Ситуация в Тунисе: апрель — май 2013 г.

Апрель 2013 г.

В апреле была обнародована третья редакция новой конституции, которая после итогового обсуждения Национальным учредительным собранием (НУС) будет принята, предположительно, до конца лета. Из-за рубежа Тунису на восстановление экономики была передана часть коррупционных активов клана Бен Али-Трабелси, а также согласован очередной кредит МВФ. Между тем, президент Марзуки едва избежал импичмента за серию неосторожных высказываний.

В апреле Национальное учредительное собрание (НУС) предложило президенту Туниса Монсефу Марзуки предстать перед депутатами. Регламент требовал предварительной явки того, кому члены НУС решили выдвинуть вотум недоверия. Под соответствующей петицией, представленной 17 апреля, стояло 74 подписи. Кстати, эту процедуру в апреле прошла министр по делам женщин Сихем Бади из-за скандала вокруг насилия над воспитанниками детского сада. Однако нужного количества голосов за ее отставку не набралось, и она сохранила должность. В свою очередь Марзуки не простили заявления телеканалу «Аль-Джазира», что если светские экстремисты пойдут против государственной власти — не избегут виселицы. Как ни старались оппозиционеры расправиться со своим «врагом номер один», импичмент возможен только после того, как за него проголосуют не менее 109 депутатов НУС, что маловероятно. Лояльная президенту «тройка» («Ан-Нахда», Конгресс за республику, Демократический форум за труд и свободы) обладает явным преимуществом в НУС — 138 мандатов из 217. К тому же, дату явки Марзуки в НУС согласовать не удалось, по официальной версии, в связи с плотным графиком работы. Очевидно, демонстративное промедление продиктовано уверенностью президента в незыблемости своей власти и ее легитимности в сложившихся обстоятельствах.

Справедливо заметить, что Монсеф Марзуки не пользуется безусловной поддержкой населения, чему свидетельством была кампания бойкота его очередной книги «Изобретение демократии: уроки тунисского опыта». Дело не в ее содержании, а в том, что книга отпечатана французским издательским домом «La Découverte», что, по мнению тунисских читателей, со стороны главы государства не патриотично. Лавина сарказма посыпалась в адрес Марзуки после того, как он на церемонии передачи Тунису коррупционных активов семейства свергнутого диктатора З.А. Бен Али 11 апреля призвал «не оскорблять государство Катар». Ливан вернул в тунисскую казну 28,8 млн долл. со счета Лейлы Бен Али, а символическую передачу осуществлял катарский дипломат по линии ООН. В сети «Фейсбук» стартовала «Кампания по оскорблению государства Катар», где посетители не скупились на едкие шутки, смысл которых в том, что президент публично дискредитировал сограждан.

Между тем, 29 апреля лидер партии «Призыв Туниса» Беджи Каид ас-Себси объявил, что на ближайших выборах намерен баллотироваться в президенты. В интервью телеканалу «Nessma TV» он пообещал, что будет «служить Тунису, не в пример «тройке», не способной исправить экономическое положение». Он также подчеркнул, что в стране плохо соблюдаются свободы человека. Заявление политика вызвало замешательство в партии «Аль-Масар» (Путь) и Республиканской партии, входящих в избирательный блок Каида ас-Себси. Ведь в проекте будущей конституции возраст кандидата на высший государственный пост ограничен рамками 40-75 лет, а Каиду ас-Себси 86 лет.

