопротивление депутатов меджлиса. В этих условиях кабинет министров заговорил о необходимости снятия наложенного парламентом временного запрета на начало проведения второго этапа реформ по сокращению предоставляемых населению косвенных госсубсидий и их частичной монетизации. Впрочем, дискуссия по этому вопросу в декабре 2012 г. результатов не принесла.

Правительство ИРИ не смогло в декабре 2012 г. вовремя предоставить проект бюджета на 1392 г. для рассмотрения в Меджлис. Депутаты, ожидавшие, что документ окажется у них уже 5 декабря 2012 г., тут же заявили о преднамеренном саботаже госбюджета на будущий год со стороны М.Ахмадинежада и кабинета министров. Между тем необходимо отметить, что подобная ситуация, в целом, штатная для ИРИ. В 1391 г. иранский бюджет вообще был принят практически через два месяца после начала бюджетного года. При этом, даже в отсутствие самого документа депутаты меджлиса начали свой спор с правительством относительно главных экономических показателей, которые должны быть заложены в бюджет на 1392 г. Так, член парламентской комиссии по вопросам бюджета Г.Месбахи-Мокаддам настоятельно рекомендовал правительству при планировании своих будущих доходов исходить исключительно из возможных объемов экспорта нефти в 1 млн. баррелей в сутки (т.е., по крайней мере, в половину объема углеводородов, который поставлялся Тегераном за рубеж до 2012 г.).

Власти ИРИ подтвердили свою готовность предоставить в распоряжение студентов (магистрантов и аспирантов), выезжающих для учебы за рубеж на 2012-2013 учебный год до 27000 долларов США. Из них 12 тыс. долларов США предназначены на оплату проживания, а 15 тыс. на оплату обучения. Указанную инвалюту можно приобрести в Центрах торговли валютой (ЦТВ). При этом, государственным стипендиатам будет разрешено приобретать доллары по заниженному официальному курсу в 12260 иранских риалов. Студенты самостоятельно выезжающие за рубеж смогут получить их по официальному плавающему курсу в 24570 риалов.

 

 

 

 

Санкции и их влияние на экономику ИРИ

 

В декабре 2012 г. несколько изменился тон заявлений международных экспертов относительно эффективности применяемых США, ЕС и их партнерами санкций в отношении ИРИ. С одной стороны, они продолжают заявлять, что Западу удалось существенно сократить объемы производства и экспорта иранской нефти. В частности, аналитики отмечают в декабре 2012 г. семнадцатипроцентный спад добычи сырья по сравнению с январем 2011 г. Однако, с другой стороны, они говорят о возникших в последние месяцы 2012 г. брешах в санкционном режиме, которые позволили иранцам отчасти восстановить некоторые утраченные позиции. В частности, по данным ОПЕК в ноябре 2012 г. уровень добычи нефти в ИРИ достиг 2,8 млн баррелей в сутки, а в декабре составил уже 2,83 млн баррелей в сутки. «Слабым звеном» в декабре 2012 г. выступила Япония, нарастившая импорт углеводородов из ИРИ. Тревожные сигналы поступали и из Турции, прекратившей в том же месяце публиковать отчеты о странах-поставщиках нефти для своей экономики. Последнее многими экспертами воспринимается как сигнал о решении Анкары провести существенные закупки сырья у Тегерана.

15 декабря 2012 г. министр экономики и финансов ИРИ Ш.Хосейни в интервью иранским СМИ признал, что к концу иранского 1391 г. объемы прибыли, полученные страной за 12 месячный срок составят лишь 50% от полученных в предшествующем 1390 г. Главной причиной этого министр назвал санкции, введенные в отношении его страны. Впрочем, он тут же постарался успокоить иранцев, заявив, что существенное сокращение доходов никак не повлияет на выплаты зарплат госслужащим до конца 1391 г. (принимая значительный объем и важную роль госсектора в экономике ИРИ – это не пустые слова). Как пояснил министр, доходы ИРИ в период с марта 2012 г. по март 2013 г. составят 950000 млрд иранских риалов, что при переводе в доллары по официальному курсу в 12260 иранских риалов должно составить 77,5 млрд долл. США. Необходимо отметить, что Ш.Хосейни оказался не первым высокопоставленным иранским чиновником безоговорочно признавшим негативное влияние санкций на экономику страны. Он лишь следовал общей тенденции, заданной непосредственно руководителем кабинета министров ИРИ – М.Ахмадинежадом. Последний еще в октябре 2012 г. заявил, что из-за введенных в отношении Ирана экономических мер бюджет его страны испытывает существенный дефицит и правительство было вынуждено сократить расходы по некоторым статьям до нуля или на 25%.

