Социально-экономическая ситуация в Иране: февраль 2013 г.

Макроэкономические показатели

В феврале 2013 г. власти ИРИ в очередной раз были вынуждены признать, что общая социально-экономическая ситуация в стране продолжает ухудшаться. Так, подводя итоги ушедшего европейского 2012 г. и уходящего иранского 1391 г. статистический центр ИРИ заявил о том, что с января по декабрь 2012 г. рост иранского ВВП составил лишь 0,36%, сопровождаясь высокими темпами инфляции. В частности, по данным ЦБ страны в феврале 2013 г. инфляционный показатель достиг уровня 29,8%, прибавив по сравнению с январем 2013 г. 1,1%. На этом фоне аналитики иранского Центробанка открыто заговорили о том, что, несмотря на все действия властей, ускорение темпов роста инфляции не удается остановить еще с июля 2010 г. (т.е. с момента принятия новых санкций в отношении ИРИ). В частности, если летом 2010 г. этот показатель составлял лишь 8,9%, то осенью 2010 г. он достиг уровня 10,1, а зимой 2010 – 2011 гг. вышел к 12,4%. Весной, летом и осенью 2011 г., а также зимой 2011 – 2012 гг. темпы роста инфляции были равны 15,4%, 18,3%, 20,6% и 21,5% соответственно. Наконец, весной, летом и осенью 2012 г. указанный показатель достиг уровня 22,4%, 24% и 27,4% соответственно.

Обращает на себя внимание, что, по февральским оценкам ЦБ Ирана, к концу марта 2013 г. темпы роста инфляции в ИРИ должны были выйти на показатель в 32%. Впрочем, указанный прогноз может оказаться весьма оптимистичным: принимая во внимание тот факт, что в феврале 2013 г. продолжилось дальнейшее обесценение иранского риала (потерявшего, по некоторым оценкам, в указанный период до 15% своей стоимости по отношению к доллару США на черном рынке), а также учитывая решение правительства ИРИ выплатить населению существенное праздничное пособие по случаю начала нового 1392 г. (Ноуруза), можно ожидать, что уровень инфляции в марте – апреле 2013 г. далеко перешагнет отметку в 32%.

 

Социально-экономическая ситуация в Иране и президентские выборы 2013 г.

Начало февраля 2012 г. было ознаменовано целым рядом скандалов, в иранском руководстве. Так, парламент ИРИ вынес импичмент министру труда Ирана, А.-Р.Шейхольэслами. Формальным поводом для отстранения министра стало его решение назначить главой Организации социального обеспечения С.Мортазави, ранее занимавшего пост генерального прокурора Тегерана. По мнению парламентариев, указанный шаг являлся незаконным, т.к. против С.Мортазави на тот момент не было завершено судебное преследование. Он обвинялся в том, что в бытность свою генпрокурором столицы злоупотребил данной ему властью и оказался причастен к незаконным арестам, пыткам и гибели участников антиправительственных выступлений 2009 г.

Характерно, что и А.-Р.Шейхольэслами, и С.Мортазави позиционируются как люди из окружения действующего президента М.Ахмадинежада: недаром после 2009 г. С.Мортазави (будучи снят руководителями судебной власти со своего прокурорского поста) с подачи президента оказался во главе сил по борьбе с контрабандой, а позже был номинирован на пост руководителя Организации социального обеспечения. По этой причине, мало у кого из аналитиков вызывает сомнение, что шумиха поднятая вокруг вышеуказанных персоналий явилась лишь еще одной попыткой оппонентов нынешнего президента нанести удар по лагерю его сторонников накануне президентских выборов 2013 г.

Впрочем, этот удар имел для оппонентов М.Ахмадинежада (в первую очередь, спикера парламента А.Лариджани) весьма неожиданные последствия. Так, на заседание об импичменте своего министра действующий президент пришел не с пустыми руками, а с аудио записями, на которых якобы были записаны голоса братьев А.Лариджани – Садека и Фазеля – пытающихся подкупить С.Мортазави, чтобы добиться некоей политической поддержки. Качество записи оставило желать лучшего, что и позволило депутатам формально отстоять честь своего спикера, сославшись на неубедительность улики. Однако фактически удар по клану Лариджани был нанесен: по данным социологических опросов, до 80% иранского населения посчитали шаг президента правильным. Более того, существенно ухудшились отношения А.Лариджани с С.А.Хаменени. Здесь необходимо учесть, что Верховный лидер настоятельно не рекомендовал парламентариям выносить вопрос об отставке А.-Р.Шейхольэслами на обсуждение, видя в набирающих силу ссорах в лагере консерваторов серьезную угрозу для стабильности исламского режима. Когда же парламент не только ослушался Хаменеи (справедливо заподозрившего за этим шагом инициативу А.Лариджани), но и своим действием спровоцировал дальнейший виток войны компроматов, отношение С.А.Хаменеи к спикеру меджлиса оказалось окончательно испорченным. Принимая во внимание, что А.Лариджани считается одним из возможных кандидатов на участие в президентской гонке 2013 г., частичная потеря репутации и дополнительная напряженность в отношениях с Верховным лидером никак не пойдут ему на пользу. Иными словами, в этом столкновении со своими противниками раунд выиграл М.Ахмадинежад, хоть и потеряв министра труда. Впрочем, к импичментам членов своего кабинета действующему президенту не привыкать: А.-Р.Шейхольэслами стал девятым министром отстраненным от своего поста меджлисом с 2009 г.

