Сомали: внутриполитический кризис обостряется

События последних нескольких недель в Сомали свидетельствуют о дальнейшем обострении внутриполитического кризиса в этой стране, вызванного усиливающимися противоречиями между федеральным правительством и региональными сомалийскими властями. Проводимый президентом Хасаном Шейхом курс на укрепление центральной власти, его стремление взять под свой контроль все регионы Сомали, фактическое препятствование процессу самообразования новых федеральных округов (ФО), авторитарный стиль руководства, продвижение интересов своего клана и игнорирование конституционных прав и интересов других регионов вызывают все возрастающую критику и неприятие в сомалийском обществе.

Наиболее ярко упомянутые противоречия проявляются в последнее время в отношении к созданию Джубаленда – нового федерального региона на юге Сомали, в который включены провинции Нижняя Джуба, Средняя Джуба и Гедо. Напомним, что образование Джубаленда официально было провозглашено 2 апреля с.г. на проходящем в гор. Кисмайо съезде представителей южно-сомалийских племен и политических группировок («Рас-Камбони», «Азания», «Ахлу Сунна уаль-Джамаа» и «Группа племен харти») с принятием временной конституции этого ФО. Затем 15 мая, после улаживания организаторами съезда вопроса о пропорциональном представительстве различных местных племен и выдачи удостоверений делегатам, состоялись выборы президента Джубаленда. Абсолютным большинством голосов (485 из 500) путем открытого голосования на этот пост был избран лидер группировки «Рас-Камбони» Ахмед Махамед Ислан «Мадобэ» (единый кандидат от племени огаден/абсамэ/дарод), возглавлявший до этого временную администрацию Кисмайо и пользующийся поддержкой Кении. Своей первоочередной задачей вновь избранный президент объявил скорейшее формирование регионального правительства, укрепление правопорядка и освобождение всей территории Джубаленда от боевиков исламистской организации «Аш-Шабаб». Вице-президентом Джубаленда Ахмед «Мадобэ» назначил генерала Сомалийской национальной армии Абдулахи Измаила Фартага (бывшего командующего группировкой СНА в пров. Гедо, выходца из племени марехан/садэ/дарод). В течение ближайшей недели делегатам съезда предстоит сформировать региональный парламент из 65 депутатов, который должен утвердить вице-президента и состав регионального правительства.

Следует отметить, что выборы президента Джубаленда проходили в обстановке сохраняющейся политической и военной напряженности на юге Сомали. Попытки сорвать проведение съезда и дискредитировать принимаемые им решения неоднократно предпринимались и предприни-маются не только со стороны «Аш-Шабаб» (что вполне понятно), но и со стороны президента и федерального правительства Сомали, которые, казалось бы, должны содействовать образованию новых субъектов федерации и скорейшему восстановлению стабильного сомалийского государства на принципах федерализма, декларируемых в новой национальной конституции. На практике же президент Хасан Шейх, изначально объявивший проведение съезда в Кисмайо преждевременным и нецелесообразным, по-прежнему отказывается признавать его законность, в том числе легитимность региональной конституции и выборов президента Джубаленда. В числе последних правительственных мер по противодействию процессу создания Джубаленда достаточно назвать тайное назначение альтернативной временной администрации провинции Нижняя Джуба, переброску в Кисмайо дополнительных подразделений СНА с целью прекращения работы съезда и смены власти в этой провинции, подкуп некоторых старейшин южносомалийских племен, развертывание с помощью подконтрольных СМИ пропагандистской кампании, направленной против формирования региональных институтов власти.

Как очередную провокацию, организованную президентской администрацией накануне выборов президента Джубаленда, можно расценивать скрытную отправку на юг Сомали вооруженной группы во главе с Баррэ «Хирале», опытным политиком и бывшим полевым командиром, который в период с 1998 по 2006 гг. фактически правил созданной им на юге страны автономией «Долина Джубы». По прибытии в Кисмайо тот незамедлительно развернул активную деятельность по переманиванию на свою сторону делегатов от племени марехан с целью срыва съезда. Более того, сразу после избрания Ахмеда «Мадобэ» президентом Джубаленда Баррэ «Хирале» объявил себя избранным на этот пост, хотя сам в работе съезда не участвовал и свою кандидатуру не выдвигал. Вскоре его примеру последовали еще два бывших политика, каждый из которых заявил о своем избрании президентом Джубаленда.

Поступающие из Кисмайо сообщения такого рода дали повод премьер-министру Сомали Абди Фараху Ширдону заявить о невозможности признания какого-либо руководства Джубаленда «в сложившейся обстановке политического хаоса на юге Сомали». Министр внутренних дел и национальной безопасности Сомали Абдикарим Хусейн Гулед и вовсе высказался за прекращение всяких переговоров и принятие жестких мер к нынешним властям Кисмайо, которые, по его словам, представляют лишь «боевиков одного племени, поддерживаемых Кенией». Он в очередной раз обвинил Кению во вмешательстве во внутренние дела Сомали, хотя кенийский воинский контингент в Кисмайо в целом пока соблюдает нейтралитет. По сообщениям сомалийских СМИ, президентом Хасаном Шейхом подготовлен указ о введении чрезвычайного положения на юге страны и запрете морского и воздушного сообщения с Кисмайо.

Несомненно, такие провокационные действия и заявления федеральных властей ведут к дестабилизации обстановки на юге Сомали, разжиганию межклановой вражды и играют на руку боевикам «Аш-Шабаб», которые все еще контролируют довольно обширные территории в южных и центральных провинциях страны.