Причины нехватки средств в иранской казне никем не скрываются и хорошо известны. Нефтяное эмбарго ЕС и отключение банков ИРИ от системы СВИФТ в 2012 г. и явились главными источниками финансовых бед Тегерана. Причем необходимо подчеркнуть, что, вплоть до самого введения указанных санкций, никто из экспертов как в самом Иране, так и за его пределами не верил даже в теоретическую возможность реализации подобных жестких мер в отношении ИРИ. Между тем существенным ударом по иранским бюджетным планам на 2012 г. как раз и оказалось вызванное европейским нефтяным эмбарго летнее падение объемов экспорта углеводородов из ИРИ. Как отмечают эксперты, если до 2012 г. Тегеран в среднем продавал на внешних рынках около 2,4 млн баррелей нефти в день, то к августу 2012 г. этот показатель упал до уровня 1 млн баррелей  (а, по некоторым данным, и ниже этого). В дополнение к указанной проблеме с весны 2012 г. (и даже ранее) иранцы оказались не в состоянии получать в полном объеме средства, вырученные за продажу даже этих объемов сырья. В результате, Тегеран при расчетах со своими внешнеторговыми партнерами стал использовать не совсем стандартные и не всегда удобные схемы взаиморасчетов, включая бартерные сделки, использование национальной валюты контрагентов и драгоценные металлы. Показательно, что к осени 2012 г. из Тегерана стали поступать сведения о том, что во взаиморасчетах с использованием драгметаллов иранцы начали проявлять определенную «всеядность», осуществляя их не только с золотом, но и серебром, а также драгоценными камнями.

При этом все же необходимо принимать во внимание тот факт, что очевидное негативное воздействие санкций на экономику страны явилось далеко не единственной (и, в некоторой степени, не первоочередной) причиной признания действующим кабинетом министров и лично М.Ахмадинежадом факта эффективности санкционного давления на ИРИ. К декабрю 2012 г. президенту страны и его сторонникам понадобилось через будирование вопроса санкций в обществе отвлечь внимание населения от собственных ошибок в планировании экономического развития. Ранее активно используемый ими для оправдания своих же недочетов тезис о наличии неких внутренних врагов и мироедов, мешающих развитию страны и в своих корыстных интересах дестабилизирующих социально-экономическую ситуацию в ИРИ, уже явно не воспринимался публикой. Между тем диверсификация экономики для ее освобождения от углеводородной зависимости, о которой правительство М.Ахмадинежада твердило с 2005 г., явно провалилась. Экономические реформы, начатые со значительным опозданием, забуксовали, а приватизационные процессы хоть и не явно, но привели лишь к перераспределению собственности среди властвующих кланов. Чрезмерное государственное вмешательство в экономические процессы, бесконтрольная эмиссия денег, высокий уровень безработицы среди молодежи, инфляция и прочие, ставшие за последние 30 лет уже обычными для Ирана, негативные черты его внутренней жизни не только не исчезли при нынешнем президенте, но и стали еще более явными. На этом фоне и с учетом приближающихся выборов М.Ахмадинежад старался хоть как-то оправдаться за свои ошибки и вывести, таким образом, своего кандидата на президентских выборах 2013 г. из под удара критики на экономическом направлении. Единственным возможным выходом стало сваливание вины за тяжелую ситуацию в стране на санкции. Однако, как показал уже январь 2013 г., и этот прием не принес необходимых результатов президенту.

В середине декабря 2012 г. вашингтонский Институт международных финансов (ИМФ, Institute of International Finance) выпустил отчет о развитии социально-экономической ситуации в регионе Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. В отношении Ирана аналитики указанного учреждения пришли к выводу, что из-за существующего режима санкций экономика ИРИ затормозила свое развитие. Так, если, по их мнению, в 2011 г. ВВП Ирана продемонстрировал рост в 1,2%, то в 2012 г. он должен был уменьшиться на -3,5%. Нефтяные доходы[2] госбюджета страны в 2012 г. даже при стоимости иранской нефти в 110 долларов США за баррель снизятся по сравнению с 2011 г. на 50%. С точки зрения экспертов ИМФ, инфляция в ИРИ в 2012 г. составила 50% (ее уровень в 2011 г. они оценили в 26,5%).