Намерение М.Ахмадинежада не сдаваться без боя, а также вернуть поддержку народа с целью привести к победе на будущих президентских выборах собственного кандидата, подтверждают и другие действия нынешнего главы исполнительной власти. Небезуспешно он разыгрывает свою старую карту – демонстративные социально-экономические меры популистского характера. В частности, помимо обвинения своих политических оппонентов в коррумпированности, в феврале – марте 2013 г. М.Ахмадинежад продавил через парламент решение относительно выплаты единовременного пособия каждому иранцу в размере от 800 тыс. до 1 млн иранских риалов по случаю Ноуруза. Обращает на себя внимание то, что размер выплаты в этот раз был неодинаков. Он варьировался в зависимости от социального положения получателя. Таким образом, правительство, по всей видимости, имитировало заботу о малоимущих слоях населения – социальной основе сторонников команды действующего президента.

Не стоит недооценивать и сам объем предоставляемых выплат. При пересчете на курс иранского риала по отношению к доллару США на черном рынке сумма получается не столь впечатляющая: приблизительно 22 – 28 долларов США на человека. Однако в этом случае правильнее вести расчеты на основе официального курса в 12260 иранских риалов за доллар США. Именно по нему идет расчет цен на основные продукты питания в субсидируемых правительством социальных магазинах, которыми пользуется основная масса малоимущего населения. В этом случае, на руках у каждого иранца окажется уже 65 – 82 доллара США. Стоит отметить, что М.Амхадинежад не намерен останавливаться и на этом: неизвестно насколько президент действительно собирается реализовать свое заявленное намерение, но в февральских речах он неоднократно возвращался к вопросу о необходимости поднять ежемесячные выплаты прямых субсидий населению на 125% с начала иранского 1392 г.

В конце февраля 2013 г. М.Ахмадинежад выступил еще с оним заявлением касательно проекта бюджета страны на будущий 1392 г. Правительство в очередной раз сильно задержалось с передачей его на рассмотрение парламента ИРИ. Однако президента это не смутило. Не упустив шанса обвинить неких внешних и внутренних врагов Ирана в попытках подорвать ее экономическую стабильность, а также списать на них все ошибки правительства в сфере экономики, М.Ахмадинежад заявил, что все это время кабинет министров был занят подготовкой бюджета, который окажется значительно более устойчивым перед внешними и внутренними вызовами чем бюджет 1391 г.. В частности, законопроект будет направлен на сокращение зависимости госбюджета от доходов, получаемых Ираном от экспорта нефти. Президент особо подчеркнул, что ключевую роль в этом сыграет увеличение доходов казны от ненефтяного экспорта и экспорта инжиниринговых услуг. М.Ахмадинежад выразил полную уверенность в том, что доходы страны по этим статьям в 1392 г. составят 75 млрд долл. США.

 

Рынок и ценных бумаг

В феврале 2013 г. ситуация на Тегеранской бирже ценных бумаг (ТБЦ) складывалась весьма непросто. С одной стороны, эксперты заговорили о некоторых положительных тенденциях, особенно ярко проявивших себя на фоне некоторого январского спада активности. Так, главный индекс ТБЦ продемонстрировал 3,4% рост по сравнению с январем 2013 г. Во многом этому способствовало снятие запрета на торговлю ценными бумагами Исфаганского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ), наложенного властями 9 месяцев назад.

Вышеназванный нефтеперерабатывающий завод, выделенный в отдельную Исфаганскую нефтеперерабатывающую компанию, представляет собой весьма лакомый кусок. Официально его производственная мощность составляет 375 тыс. баррелей сырой нефти в сутки, что позволяет НПЗ претендовать на звание второго по мощности нефтеперерабатывающего завода страны (после Абаданского НПЗ с его показателем в 400 тыс. баррелей нефти в сутки), обеспечивающего 21% всех существующих нефтеочистительных мощностей страны. Помимо этого, Исфаганская нефтеперерабатывающая компания заявила о серьезных планах по развитию производства, что значительно усилило интерес инвесторов к ней. В частности, уже в апреле 2013 г. на НПЗ должна быть введена в строй линия, обеспечивающая дополнительное производство 3 млн литров бензина в сутки. Помимо этого, в отличии от других НПЗ, чьи акции также оказались выставлены на ТБЦ, Исфаганская компания обладает весьма привлекательными финансовыми показателями, включая объем прибыли в 7 млрд долл. США и финансовых денежных резервов в размере 1 млрд долл. США. Неудивительно, что к началу марта 2013 г. стоимость акций Исфаганского НПЗ выросла в три раза по сравнению с началом торгов в феврале 2013 г.