Вместе с тем, избрание Ахмеда «Мадобэ» президентом Джубаленда с энтузиазмом было встречено значительной частью сомалийского общества, прежде всего на юге и северо-востоке Сомали, а также в Огадене и в северо-восточной Кении, то есть на территориях традиционного проживания группы племен каблалах (дарод). Свои поздравления и заверения в поддержке Ахмеду «Мадобэ» уже направили президенты Пунтленда, автономии Хатумо и Сомалийского ФО Эфиопии, представители сомалийской диаспоры в США и странах Западной Европы. Президент Пунтленда Абдирахман «Фароле» также призвал федеральные власти, страны региона и мировое сообщество признать Джубаленд как новый ФО в составе Сомали и оказать ему необходимую помощь. Избрание Ахмеда «Мадобэ» президентом Джубаленда признали и его основные соперники в предвыборной борьбе, в том числе лидер юго-западного крыла АСУ шейх Махамед Махмуд Юсуф «Ау-Либах» (кандидат от племени марехан) и крупный сомалийский бизнесмен шейх Шакуль (кандидат от племен абсамэ). 17 мая в Кисмайо состоялась инаугурация первого президента Джубаленда.

Усиление напряженности на юге Сомали также затрагивает интересы соседних государств, вызывая их растущую обеспокоенность. На состоявшейся 3 мая в Аддис-Абебе внеочередной сессии региональной организации IGAD главами восточноафриканских государств было принято совместное коммюнике по ситуации в Сомали. В нем, в частности, признается ведущая роль федерального правительства Сомали в процессе создания региональных администраций на всей территории страны. В то же время отмечается, что этот процесс должен развиваться в соответствии с действующей конституцией страны, при поддержке государств IGAD, с привлечением всех заинтересованных групп сомалийского общества. Для прояснения ситуации на юге Сомали было решено направить в Кисмайо делегацию IGAD во главе с исполнительным секретарем этой организации.

Таким образом, вопрос о признании Джубаленда в статусе нового ФО Сомали заметно осложнил отношения между федеральным центром и отдельными сомалийскими регионами, усилив их недоверии к проводимой президентом политике государственного строительства.

Наряду с этим во многих сомалийских регионах растет недовольство экономической и кадровой политикой федерального правительства, отсутствием прогресса в восстановлении правопорядка и общественной безопасности.

За первые полгода новому кабинету министров не удалось обуздать рост цен на продовольствие и предметы первой необходимости, организовать доставку гуманитарной помощи в особо нуждающиеся регионы. Большинство социальных проектов, осуществляемых при финансовой поддержке ЕС, Турции, арабских государств, сосредоточены в Могадишо и столичной провинции Бенадир. Несмотря на повышение налоговых тарифов, поступления в бюджет сократились из-за низкой собираемости налогов. Растет задолженность по зарплате перед госслужащими и силовыми структурами, что способствует коррупции в органах государственного управления и препятствует восстановлению дееспособной национальной армии и полиции.

Несмотря на частичную отмену Советом Безопасности ООН эмбарго на поставки оружия в Сомали подразделения СНА по-прежнему испытывают острую нехватку в оружии, боеприпасах, средствах материально-технического обеспечения, в связи с чем проведение наступательных операций против боевиков «Аш-Шабаб» практически прекратилось. (По словам министра обороны Сомали, за два месяца, минувших со дня отмены эмбарго, для СНА не было закуплено ни одной единицы оружия и ни одного комплекта боеприпасов). Кроме того, в СНА по-прежнему крайне низким остается уровень воинской дисциплины, отмечаются случаи группового неповиновения и дезертирства из районов боевых действий. На дорогах, ведущих из Могадишо в провинции Средняя Шабелле и Нижняя Шабелле вновь появились десятки блок-постов, на которых вооруженные и одетые в военную форму мужчины «собирают дань» с водителей и пассажиров. В городах Байдабо, Кисмайо и Босасо отмечались случаи блокирования военнослужащими важных хозяйственных объектов с целью добиться выплаты им положенного жалованья.

Недавняя смена президентом Сомали высшего командования СНА, руководства полиции и Службы национальной безопасности пока не дала положительного эффекта. Несмотря на регулярно проводимые в Могадишо и других крупных городах облавы с целью ареста диверсантов «Аш-Шабаб» и разоружения населения, ночные перестрелки и теракты там не прекращаются.

Вместе с тем, назначение президентом на должность начальника национальной полиции представителя племени лелкасэ (дарод) вместо представителя племени туни (раханвейн), наряду с несогласованной заменой губернатора провинции Бай, вызвало резкое недовольство старейшин раханвейн и большой группы депутатов федерального парламента (ФП).

Всё выше перечисленное послужило основанием для требования некоторыми депутатами отставки действующего правительства Сомали в связи с его неудовлетворительной работой. Предложение о вынесении вотума недоверия правительству подписали 97 из 275 членов ФП. Данное предложение планируется рассмотреть на очередном заседании парламента 22 мая. Маловероятно, что инициативной депутатской группе удастся добиться отставки премьер-министра (для этого требуется простое большинство голосов), однако президенту и главе правительства, несомненно, придется вносить определенные коррективы в проводимую ими политику. Вполне вероятны и кадровые перестановки в федеральном правительстве, а также расширение его состава.

Таким образом, политическая ситуация в Сомали остается сложной и весьма напряженной. Проводимый президентом и правительством курс на укрепление центральной власти и фактический отход от принципов федерализма в государственном строительстве тормозят процессы национального примирения и стабилизации обстановки в этой стране. Главной надеждой действующего правительства на успех в достижении поставленных целей, по-видимому, остается скорейшее получение обещанной ему иностранной финансовой, военно-технической и экономической помощи.

43.92MB | MySQL:92 | 0,949sec