 

Экономика Ирана и выборы президента ИРИ в 2013 г.

 

Как отмечают аналитики, нынешняя социально-экономическая ситуация в стране может оказать серьезное влияние на расстановку политических сил в Иране в 2013 г. и особенно на развитие борьбы за президентское кресло. Исламскому режиму по-прежнему удается обеспечивать себе поддержку среди беднейших слоев населения, составляющих от 40 до 60% населения страны. Считается, что именно эта лояльность служит главным залогом стабильности нынешней власти в Иране. Однако обусловлена она не идеологическими убеждениями рядового иранца, а финансовыми стимулами: руководство ИРИ в буквальном смысле покупает лояльность к себе через систему прямых и косвенных социальных субсидий, объем которых, по разным оценкам, может достигать 60–70 млрд долларов. Так что главная интрига внутриполитической жизни ИРИ связана с вопросом о том, насколько долго властям этой страны будет хватать средств на обеспечение верности населения. Как отмечают эксперты, с введением США, ЕС и их партнерами в 2010–2012 гг. новых санкций в отношении нефтегазового, нефтехимического, банковского и транспортного секторов экономки ИРИ доходы Тегерана из внешних источников значительно сократились.

С осени 2012 г. из Ирана стала поступать противоречивая информация о том, что власти страны приняли решение начать переговоры с американцами, чтобы ослабить гнет существующих санкций. По мнению как проправительственных, так и оппозиционных иранских экспертов, исламский режим в очередной раз готовится продемонстрировать свою гибкость, характерную для него в тяжелой ситуации, и отказаться от ранее декларированных заявлений о необходимости вести диалог с США если не с позиции превосходства, то на равных. Есть вероятность, что официальный Тегеран может начать переговоры с США без предварительных условий и в любом формате. Внутри страны уже проводится соответствующая идеологическая обработка населения (пока что на уровне экспертов и аналитиков, а также части высших и средних классов общества. Для низших слоев по-прежнему подаются тезисы о готовности руководства исламской республики бороться до конца с США и Израилем). В частности, нынешняя ситуация сравнивается с событиями 1988 г., когда для выживания режима Рухолла Хомейни был вынужден пойти на мир с Ираком, хоть это и не отвечало ранее декларировавшимся им же принципам. Более того, в конце октября – начале ноября 2012 г. глава судебной власти ИРИ С.Лариджани открыто заявил о необходимости начать переговоры с США.

Один из наиболее важных вопросов, который на текущий момент решается в правящей иранской элите, связан с тем, кто должен начать диалог с США. Несмотря на попытки М.Ахмадинежада выступить инициатором в этом вопросе (по слухам, он собирался начать переговоры, а по другим данным, даже провел предварительные консультации с американцами в ходе своего последнего визита в Нью-Йорк на ГА ООН), контроль над ситуацией взял в руки сам Верховный лидер С.А.Хаменеи, который якобы собирается назначить на пост президента фигуру, которая могла бы быть адекватно воспринята на Западе как лицо, способное к ведению конструктивных переговоров. На роль его протеже претендуют сразу три персоны: секретарь Высшего совета национальной безопасности ИРИ С.Джалили, мэр Тегерана М.Б.Галибаф и советник Верховного лидера по внешней политике А.А.Велаяти. Все они считаются весьма лояльными С.А.Хаменеи, но обладают рядом «недостатков» для роли идеального ставленника, что может затруднить выбор в пользу любого из них. Так, А.А.Велаяти при своей близости к Верховному лидеру ИРИ и значительной популярности во всех слоях иранского общества (что позволяет ему сыграть роль консолидирующего лидера) выступает фигурой весьма сильной, независимой и не всегда подконтрольной. М.Б.Галибаф, наоборот, считается идеальным исполнителем руководящей воли, но обладает, как отмечают сами иранцы, изрядной ограниченностью во взглядах и чрезмерной прямолинейностью, из-за чего аналитики испытывают серьезные сомнения в том, что «крепкий хозяйственник» М.Б.Галибаф сможет подойти на роль искусного политика и дипломата. Самым идеальным вариантом может считаться С.Джалили, который за годы службы не только доказал свою лояльность С.А.Хаменеи, но и продемонстрировал значительные задатки искусного политика. Вместе с тем его вес на внутриполитической арене, а также популярность среди населения незначительны, и в условиях прогнозируемой невысокой явки избирателей властям будет чрезвычайно трудно обеспечить С.Джалили победу.