Дополнительную позитивную динамику рынку ценных бумаг в ИРИ придал рост цен на ряд промышленных товаров. В частности, в феврале 2013 г. на Иранской товарной бирже на 16% выросла стоимость цинка, на 12% стали, на 4% меди. В виду дальнейшего обесценения иранского риала выросла прибыль нефтехимических компаний. На 2% выросли акции производителей цемента. Этому способствовало решение министерства торговли ИРИ на 10% поднять верхнюю планку ценового коридора для цемента, предназначенного на экспорт.

С другой стороны, в феврале 2013 г. объем краткосрочных инвестиций в торгуемые на ТБЦ бумаги значительно сократился, что было вызвано вышедшими в том же феврале 2013 г. отчетами с прогнозами о возможных прибылях иранских компаний в 1392 иранском году (март 2013 – март 2014 гг.). Независимо от их содержания, авторы докладов были едины во мнении о том, что развитие общей макроэкономической ситуации в ИРИ в предстоящие 12 месяцев будет весьма непредсказуемым. Этому способствует существующая неопределенность в поведении курса иранского риала по отношению к доллару США, а также инфляционного показателя. Наиболее негативные отчеты представили те компании, чья деятельность и прибыль в значительной степени зависит от поведения валютного рынка страны, а также внешнеэкономических условий. Так, в феврале 2013 г. две самые крупные железорудные шахты ИРИ «Чадормалу» и «Гол-е Гохар» спрогнозировали, что в 1392 г. их прибыли сократятся на 25% по сравнению с 1391 г. Сталелитейные компании ИРИ предположили, что в следующем иранском году цены на их продукцию на Иранской товарной бирже упадут на 20%. Стоимость продукции Национальной иранской медной компании, по оценкам ее экономистов, в 1392 г. окажется на 15% ниже существующей сегодня на товарных рынках, что приведет к сокращению доходов на 30%. В виду вышеуказанных факторов, несмотря на рост текущих прибылей в феврале 2013 г. на 8% сократился индекс акций нефтехимических предприятий, а также на 10% упали в стоимости акции компаний, производящих базовую металлургическую продукцию.

На этом фоне весьма неожиданными оказались отчеты фармацевтических компаний, в которых заявлялось о возможном росте прибылей в будущем 1392 году. Необходимо отметить, что именно фармацевтическая отрасль за последние 12 месяцев понесла наибольшие потери от негативных тенденций на валютном рынке ИРИ. Будучи наиболее зависимой от поставок медикаментов, сырья и оборудования из-за рубежа она оказалась наименее привлекательной для инвесторов, в результате чего, индекс акций фармацевтических компаний, торгуемых на ТБЦ с марта 2012 г. по март 2013 г. упал на 2%.

Необходимо отметить, что неоправданный оптимизм в феврале 2013 г. был характерен для всех иранских компаний, чьи акции были выставлены на торги на ТБЦ. Даже говоря о сокращении доходов собственных компаний в будущем иранском году, экономисты продолжали утверждать, что акции их предприятий должны сохранить определенную привлекательность в долгосрочной перспективе. Вместе с тем, ими делалась одна оговорка: это произойдет только если не будет дальнейшего ухудшения текущей социально-экономической ситуации.

 

Нефтегазовая отрасль ИРИ

Важнейшим событием для нефтегазовой отрасли ИРИ в феврале 2013 г. стал визит в Тегеран пакистанского президента А.А.Зардари. Целью его приезда явилось окончательное согласование с иранской стороной деталей договора о строительстве газопровода Иран – Пакистан (ГИП). Встречи прошли успешно и результативно. Более того, в положительном исходе переговоров в Тегеране и Исламабаде с самого начала никто не сомневался: все в том же феврале 2013 г. им предшествовал интенсивный обмен делегациями, которые на техническом и экспертном уровне уладили существовавшие между сторонами разногласия. Необходимо отметить, что иранская часть трубопровода, протяженностью 1210 км уже практически готова. Пакистан же в ближайшее время должен начать прокладку оставшихся 780 км.