В апреле тунисские законодатели преодолели важный рубеж в составлении новой конституции. После серии нелегких обсуждений третья редакция Основного закона была обнародована 23 апреля. Несмотря на неоднократные попытки сгладить в законе все острые углы, некоторые статьи остались спорными. В частности, 6 апреля генсек Всеобщего союза тунисских трудящихся (ВСТТ) Хусин Аббаси раскритиковал ст. 27. В ней говорится, что забастовки проводить разрешено, но это «не должно нарушать жизни, наносить ущерб здоровью и безопасности людей». По его мнению, формулировка серьезно ограничивает право на проведение забастовок. Не обошли вниманием критики ст. 5, в которой государство объявлено гарантом свободы вероисповедания и отправления религиозных культов, но отсутствует понятие «свобода совести». А это означает, что лица, меняющие свою конфессиональную принадлежность или атеисты, не пользуются никакими гарантиями со стороны государства. А ст. 136 называет шесть положений конституции, которые не подлежат пересмотру, и на первом месте стоит положение, что ислам –- государственная религия Тунисской Республики. [1]

Новая версия закона — уступка модернистам и исламистам. В преамбуле, например, говорится о том, что Тунис — светское государство, но немного позже заявлено намерение поддерживать борьбу за освобождение Палестины во имя «единения с мусульманскими народами». В свою очередь ст. 11 указывает, что женщины и мужчины – соучастники «строительства общества и государства». В предыдущем варианте законопроекта у женщины был статус помощницы мужчины в национальном строительстве. Ст. 42 гласит, что государство гарантирует права женщины и ее равенство с мужчиной в несении различных обязанностей. Ст. 72, перечисляющая требования, предъявляемые кандидату на пост президента республики, четко определяет, что кандидатом на этот пост может быть либо мужчина, либо женщина.

В новой конституции отменена система двухпалатного парламента, которая действовала с 2005 г. до 2011 г. Предусматривается политическая система смешанного типа, а не президентская или парламентская республика. Другим важным пунктом стал запрет (ст. 73) одному и тому же лицу дважды баллотироваться, подряд или с перерывом, на пост президента республики. Это положение вошло в список не подлежащих модификации.

Законодательная система постреволюционного Туниса динамично продолжила развиваться в других направлениях. Так, 24 апреля был принят закон об учреждении временного независимого комитета, который должен заменить Верховный правовой совет, надзиравший за назначением и работой судей. Депутаты НУС проголосовали «за» почти единогласно (151 голос), тем более что учреждение независимой судебной инстанции входило в базовые задачи НУС. Тормозили процесс разногласия в отношении того, что комитет впервые должен включать не только правоведов.

Любопытно в контексте меняющегося законодательства заявление лидера исламистов Рашида аль-Ганнуши в интервью телеканалу «France 24» от 2 апреля, что смертная казнь – это естественное право человека. «Смертный приговор – это естественное право, душа за душу. Тот, кто угрожает чьей-то жизни, должен знать, что его жизнь тоже под угрозой», — пояснил Р.аль-Ганнуши. Согласно тунисскому праву, смертная казнь полагается за убийство, изнасилование и измену родине. Однако с 1991 г. высшая степень наказания не приводилась в исполнение. Эксперты Human Rights Watch выразили надежду, что Р.аль-Ганнуши всего лишь воспроизвел распространенное мнение членов своей партии, не имея в виду смену правовой практики.

Хотя о тотальной исламизации говорить преждевременно, некоторые новые тунисские реалии заставляют задуматься. Из последних скандалов – включение в экзамен при приеме на работу полицейского вопросов по исламу. Другой факт — толерантность властей к радикальным исламистам. 6 апреля был выпущен из-под стражи Имад Бен Салах, известный как Абу Абдалла Аттунси, который был задержан по прилете из Египта. Из страны пирамид его выдворили за организацию по поддельным документам путевок джихадистам в самые горячие зоны военно-политических конфликтов. Нельзя оставить без внимания безразличие министерства образования к подстрекательству со стороны салафитов. 10 апреля они напали на директора школы, который не допустил до занятий девушку в никабе. Учителя школы городка Манзель Бу-Зельфа сообщили, что молодые люди ворвались в здание и угрожали убить директора. Вставший на оборону завуч получил переломы. 18 апреля салафиты более часа били стекла университета в столичном пригороде Бардо, пытаясь сорвать выступление женского танцевального коллектива. По словам одного из очевидцев, «бородачей» никто не пытался остановить — полицейские молча наблюдали за произволом.

