Афганские наркодельцы: уверенный взгляд в будущее

За последнее время международные новостные агентства уделяют не очень много внимания одной из самых тяжелых проблем Афганистана – наркотикам. Дело не в том, что в этой области наметились улучшения, а скорее в обратном. Это та проблема, которая при имеющихся обстоятельствах не может быть решена совсем. Во всяком случае, именно таким представляется положение для всякого здравомыслящего человека.

Может быть, именно в этой связи об афганских наркотиках пишут редко. О них почти невозможно написать так, чтобы новость была хорошей, и одновременно они уже давно не сенсация. Ужасающие показатели посевных площадей, отведенных под опиумный мак[i] или объемы произведенного опиума-сырца остаются высокими год за годом, и все, что может в этой связи сделать в этой связи мировое сообщество – это вести соответствующую статистику. Власти Афганистана и еще больше – власти США – опасаются применять силу по отношению к крестьянам, производящим мак. Это может еще более накалить обстановку в стране и уменьшить и без того небольшое доверие к официальному Кабулу и его заокеанскому покровителю.

Однако ощущение того, что военные контингенты западных войск вскоре будут выведены из страны, делает некоторых западных журналистов более смелыми или, точнее говоря, непосредственными. Так, в марте этого года британская корпорация BBC опубликовала статью, в которой без обиняков заявлялось, что «тема производства наркотиков, скорее всего, останется тяжелой проблемой на протяжении нескольких десятилетий»[ii]. Иными словами, в этом вопросе британцы — так же, как и весь Запад, умывают руки.

В то же время признается, что значительная часть афганских наркотиков поступает в Европу, а значит, и в саму Великобританию[iii]. Иными словами, имеет место четкое осознание тяжелых последствий для Европы от афганского героина и одновременно не менее четкая констатация неспособности решить этот вопрос.

Высокие цены на опиум приводят к тому, что многие фермеры, которые ранее добровольно отказались от выращивания наркотика, вновь вернулись к прежним занятиям. Это правило действует не только в отношении личных хозяйств, но и целых провинций – некоторые из них уже были зачислены Управлением ООН по наркотикам и преступности в «свободные от мака». Однако по истечении одного-двух лет «свободные» вновь превращаются в «несвободных».

В целом в Афганистане есть приблизительно три группы провинций. Первая – та, в которой наркотики выращивают всегда, даже вне зависимости от цены на опиумный мак или героин на внешнем рынке (Гильменд, Кандагар, Дай Кунди и др., в основном это юго-запад страны). Вторая группа действительно свободна от мака, и не потому, что так говорят представители ООН (центральные населенные хазарейцами районы Афганистана). Самую значительную часть составляют те провинции, для жителей которых наркотик – это обычный сельхозтовар. Если его хорошо покупают, его больше производят, и наоборот (Нангархар, Бадахшан, Кундуз). При этом на общий объем производства практически не влияют центральные власти и тем более – войска международной коалиции. Реальное воздействие оказывают только законы спроса и предложения – так, как будто речь шла бы о, например, пшенице, нефти или айфонах.

ООН, НАТО и афганские власти пытались создавать альтернативные сельскохозяйственные программы развития для отвлечения крестьян от производства мака, но без особого успеха. Кажется, что в эту затею никто из них не верил с самого начала.

Дело здесь, во-первых, в высокой цене на опиум, во-вторых, в неспособности обеспечить закон и порядок на больше части территории Афганистана, в-третьих, в весьма размытой границе между теми, кто продает опиум и теми, кто по роду деятельности обязан этому препятствовать.

Довольно странные показательные кампании по уничтожению отдельных маковых полей, когда несколько полицейских, размахивая палками, сбивают растения, вызывают скорее смех.

Рыночные законы купли-продажи влияют на производство гораздо больше, чем разнообразные антинаркотические кампании центральных властей. Так, если мака заготавливается больше, чем в состоянии купить оптовые покупатели, то цены падают. Крестьяне на следующий год перестают производить наркотик, переходят на другие сельскохозяйственные культуры – мака производится меньше, цена вновь возрастает, и тогда вновь засевается больше маковых полей. Цикл, который длится два-три года, повторяется.

Период 2011-2012 гг. стал циклом увеличения производства – за один год оно возросло, площадь соответствующих посевных площадей увеличилась на 18% — со 131 тыс. гектар до 154 тыс. Таковы данные Управления ООН по наркотикам и преступности[iv]. Правда, в экономические законы также вмешиваются агрономические. И, если посевы площадей под опийный мак выросли, то валовое производство, наоборот, упало в связи с плохими погодными условиями и некой загадочной болезнью растений, которая прицельно уничтожает мак и, насколько известно, не затрагивает другие сельхозкультуры. Многие афганцы полагают, что эту болезнь специально распространяют войска западной коалиции. Не придерживаясь теорий заговора, автор этих строк должен признать, что загадочный вирус (или бактерия, или грибок, или что-то еще) действительно работает словно разумный организм и уничтожает лишь то самое ненужное растение.

Разумеется, афганские фермеры находят доводы для оправдания своей деятельности, которая идет на пользу международной наркомафии. Они говорят, что по-другому не могут – мол, обычные сельхозкультуры таких доходов не приносят, а надо кормить семью, детей. Отчасти это лицемерие – многие афганские крестьяне производят опиумный мак в масштабах крупных товарных хозяйств, по своему размаху приближающихся к западным. Однако как официальный Кабул, так и натовцы уже давно отказались от попыток на этих крестьян как-то всерьез повлиять. Они опасаются еще больше обострить обстановку в стране. Всему миру через СМИ исподволь сообщают – на нас больше не надейтесь, афганский героин будет беспрепятственно блуждать по миру, и никто не сможет этому помешать.


[i]           В 2012 г. площади, отведенные в Афганистане под мак, оценивались в 154 000 гектаров. – См. данные Офиса ООН по наркотикам и преступности (United Nations Office on Drugs and Crime).

[ii]           См.: www.bbc.co.uk. – Прим. авт.

[iii]          См.: там же.

[iv]          См.: www.un.org. – Прим. авт.

42.72MB | MySQL:87 | 0,677sec