Общая стоимость работ с пакистанской стороны оценивалась приблизительно в 1,5 млрд долл. США, что на фоне агрегированной сметы проекта в 7,5 млрд долл. США не казалось такой большой суммой. Однако именно ее в течение долгого времени и не могли изыскать в Исламабаде, чему способствовал ряд причин, главной из которых помимо физического отсутствия денег у самого Пакистана можно считать введенный в отношении ИРИ санкционный режим. С одной стороны, он заставлял Исламабад отказываться от предложения иранцев предоставить необходимые финансовые средства и инжиниринговые услуги. С другой стороны, санкции отталкивали иных иностранных инвесторов от участия в проекте ГИП. Одной из немногих компаний, проявлявших серьезный интерес к проекту, был российский «Газпром». Так, в 2012 г. между РФ и Пакистаном состоялся обмен делегациями по указанному вопросу и в СМИ даже стали муссироваться слухи о скором двустороннем соглашении. Вместе с тем, осенью 2012 г. между Москвой и Исламабадом возникли серьезные разногласия, не только приведшие к потере российским энергетическим гигантом интереса к сотрудничеству с пакистанцами, но и, по некоторым данным, ставшие причиной отказа президента В.В.Путина от визита в Пакистан.

На этом фоне, власти страны были вынуждены пересмотреть свои взгляды на участие иранцев в пакистанской части проекта ГИП. В результате, по итогам достигнутых в ходе февральского визита А.А.Зардари соглашений ИРИ покроет около одной трети (т.е. около 500 млн долл. США) расходов на строительство трубопровода со стороны Исламабада. Главным условием Тегерана, выделившего средства на прокладку ГИП, стало участие в проекте иранского подрядчика в объеме предоставленных средств. Ранее это условие было неприемлемо для пакистанцев, однако энергетический голод заставил их быть более сговорчивыми.

Не помогли отговорить Исламабад от строительства ГИП и увещевания военно-политического партнера (отношения с которым, впрочем, переживают не самое лучшее время) Пакистана – США. В ответ на предостерегающие заявления Вашингтона пакистанское правительство только попросило американцев проявить больше понимания относительно внутренних нужд пакистанского государства: активно растущая 180-миллионная страна только на 30% обеспечивает свои потребности в природном газе (вместе с тем, указанное топливо требуется повсеместно – в промышленности, энергетике, а также транспортном секторе – 21% автомобилей Пакистана работают на сжатом природном газе (CNG)). В Исламабаде так же не скрывают, что начало поставок иранского сырья позволит частично решить проблему ежедневных плановых отключений подачи электроэнергии в стране.

Заинтересованы в начале экспорта газа в Пакистан и в Тегеране. Недаром, достигнутые в ходе визита А.А.Зардари договоренности были «благословлены» лично Верховным лидером ИРИ С.А.Хаменеи, который принял пакистанского президента у себя и, подчеркнув в ходе разговора важность ГИП, отметил, что проект трубопровода должен быть реализован несмотря ни на какие внешние преграды. В условиях лишения Тегерана любых возможностей по реализации совместных с европейцами газовых проектов, а также сложностей с получением технологии производства сжиженного газа (СПГ), позволившей бы Ирану выйти на рынки Дальнего Востока, для иранских властей строительство ГИП имеет стратегическое значение. Его завершение позволит не только получить важный источник инвалютных доходов, но и даст Тегерану возможность наконец-то полноценно выйти на внешние рынки «голубого» топлива (существующее сотрудничество с Турцией не в счет – по своей сути оно является завуалированной формой своповых поставок туркменского газа Анкаре). Более того, весьма заманчивы для ИРИ и сроки ввода ГИП в эксплуатацию: уже к середине 2015 г. поставки иранского газа в Исламабад должны составить 1 млрд кубометров в сутки (при начальных объемах экспорта в 750 млн кубометров в сутки).

В начале 2013 г. Иранская центральная нефтяная компания (Iran Central Oilfield Company) провела тестовые испытания нефтедобывающей инфраструктуры нефтяных полей Сарвестан и Саадатабад в провинции Фарс. По результатам этих испытаний в феврале 2013 г. было принято решение об официальном вводе Сарвестана и Саадатабада в эксплуатацию. В церемонии инаугурации принимал участие М.Ахмадинежад. Всего на указанных месторождениях было пробурено 12 колодцев (по 6 на каждое поле). Общие запасы Сарвестана и Саадатабада оцениваются в 1,4 млрд. баррелей. На первом этапе объем добычи составит 15 тыс. баррелей в сутки, а на втором возрастет до 20 тыс. баррелей в сутки. После добычи и первичной обработки нефть будет поступать на НПЗ в Ширазе. Характерно, что нефтедобыча на месторождении Сарвестан ведется, в том числе, и с помощью впрыскивания газа в нефтеносные слои. Приблизительный доход от начала нефедобычи на месторождениях Сарвестан и Саадатабад оценивается в 1,5 млн долл. США.