 

Валютно-финансовый и банковский сектора

 

В декабре 2012 г. глава Финансово-кредитного совета и руководитель ЦБ ИРИ М.Р.Бахмани объявил о возобновлении использования системы риаловых аккредитивов внутри Ирана. Напомним, что в 2011 г. власти страны были вынуждены запретить использование аккредитивов внутри ИРИ, т.к. существовавшие на тот момент правила их предоставления создавали большое поле для проведения финансовых махинаций. Иными словами введенный запрет был очередной правительственной мерой по борьбе с теневой экономикой в ИРИ. Вместе с тем, единственным эффектом, полученным от подобного решения, стало повышение роли наличных денег при проведении деловых операций и, как следствие, дополнительный рост денежной массы. Именно необходимость борьбы с ростом последней, по словам М.Р.Бахмани, и заставила правительство страны возобновить использование аккредитивов. Однако, как сообщают иранские СМИ, правительство ИРИ подготовилось к этому весьма серьезно, разработав новые более строгие правила их предоставления. Более того, новые более строгие условия будут применяться не только к аккредитивам, используемым в риалах внутри страны, но и выдаваемым иранскими банками для проведения международных торговых операций, что должно сделать финансовую систему ИРИ еще более прозрачной.

На 1 декабря 2012 г. курс доллара США по отношению к иранскому риалу по свободной цене в ЦТВ составил 24570 риалов за доллар. Курс евро – 31910 иранских риалов. Указанный курс доллара США по отношению к иранскому риалу продержался вплоть до 31 декабря 2012 г., что позволило иранским властям говорить о некоторой стабилизации ситуации на валютно-финансовом рынке Ирана. При этом, говоря о стабилизации плавающего курса правительственные источники имеют в виду именно государственный плавающий курс, по которому инвалюта предоставляется лишь ограниченному числу юридических и физических лиц. Его введение (по факту отказ от сдерживания роста стоимости доллара США) позволило снять остроту валютной проблемы, но никак не решило ее: часть населения по-прежнему приобретает валюту на черном рынке. К середине декабря 2012 г. курс иранского риала по отношению к доллару США на нем достиг 30000 иранских риалов за доллар. От очередного кризиса Иран в этот раз спасла лишь частичная общая стабилизация социально-экономической ситуации, а также относительно небольшой разрыв между плавающим официальным и теневым курсами.

 

 

Деятельность Фонда национального развития

 

На начало декабря 2012 г. запасы Фонда национального развития (ФНР) оценивались в 40 млрд долл. США. Нашла подтверждение информация о том, что доля отчисляемая от нефтяных доходов в пользу ФНР в 2013 г. должна составить 26%. В декабре 2012 г. неназванный источник в руководстве ФНР сообщил иранским СМИ, что между Фондом и министерством нефти ИРИ было подписано соглашение о финансировании целого ряда проектов в нефтегазовой и нефтехимической сфере. Приоритетной задачей считается завершение уже ведущихся работ по вводу в эксплуатацию блоков газового месторождения «Южный Парс». На эти нужды ФНР открыл кредитную линию объемом в 5 млрд долл. США.

 

Нефтяной сектор

 

По появившимся в западных СМИ в декабре 2012 г. данным, в октябре 2012 г. Индия существенно увеличила импорт нефти из ИРИ. Так, по сравнению с сентябрем 2012 г. ее закупки возросли на 41%. Важную роль в этом процессе сыграла индийская НПЗ Эссар (Essar), расположенная в штате Гуджарат, приобретшая в октябре 2012 г. у иранских поставщиков на 30% нефти больше, чем в предыдущий месяц, что сделало ее одним из главных индийских потребителей иранского углеводородного сырья.