Провокационный протест против напора поборников ислама неожиданно устроила 4 апреля феминистская организация «Femen». Активистки движения пришли к дверям мечетей и посольств Туниса в европейских странах, в частности, Германии и Франции, требуя освободить Амину Тейлер. Эта тунисская девушка, единомышленница группы, опубликовала в Интернете свое фото с обнаженной грудью и подписью «Мое тело принадлежит мне». Оскорбление общественной морали в Тунисе уголовно наказуемо. Амине грозит полгода лишения свободы, хотя, по словам матери, ее дочь невменяемая и более шести лет находиться под наблюдением психиатра.

Определенный успех был достигнут в следствии по делу об убийстве оппозиционного лидера Шокри Белаида. [2] 14 апреля были распространены фотографии шестерых замешанных в преступлении — это люди средних лет, непосредственный исполнитель – Камель Гатгати.

Экономическое положение в Тунисе по-прежнему оставляет желать лучшего. По данным Национального института статистики, инфляция в марте 2013 г. достигла 6,5%, зафиксировав рекордные темпы роста за год. Правительство вынуждено субсидировать некоторые категории товаров (хлеб, молочные продукты, топливо). Министерство финансов в связи с растущей инфляцией рекомендовало снизить цены на картофель (43%), яйца, мясо и растительный жир. Политика контроля цен в Тунисе, по мнению экономистов, неэффективна, поскольку дает простор спекуляции на рынке, товар реализуется через сбытовые сети, достигая потребителя по завышенным ценам. [3] На восстановление экономического баланса предполагается направить очередной кредит, согласованный 20 апреля между тунисским правительством и Международным валютным фондом. Двухгодичный кредит объемом 1,75 млрд долл. пойдет на укрепление банковского сектора и общее реформирование.

Таким образом, период поэтапного восстановления и модернизации в Тунисе (новое законодательство и нормы общественного порядка) затянулся. «Маленькой победоносной войны» с закоренелыми проблемами, оставшимися в наследство от диктатора З.А. Бен Али, у правительства исламистов не вышло. В первую очередь это связано с неблагоприятной экономической обстановкой, а также отсутствием четкого плана действий по укреплению безопасности, правопорядка и других сфер.

[1] http://ru.calameo.com/read/00196352235f84a789fb0

[2] http://www.iimes.ru/?p=17376

[3] http://middle-east-online.com/english/?id=58235

Май 2013 г.

В мае прошла массированная зачистка горного района на границе с Алжиром, где скрывались банды, связанные с «Аль-Каидой». Так исламисты «Ан-Нахды» объявили «войну терроризму», а кроме того, пошли на открытый конфликт с салафитами, сорвав их съезд в г. Кайруан. Между тем, лидер оппозиционной партии «Призыв Туниса» объявил себя кандидатом в президенты.

В течение мая тунисская полиция совместно с армией проводила операцию по окружению двух группировок боевиков, скрывавшихся в горном районе Джебель Шамби (Кассерин) на границе с Алжиром. Хотя численность боевиков оценивалась в 50 человек, в противостоянии пострадали 15 сотрудников полиции, подорвавшихся на минах. 5 мая армейский источник сообщил, что представляется трудным отследить маршруты передвижения террористов. В целом операция показала слабость оснащения и подготовки тунисских антитеррористических подразделений. Еще в конце апреля работники служб госбезопасности устроили демонстрацию в городе Кассерин, требуя обеспечить себе должный технический уровень. Однако на переоснащение полиции и армии требуются деньги и время. Зато установлено, что средства поражения, найденные в тайниках террористов (по национальной принадлежности тунисцев, алжирцев и уроженцев Мали), отличались хорошим качеством и были изготовлены из подручных средств, а не доставлены контрабандой. Были также найдены документы, мобильные телефоны для звонков за границу, карты местности и пособия по изготовлению самодельных взрывных устройств. Кроме того, пресс-секретарь МВД сообщил, что обе группировки поддерживают связи с боевиками главаря «Аль-Каиды в странах Арабского Магриба» Окбы ибн Нафаа.