Объем экспорта газового конденсата из свободной экономической зоны Парс в период с марта 2012 г. по февраль 2013 г. составил 8,11 млн тонн оценочной стоимостью 7,1 млрд долл. США. Всего в указанный период СЭЗ Парс экспортировала около 16 млн тонн легкого и тяжелого полиэтилена, газового конденсата, пропана, бутана, бензола и параксилена стоимостью 13 млрд долл. США. Главными реципиентами указанной продукции, по словам гендиректора таможенного департамента СЭЗ Ахмада Пурхейдара, были КНР, Япония, ОАЭ, Индия, Нидерланды, Бельгия, Испания, Турция, Румыния, Тайвань, Таиланд, Малайзия, Вьетнам и Афганистан.

Иранская оффшорная нефтяная компания (ИОНК) объявила о своих планах по превращению островов Лаван, Кешм и Сири в три крупных энергетических комплекса. Здесь необходимо отметить, что именно ИОНК принадлежит ведущая роль в развитии нефтегазовых месторождений иранской части Персидского залива (общие запасы оцениваются в 96 млрд баррелей без учета нефтяносных слоев газового месторождения Южный Парс). Помимо этого, компания вовлечена в развитие 17 нефтегазовых полей, которые Иран делит со своими соседями.

В среднесрочной перспективе особый упор ИОНК будет сделан на развитие нефтехимической промышленности Лавана. Так, в рамках Пятого пятилетнего плана экономического развития ИРИ (2010 – 2015) примерно 12 млрд долл. США будет вложено в добывающую инфраструктуру острова, а еще 16 млрд долл. США пойдут на нужды нефтехимической промышленности, перерабатывающей природный газ. В свою очередь, на острове Кешм иранская компания МАПНА планирует построить газовую электростанцию. Проект потребует инвестиционных вложений в объеме 8 млрд евро в добывающую инфраструктуру и еще 7 млрд. евро на создание мощностей по выработке 6000 мегаватт электроэнергии. Не меньшие затраты придутся на долю острова Сири. Основной объем работ здесь будет направлен на создание мощностей по экспорту газа. Так, 14 млрд долл. США будет направлено на развитие расположенных у острова полей Форуз-А, Форуз-Б и Биналуд. Также планируется развивать на Сири и нефтехимическую промышленность. На эти цели потребуется еще инвестиции в размере 16 млрд долларов США.

 

Нефтехимия

В феврале 2013 г. Организация промышленного развития и реноваций Ирана (ИДРО) объявила о запуске совместного с частным сектором проекта по строительству заводов по производству биоэтанола, необходимого для повышения октановго числа получаемого в ИРИ бензина. Первый подобный завод будет построен в Керманшахе. Используя отходы сельхозпрозводства он должен будет вырабатывать около 100 – 200 тыс. литров этанола в день. По мнению представителей ИДРО, при ежедневном производстве бензина в ИРИ в 60 млн литров в сутки, стране потребуется наладить выработку 3 млн литров этанола в сутки.

В вышеуказанном месяце глава иранского Союза экспортеров нефти, газа и нефтехимических продуктов Хасан Хосроджерди выступил с заявлением относительно необходимости реализации в ИРИ программы по строительству малых НПЗ. По его словам, развертывание одного нефтеперерабатывающего завода мощностью в 10 тыс. баррелей нефти в сутки обойдется в 100 млн долл. США. Х.Хосроджерди особо подчеркнул, что технология строительства подобных НПЗ принадлежит «восточным странам», а значит с привлечением средств и использованием иностранных инжиниринговых услуг проблем возникнуть не должно. Последнее особо важно в условиях наложенных на Иран односторонних санкций, принятых США, ЕС и их партнерами. В качестве положительного примера строительства малых нефтеперерабатывающих заводов глава иранского Союза экспортеров нефти, газа и нефтехимических продуктов привел Афганистан, Ирак и Казахстан. Очевидно, таким образом Х.Хосроджерди намекнул на возможные источники получения ИРИ необходимых технологий. Вместе с тем, нужно отметить, что еще в январе 2013 г. появилась информация об уже начатом иранцами процессе развертывания маломощных НПЗ на своей территории с целью решить существующие проблемы развития нефтехимической отрасли. В частности, активный интерес Тегераном проявлялся и к российским технологиям. Более того, в московских деловых кругах циркулировала информация о том, что некие компании РФ не только начали налаживать поставки соответствующего оборудования, но и собираются принять активное участие в строительстве маломощных НПЗ.