 

Газовый сектор

 

19 декабря 2012 г. замминистра нефти Ирана и исполнительный директор Национальной иранской газовой компании (НИГК) Дж.Овджи подписал договор с туркменской государственной компанией Туркменгаз о существенном увеличении поставок «голубого топлива» в ИРИ. В соответствии с документом объемы закупок топлива у Ашхабада должны возрасти с текущих 27 – 30 млн кубометров в сутки[3] (этот объем был оговорен в 2011 г.) до 40 млн. кубометров в сутки. Необходимо отметить, что это не первое увеличение газовых поставок из Туркмении. Еще в 2012 г. Ашхабад, по имеющимся данным, де-факто нарастил объем экспорта сырья на 10 – 15%. Основной объем покупаемого Ираном газа традиционно предназначался для обеспечения нужд северных провинций ИРИ, а также компенсации дефицита топлива, возникавшего из-за экспорта уже иранского газа в Турцию. Характерно, что в последнем случае вплоть до 2011 г. объем импортируемого ИРИ из Туркменистана сырья был примерно равен объему газа, поставляемого Ираном Турции. Однако в результате ухудшения внутренней социально-экономической ситуации в Иране Тегеран был вынужден не только увеличить закупки топлива у Ашхабада, но и сократить его поставки в Турцию до 8,4 млрд кубометров в год. Наиболее важным в этой ситуации вопросом является то, как иранцы в условиях наложенных на них санкций и при существенном валютном голоде собираются платить за туркменский газ. По имеющимся данным, стоимость импортированного сырья в 2012 г. превысила 4 млрд долл. США. Как сообщает иранское информационное агентство ШАНА, по крайней мере, Тегеран частично нашел выход из сложившейся ситуации: часть своего импорта он собирается оплатить собираемым в ИРИ оборудованием для нефтегазовой отрасли. Однако подробные детали этой сделки не разъясняются. Как считают эксперты, иранское правительство все равно будет вынуждено оплачивать наличными средствами не менее 75% – 80% от суммы контракта.

 

Нефтехимический сектор

 

17 декабря 2012 г. Национальная иранская нефтехимическая компания объявила о вводе в эксплуатацию части Западного этиленового трубопровода, являющегося, по сути, разветвленной трубопроводной сетью. Его строительство все еще ведется и будет осуществлено в два этапа. Главной задачей указанного проекта является создание крупной базы по производству полиэтилена: трубопровод должен соединить нефтехимические комплексы в Ассалуйе и Гачсаран с полиэтиленовыми фабриками, которые вместе с трубопроводом должны быть построены в слаборазвитых районах западного Ирана. На первой стадии длинна трубопровода составит 1200 км при диаметре в 8 – 24 дюймов. По завершению всех работ трубопроводная сеть увеличиться практически вдвое (до 2250 км), а пропускная способность составит 2,5 млн тонн в год.

На церемонии инаугурации построенной части проекта один из его менеджеров М.-Р.Рахими заявил, что на текущий момент Западный этиленовый трубопровод соединяет нефтехимическую фабрику Кавиян в Ассалуйе с нефтехимическим заводом Арванд в Бандар-Имаме. По его словам, заполнение указанного участка проводится уже давно и инженеры проекта полностью довольны тем как налажено функционирование трубопровода. Пропускные возможности последнего будут увеличиваться по мере строительства остальных частей проекта и вводом в эксплуатацию предусмотренных планом новых насосных станций. Всего завершенный трубопровод будет иметь восемь насосных станций.  На текущий момент новый трубопровод доведен от Ассалуйе до Керманшаха. Официально первая фаза строительства должна быть завершена к январю 2013 г.

Запуск построенной части трубопровода в декабре 2012 г. совпал с вводом в эксплуатацию первой этановой крекинговой установки на нефтехимической фабрике Кавиян, ранее известной под кодовым названием «проект Олефин-11». Ее строительство началось в 2005 г. Комплекс будет состоять из двух крекинговых установок, каждая из которых будет производить 1 млн тонн этилена в год. Вторая крекинговая установка должна быть введена в строй в середине 2013 г. Помимо этого на нефтехимическом комплексе Кавиян строятся три дополнительных блока: один – по производству полиэтилена высокой плотности в объеме 300 тыс. тонн в год, второй – по производству полиэтилена низкой и высокой плотности в объеме 300 тыс. тонн в год и третий – по производству этиленгликоля в объеме 700 тыс. тонн в год.