Противостояние шло с переменным успехом. 7 мая удалось поймать одного из сообщников боевиков, поставлявшего провиант. Одновременно просочилась информация, что террористы могли подобраться к столице. В неблагополучном квартале на окраине был найден обезглавленный полицейский. Министерство обороны не исключило уличных боев. В столичном районе Хей аль-Хадра салафиты окружили полицейский участок, выкрикивая: «Вы солдаты идолопоклонников!».

После известия о трудностях спецоперации в Джебель Шамби премьер-министр Али Ларайед заявил, что не потерпит террористов в своей стране. В район действий (около 70 кв. км) приехал президент, министры обороны и внутренних дел. 7 мая возле дворца Бардо, где было созвано экстренное совещание НУС, граждане требовали введения антитеррористического закона. Духовный лидер умеренных исламистов Рашид аль-Ганнуши осудил позицию боевиков: «Джихаду место в Палестине… В Тунисе не место джихаду, разве что мирному — за развитие и демократию». Он предостерег молодежь от сотрудничества с террористами и участия в перестрелках с полицией. 17 мая президент Монсеф Марзуки пригрозил, что государство «использует все имеющиеся в распоряжении средства обеспечения безопасности» против террористов.

Любопытно, что антитеррористическая операция в приграничном с Алжиром районе длилась с декабря 2012 г. Тогда 11 боевиков напали на полицейский пост Бу-Шехба. Ларайед же занимал пост министра внутренних дел (декабрь 2011 – март 2013 гг.), но почему-то операция протекала без публичной огласки и какого-либо успеха. Теперь же, оказавшись в премьерском кресле, Ларайед с легкостью приобрел репутацию противника салафитов и борца с терроризмом. Из этого вполне может следовать, что антитеррористическая акция — политический маневр. Ведь в адрес «Ан-Нахды» не раз сыпались обвинения в двойной игре. Заявляя о своей умеренности, партия открыто называла салафитов своим «детищем». Садок Шуру и Хабиб аль-Лоуз из радикального крыла партии ратовали за мирный диалог с боевиками. Между тем, правительство теряло контроль над мечетями, которые становились оплотом радикалов и укрывали от полиции «борцов подполья».

Сейчас «Ан-Нахде» как никогда надо набирать очки перед предстоящими выборами. В экономике и социальной сфере исламисты потерпели полный провал. Зато переключить внимание общественности на аспекты безопасности, а точнее, борьбу с терроризмом – ход конем. «Восстановление безопасности в стране идет полным ходом», — сообщил Ларайед. Салафиты отреагировали по-своему. На одной из страниц «Facebook» появилось обещание, что вскоре черный флаг с символикой ислама будет развеваться над зданием МВД. Другой сайт призывал полицейских «перейти на сторону армии Аллаха». «Мы движемся к гражданской войне», — предостерег Хишам Хосни, независимый депутат НУС, осудив политику ан-Нахды. [1] Издание «Le Temps» выразило опасения, что в Тунисе может развиться война, подобная Алжирской 1990-х гг.

С другой стороны, правительство начало кампанию по борьбе с незаконными массовыми сходками салафитов (формально собрания граждан требуют предварительного разрешения властей). С начала мая они прошли в Татауине, Меденине и др. городах. 12 мая полиции пришлось слезоточивым газом разгонять городок из несанкционированно установленных 300 палаток вокруг мечети Биляль в Сиди Хассен Сиджуми. Национальное тунисское информационное агентство сообщило о применении холодного оружия и зажигательной смеси против полиции в пригородов Мнихла и Сиди Хассен.

Лидер легализованной в Тунисе ультраконсервативной салафитской организацией «Ансар ашШариа» Абу Йад, пригрозил, что, если правительство не перестанет притеснять салафитов, начнутся уличные бои, как в Афганистане и Сирии. «Молодые люди, проявившие храбрость, защищая ислам в Афганистане, Чечне, Ираке, Сомали и Сирии, не колеблясь пожертвуют собой ради ислама в Тунисе», – подчеркнул Йад. На своей странице в «Facebook» Йад назвал правительство тиранами, которые открыто «призывают к войне».