В феврале 2013 г. первый вице-президент Ирана М.-Р.Рахими выступил с заявлением о том, что экономические планы развития страны направлены на превращение товаров нефтехимического сектора в основной источник экспортных доходов госбюджета страны. Указанный шаг позволит снизить эффективность западных санкций и увеличить изрядно пострадавшие от них бюджетные поступления. Этот путь якобы одобрен самим Верховным лидером С.А.Хаменеи и президентом М.Ахмадинежадом. М.-Р.Рахими подчеркнул, что уже сейчас экспорт нефтехимической продукции занимает второе место по доходности вслед за экспортом нефти. Так, в период с марта 2012 по февраль 2013 гг. объем ее продаж достиг 3,72 млн тонн стоимостью 3,53 млрд долларов США.

 

Электроэнергетика

В феврале 2013 г. заместитель министра энергетики ИРИ М.Бехзад заявил, что производство электроэнергии в Иране достигло 68380 мегаватт с перспективой выхода на уровень в 70000 мегаватт к апрелю 2013 г. По словам замминистра, в среднем объемы выработки электричества в стране в последние десять лет ежегодно возрастали на 7% в год. Он также подчеркнул, что Иран по темпам развития электроэнергетической отрасли входит в тройку мировых лидеров (вместе с КНР и Испанией), а по объемам производства в первую двадцатку.

В конце февраля 2013 г. М.Ахмадинежад принял участие в пуске газовой электростанции Хафез в Ширазе, провинция Фарс.

 

Транспорт

В феврале 2013 г. управляющий директор Иранской железнодорожной компании (ИЖД) Сахеб Мохаммади объявил о том, что в ИРИ наконец-то освоены технологии производства локомотивов соответствующие самым современным европейским ноу-хау. Более того, чиновник указал на готовность Тегерана начать экспорт этих технологий за рубеж.

Одними из ключевых производственных центров в железнодорожной отрасли ИРИ являются вагоностроительное и ремонтное предприятие «Вагон Парс» в Эраке, а также машиностроительный завод компании МАПНА в Кередже. По официальным данным, на 2012 г. Иран собственными силами удовлетворял до 90% своих потребностей в товарных вагонах и 50% в пассажирских, а также до 90% в оборудовании необходимом для функционирования железных дорог. В рамках этой программы в апреле 2012 г. «Вагон Парс» наладил выпуск специальных двуосных железнодорожных вагонов для перевозки контейнеров. По плану намечено произвести до 150 единиц таких вагонов. В октябре 2012 г. указанное предприятия объявило о начале производства новых шестиосных вагонов Ранее, в июле 2012 г.,  машиностроительный завод МАПНА наладил выпуск собственных локомотивов. Несмотря на то, что иранцами они позиционируются как «полностью отечественные», по факту локомотивы строятся по немецкой технологии, переданной Ирану компанией «Сименс». Производственная мощность сборочной линии оценивается в 80 локомотивов в год. В планах предприятия производство 150 единиц продукции. Из них первые 30 будут поставлены из Германии в формате CBU. Остальные 120 будут производиться уже в самой ИРИ.

По состоянию на начало 2013 г. протяженность железных дорог ИРИ составляла 12 тыс. километров. На их долю приходилось 11% (33 млн тонн в год) грузопотока и 10% (29 млн. человек в год) пассажирских перевозок. Руководство ИЖД официально заявило, что эти показатели явно не соответствуют потребностям страны. По этой причине им уже разработан перспективный план развития транспортного сообщения сроком до 2025 г. В соответствии с поставленными задачами, к указанному году протяженность железнодорожного полотна ИРИ должна составить 25 тыс. км, а доля железнодорожного транспорта в общем потоке грузо- и пассажироперевозок увеличится до 30% (144 млн. тонн в год) и 18% (52 млн человек в год) соответственно. По словам руководства ИЖД, к 2025 г. железные дороги будут должны связать все существующие провинции ИРИ.  Между тем, как отмечают аналитики, реализация подобной задачи потребует от властей Ирана чрезвычайного напряжения финансовых и технических сил: только по самым скромным оценкам, объем необходимых инвестиций составит 24,5 млрд долл. США при скорости строительства 1 тыс. км новых железных дорог.

В феврале 2013 г. в Иране продолжила реализовываться программа по строительству новых автозаправочных станций. Так, к июню 2013 г. в эксплуатацию предполагалось ввести 442 бензозаправочных и 323 газозаправочных станций. Всего же, по состоянию на февраль 2013 г., в ИРИ работало 4930 автозаправок.

 

Производство строительных материалов.

В период с марта 2012 г. по март 2013 г. объем производства цемента в ИРИ составил 64,1 млн тонн, а клинкера – 64,4 млн тонн, что было на 5,6% и 4,7% больше по сравнению с предыдущим двенадцатимесячным периодом. Вместе с тем и потребление цемента на внутреннем рынке выросло на 6,3%, достигнув отметки в 59 млн тонн в год.