Обеспечить потребности комплекса Кавиян в сырье должно газовое месторождение «Южный Парс», а именно – блоки 15 – 18. Однако из-за возникших задержек с развитием добычи на указанных блоках и вводом их в эксплуатацию питание Кавияна этаном обеспечивается силами 4, 5, 9 и 10 блоков месторождения. Помимо этого этилен на нефтехимический комплекс в Ассалуйе будет также поставляться с фабрики в Гачсаране с производственной мощностью по завершении ее строительства в 1 млн тонн этилена в год. Потребности Гачсарана в размере 1,3 млн тонн этана в год будут обеспечиваться добывающими мощностями газоперерабатывающей фабрики Бидболанд-2.

Всего по завершению двух стадий проекта Западного этиленового трубопровода он будет обеспечивать потребности следующих нефтехимических заводов:

  • Мамасани (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена высокой плотности в год)
  • Дехдашт (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена высокой плотности в год)
  • Боруджен (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена высокой плотности в год)
  • Арванд в Бандар-Имаме (производственная мощность 890 тыс. тонн этилендихлорида, 340 тыс тонн поливинилхлорида в год)
  • Андимешк (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена низкой плотности в год)
  • Лорестан (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена высокой и низкой плотности в год)
  • Керманшах (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена высокой плотности в год)
  • Хамадан (производственная мощность  140 тыс. тонн мономер-винилацетата, 45 тыс. тонн этиленвинилацетата полиэтилена в год)
  • Кордестан (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена низкой плотности в год)
  • Махабад (производственная мощность  300 тыс. тонн полиэтилена высокой и низкой плотности в год)
  • Мийандаб (производственная мощность  300 тыс. тонн поливинилхлорида в год)

 

Транспорт и авиаперевозки

 

В начале декабря 2012 г. исполнительный директор компании, управляющей работой аэропортов страны, М.Расулинежад заявил, что из-за ситуации, складывающейся вокруг иранской ядерной программы, его страна испытывает серьезные проблемы с импортом навигационных приборов из западных стран. Однако, по словам иранца, возникшие перебои никак не отразятся на работе иранских аэропортов: его компания рассматривает возможности закупки необходимого оборудования у поставщиков из стран Дальнего Востока (в первую очередь, Китая и Южной Кореи).

 

Электроэнергетика

 

11 декабря 2012 г. Иран ввел в строй электростанцию в Пакдаште, располагающемся в 45 километрах от Тегерана. Указанная электростанция мощностью 2,868 гигаватта считается оной из самых больших и мощных на Ближнем и Среднем Востоке. Ее строительство потребовало инвестиций в размере 270 млн. евро и 5 трлн. иранских риалов. Работы на объекте начались в 2001 г. и проводилось в два этапа (2001 – 2005 гг. и 2006 – 2012 гг.). Как и в случае с большинством  существующих в ИРИ станций объект в Пакдаште работает на природном газе. Всего на нем установлено 12 газотурбинных установок комбинированного цикла и шесть газотермальных блоков. Как отмечают международные СМИ, с вводом вышеназванной электростанции в эксплуатацию общий объем производимой в Иране электроэнергии вырос до 67 гигаватт. Необходимо отметить, что электростанция в Пакдаште является далеко не единственным проектом, реализуемым в Иране в сфере энергетики. В целом, властями страны уже относительно давно разработан план по превращению ИРИ в крупного производителя электроэнергии в регионе, который будет способен удовлетворить не только свои собственные активно растущие потребности в электричестве, но и экспортировать его излишки в страны Ближнего Востока, Средней Азии, Персидского залива и Закавказья. В последние годы этот замысел реализуется весьма активно: только в 2012 г. в строй были введены 16 электростанций и энергетических блоков общей мощностью 2,6 гигаватт. Всего же на декабрь 2012 г. в ИРИ эксплуатировалось около 400 электростанций различной мощности, представленных в основной массе работающими на газу ТЭС и ГЭС (так, только на долю введенных в 2012 г. в работу гидроэлектростанций пришлось 1,5 гигаватта электроэнергии). Ожидается, что до середины марта 2013 г. в строй будут введены еще несколько электростанций, увеличивая таким образом производство электроэнергии в стране до 70 гигаватт. Всего же иранское руководство планирует ежегодно наращивать объемы ее выработки на 5 гигаватт в течение ближайших 10 лет, чтобы вывести общий показатель на уровень более 120 гигаватт. Одним из наиболее амбициозных проектов в этой области является строительство газовой электростанции мощностью 12 гигаватт на острове Кешм, чье питание будет обеспечиваться добывающими мощностями расположенного неподалеку блока Б морского газового месторождения «Форуз». Схожие планы по развертыванию энергопроизводящих комплексов вблизи источников топливного сырья для них вынашиваются иранским руководством и для месторождений близ острова Сирри (Серри).