По данным иранской инвестиционной компании Гадир и ее управляющего директора Али Мохаммада Бода, ИРИ является четвертым крупнейшим мировым производителем цемента, не только удовлетворяющим внутренние потребности в указанном продукте, но и активно экспортирующего его за рубеж. Однако А.М.Бод привел несколько иные, отличные от официальных данные. Так, по его словам, промышленность ИРИ имеет потенциал для производства 76 млн тонн цемента в год, при действительном уровне объема выработки в 66 млн тонн. При этом, экспорт за границу, как заявил А.М.Бод, составляет 14 млн тонн, т.е. уровень внутреннего потребления он, де-факто, оценил в 52 млн тонн в год.

 

Внешняя торговля ИРИ

По данным администрации иранских таможен в период с марта 2012 г. по февраль 2013 г. партнерами ИРИ в сфере торговли ненефтяными товарами были 196 стран. За указанный период объемы ненефтяного товарооборота с ними составили 86 млрд долл. США. При этом на долю иранского экспорта пришлось 37,69 млрд долл. США, а импорта – 48,31 млрд долл. США. Объем ввозимых товаров увеличился на 6,8%, но сократился в цене на 8,11%. Главными поставщиками ненефтяной продукции были ОАЭ (9,75 млрд долл. США), КНР (7,16 млрд долл. США), Южная Корея (4,45 млрд долл. США), Турция (4,18 млрд долл. США) и Швейцария (3,56 млрд долл. США). Основу иранского ненефтяного импорта составляли зерно, железо и сталь.

Несмотря на введенные в отношении ИРИ санкции Тегерану удалось избежать существенного падения стоимостных объемов ненефтяного экспорта. Основными реципиентами его товаров в 1391 г. выступили Ирак (5,96 млрд долл. США), Китай (4,82 млрд долл. США), ОАЭ (3,91 млрд долл. США), Индия (2,6 млрд долл. США) и Афганистан (2,5 млрд долл. США). Особо положительно иранскими властями оценивается деятельность аграрного и автомобильного секторов экономики. По имеющимся данным, в период с марта 2012 г. по февраль 2013 г. примерно 2,5% аграрной продукции стоимостью 2,57 млрд долл. США было поставлено за рубеж. Иранские автопроизводители, в свою очередь, экспортировали 49952 машин стоимостью 294 млн долл. США, что было на 170% и 200% больше по сравнению с 1390 г. по количеству и стоимости соответственно.

Организация по развитию торговли ИРИ в целом положительно оценивает динамику развития экспорта иранских ненефтяных товаров за рубеж. Ее руководство прогнозирует, что в 1392 г. Иран продаст на внешних рынках своих товаров на сумму 59 млрд долл. США, в 1393 г. на сумму 74,1 млрд долл. США, а в 1394 г. на сумму 81,1 млрд долл. США.

По данным Дорожно-транспортной организации ИРИ, в период с марта 2012 г. по февраль 2013 г. через территорию Ирана транзитом было провезено 10,52 млн тонн товаров, что было на 14,7% по сравнению со схожим периодом 2011 – 2012 гг. При этом объем грузов перевозимых автотранспортом увеличился на 16,2%, а железнодорожным сократился на 1,7%. Наибольший объем грузов прошел через пограничные и портовые терминалы Бандар-Аббас (провинция Хормозган), Парвизхан (провинция Керманшах), Базарган (провинция Западный Азербайджан), Башмак (провинция Курдистан), а также порт Имам Хомейни (провинция Хузестан).

 

Внешнеэкономические связи ИРИ

 

Египет

В феврале 2013 г. глава секции египетских интересов в ИРИ Халед Амаре сделал заявление о том, что новые власти АРЕ намерены активно развивать торгово-экономическое сотрудничество с Ираном. Аналитиками уже неоднократно отмечалось, что сотрудничество с Тегераном в сфере энергетики и углеводородов представляет особый интерес для Каира. Недаром в ходе недавнего визита М.Ахмадинежада в Египет его сопровождал министр нефти Р.Касеми. Еще раньше, в самом начале 2013 г., в прессу стала просачиваться информация о возможном начале поставок сырой нефти из ИРИ в Египет. Помимо этого, египтян якобы заинтересовали возможности участия иранцев в совместных проектах по строительству НПЗ на территории АРЕ, а также подготовке египетских кадров в этой области.

 

Ирак

В феврале 2013 г. получили первое практическое подтверждение слова министра нефти Р.Касеми, которые тот произнес в январе 2013 г., относительно планов руководства ИРИ заключить ряд договоров с различными странами о продаже им иранского природного газа (что напрямую связано с намерением Тегерана вывести в ближайшей перспективе объемы добычи газа в стране на уровень 1,4 млрд кубометров в сутки). Первым в этой череде должен стать Ирак. По информации СМИ, еще до начала иранского 1392 г. Тегеран и Багдад собирались подписать договор о поставках иранского «голубого» топлива в объеме 25 млн кубометров в сутки в Ирак. По 270-километровому газопроводу сырье будет идти с месторождения «Южный Парс» до ирано-иракской границы в районе остана Илам оттуда оно поступит в Багдад и на электростанцию ал-Мансура.