Между тем самые противоречивые и спорные планы иранского руководства связаны с атомной энергетикой. Уже проводятся непростые испытания АЭС Бушер, которая после нескольких месяцев простоя, по слухам, в январе 2013 г. была вновь выведена на 100% своей мощности. После своего окончательного ввода в эксплуатацию и передачи иранской стороне (запланированы на март 2013 г.) она должна будет увеличить объемы производимой в Иране электроэнергии на 1 гигаватт.  При этом, Тегеран не намеревается останавливаться на достигнутом: в его планах строительство еще нескольких АЭС общей мощностью в 20 гигаватт электроэнергии. Непосредственная связь указанных планов иранского руководства с его планами по развертыванию полного производственного ядерного топливного цикла (ЯТЦ) на иранской территории вызывает многочисленные споры в международной экспертной среде. Сторонники версии мирного характера ядерных изысканий иранцев считают вышеназванные планы по строительству АЭС практическим доказательством отсутствия военной компоненты в атомной программе Тегерана. Их оппоненты, наоборот, считают декларируемые руководством ИРИ планы лишь прикрытием и оправданием для получения технологии ЯТЦ, которая может стать важной ступенью в процессе создания атомного оружия. Существует и третья группа аналитиков, которая, избегая дискуссий о характере ядерной программы Тегерана, ставит вопрос о том, насколько руководство этой страны способно обеспечить безопасность своих действующих и будущих ядерных объектов. Голоса ее представителей стали особенно слышны после событий на АЭС Фукусима. Ими подчеркивается, что как и в случае с японской атомной станцией АЭС Бушер расположена практически на берегу океана (в данном случае – Персидского залива), что в случае нештатной ситуации, может привести к крупной экологической катастрофе если не мирового, то регионального значения.

Несмотря на достигнутые успехи в сфере электроэнергетики Тегерану расслабляться не приходится. Ему усиленно дышат в спину конкуренты из ССАГПЗ. Особое беспокойство у иранских деловых кругов вызывают планы КСА и ОАЭ по развитию собственной электроэнергетики. Так, Саудовская Аравия, как и Иран, планирует увеличить объемы производства электроэнергии с существующих 55 до 120 гигаватт. ОАЭ же намерены развивать свою собственную мирную ядерную энергетику. Активно привлекая подрядчиков из разных стран (в том числе из Южной Кореи и России), власти эмиратов планируют уже к 2017 – 2020 гг. ввести в эксплуатацию первую из четырех 1,4 гигаваттных АЭС, расположенную в Барака. Превосходство указанного проекта по мощности над бушерской АЭС, а также значительно более короткие сроки его реализации (только российская сторона занималась строительством АЭС Бушер около 20 лет) являются своеобразным ударом по иранскому самолюбию и служат тревожным сигналом для властей ИРИ. В этих условиях, дополнительная ставка делается Тегераном на создание полностью самодостаточного цикла производства комплектующих для тепло и гидроэлектростанций (а, в перспективе, и для АЭС), а также их строительство без привлечения иностранных технологий. Последнее должно превратить Тегеран в экспортера инжиниринговых услуг в этой сфере. Необходимо отметить, что успехи иранцев на данном направлении уже на лицо. Российские компании, производящие газотурбинные установки и турбины для ГЭС считают продукцию ИРИ по ряду параметров существенным конкурентом российским эквивалентам на региональном рынке.

1.Реализация норм 44 статьи конституции по факту подразумевает проведение приватизации.

2.С точки зрения специалистов ИМФ, они составляют примерно половину бюджетных доходов в ИРИ.

3. 9.85-10.95 млрд. кубометров в год.

 


[1]              Реализация норм 44 статьи конституции по факту подразумевает проведение приватизации

[2]              С точки зрения специалистов ИМФ, они составляют примерно половину бюджетных доходов в ИРИ.

[3]              9.85-10.95 млрд. кубометров в год

41.34MB | MySQL:92 | 1,051sec