Китай

По непроверенным данным в феврале 2013 г. власти КНР приняли решение об участии в совместном с Ираном инвестиционном проекте по строительству высокоскоростной железной дороги в ИРИ. Стоимость проекта оценивается в 1 млрд долл. США. Конкретные детали проекта, а также названия компаний-участниц со стороны КНР не уточняются.

По первичным оценкам, появившимся в иранских СМИ, объем товарооборота между Ираном и Китаем в 2012 г. составил 30 млрд долл. США.

 

 

Россия

В феврале 2013 г. российские и иранские чиновники обменялись рядом заявлений, свидетельствующих о возможном налаживании экономического сотрудничества между странами в банковской и нефтегазовой сферах. Обращает на себя внимание риторика представителей ИРИ. Так, говоря о готовности Тегерана укреплять взаимодействие с Москвой в нефтегазовом секторе, замминистра нефти Ирана Ахмад Калебани упомянул о «вековом опыте взаимодействия» между двумя странами, общности существующих у них интересов и иных позитивных моментах, которые должны способствовать сближению ИРИ и РФ. Столь «теплые» высказывания еще некоторое время назад были весьма нехарактерны для представителей министерства нефти, которое традиционно (по крайней мере, до 2009 г.) считалось одним из оплотов прозападных сил в Иране.

Весьма положительно в Тегеране было оценено и февральское выступление российского министра энергетики Александра Новака, официально подтвердившего, что российские банки принимают участие в реализации схем по финансовому обеспечению экспорта иранской нефти. По его словам, речь идет о мелких финансовых структурах, не столь связанных своей деятельностью с Западом и имеющих минимальные риски попасть под действие односторонних санкций, принятых США и ЕС. Крупные же банки, наоборот, якобы воздерживаются от участия в подобных схемах. Впрочем, в последнем случае А.Новак может и лукавить. В неформальных разговорах российские бизнесмены, имеющие дела с Ираном, время от время намекают на то, что некоторые ведущие банки РФ все же не гнушаются взаимодействовать с Тегераном. Вместе с тем они проводят исключительно финансовое обеспечение двусторонних российско-иранских сделок, никак не участвуя в торговых операциях ИРИ с третьими странами.

 

Сирия

В феврале 2013 г. в сирийских проправительственных СМИ появилась информация о том, что Иран поставил в САР 100 тыс. тонн муки с целью помочь официальному Дамаску решить возникшую в результате затяжного гражданского конфликта продовольственную проблему. Как отмечают источники, это уже не первая поставка иранского продовольствия в Сирию с начала боевых действий. Так, в конце 2012 г. Тегеран уже предоставлял хлебопечную муку в распоряжение властей САР.

 

Таджикистан

В феврале 2013 г. посол ИРИ в Таджикистане сообщил, что к началу апреля 2013 г. электростанция Сангтуде-2 будет введена в строй несмотря на то, что Таджикская электроэнергетическая компания так и не погасила долги перед Ираном, являющимся держателем акций ГЭС. По имеющимся данным, в феврале 2013 г. задолженность Душанбе перед Тегераном составляла 12 млн долларов. Всего по смете строительство Сангтудинской ГЭС-2 обошлось в 220 млн долл. США, из которых Иран вложил 180 млн долл. США.

Иранские СМИ в начале 2013 г. активно обсуждали паны компаний ИРИ совместно с фирмами из России и Китая принять участие в создании промышленного городка на окраинах Душанбе.

 

Турция

По информации властей ИРИ, поставки иранской нефти в Турцию в январе – феврале 2013 г. продолжились без перебоев и остались на прежнем уровне. В частности, в феврале 2013 г. объем поставок составил 100 тыс. баррелей сырой нефти в сутки. По имеющимся данным, указанное сырье было поставлено в Турцию тремя танкерами класса «Суэцмакс». Первый осуществил разгрузку в порту Алиага 10 февраля, а два остальных пришвартовались в Тутунчифтлике.

Необходимо напомнить, что Турция входит в список стран, получивших 7 декабря 2012 г. от США 180-дневную отсрочку от применения в их отношении санкций за покупку нефти у Ирана. В указанный перечень также вошли Малайзия, Сингапур, Тайвань, Шри-Ланка, ЮАР и Южная Корея. По словам министра энергетики Турции, Танера Ялдиза, в 2012 г. Анкара закупила у Тегерана нефти на сумму 6 млрд долл. США.

41.37MB | MySQL:92 | 0,919sec