Между тем салафиты всего Туниса готовились к ежегодному съезду в г. Кайруан. В этом году, по мнению организаторов, ожидалось не менее 40 тыс. чел. Однако запросить разрешение никто не позаботился. Ввиду изменившейся риторики, 15 мая Рашид аль-Ганнуши лично запретил съезд, добавив, что «диалог невозможно вести с теми, кто использует оружие и закладывает мины». 20 мая премьер-министр Ларайед почти отнес «Ансар аш-Шариа» к террористическим группировкам: «Это нелегальная организация, некоторые ее члены связаны с терроризмом… она бросает вызов, провоцирует государственную власть и не признает гражданства». Тунисскому центральному телевидению он заявил во время своего визита в Катар, что «государство должно исполнять закон и ограничивать деятельность подобных структур». Накануне съезда на трассе Тунис-Кайруан полиция проверяла буквально каждый микроавтобус и задерживала людей в традиционных мусульманских одеждах.

Со своей стороны пресс-секретарь радикального движения Сейфаддин Раис заметил, что для молитвы не нужно брать разрешения у кого бы то ни было, поэтому запретить собрание невозможно. По его словам, салафиты пали жертвой политических интриг: «Как только правительство получило деньги из-за границы, мы тут же услышали, что нельзя учреждать исламские детские сады, устраивать собрания… Тираны – те, кто правят без опоры на шариат, — как раз тунисский случай». [2] Райс был задержан утром 19 мая, что помешало ему принять участие в съезде. Абу Йад сделал следующее заявление в Интернете: «Наша религия учит нас благодарить достойных. Вам, тираны, мы крайне благодарны за то, что вы совершили столько глупостей, в результате которых мы смогли распространить наше учение без требуемой гласности… Вам нас не одолеть!». [3]

Как бы то ни было утром 19 мая распространилась информация о переносе собрания из г. Кайруан в столичный пригород Аттадамун (15 км. западнее столицы). Через несколько часов там были возведены укрепления и баррикады. Восстановить порядок и контроль удалось лишь силой оружия. На улицах показалась бронированная техника. К вечеру восставшие отступили в пригород Интилака, а затем рассредоточились по окрестностям. Пострадали 15 работников полиции. Трое салафитов были ранены, один убит. Под арест попали 200 членов «Ансар аш-Шариа». По мнению депутата НУС от Республиканской партии Йада Дахмани, произошло важное событие: «Речь не просто о сорванном съезде … речь о том, как демократическое государство взаимодействует с людьми, не верящими в демократию, государство и гражданские права, как оно защищает себя». [4]

Это был неожиданный удар по лагерю радикальных мусульман, чья численность в десятимиллионном Тунисе оценивается в 3 – 10 тыс. чел. Настоящее потрясение для тех, кто еще вчера был заодно с партией «Ан-Нахда», а теперь оказался по другую сторону баррикад. Партия сделала вид «народного защитника». При этом маловероятно, что случилась смена ее политической программы. 21 мая перед штаб-квартирой «Ан-Нахды» в г. Кайруан прошел митинг в поддержку Сейфаддина Раиса. На следующий день он был освобожден под залог. Женщины в парандже, распространявшие листовки о скором падении режима «солдат идолопоклонников» в г. Кеф, также были отпущены. 28 мая суд вынес решение о двухлетнем заключении условно для 20 салафитов, причастных к нападению на американское посольство 14 сентября 2012 г. В посольстве США отметили, что «глубоко разочарованы» таким легким наказанием, не сопоставимым с нанесенным ущербом. За организованное массовое нападение подсудимые могли получить от пяти лет лишения свободы до смертной казни. Более того, 16 мая президент Марзуки сказал на пресс-конференции, организованной ВСТТ, что не допускать девушек в никабе до экзаменов — это проявление нетерпимости: «Не понимаю дискриминации на основе религиозных убеждений или манеры одеваться…Тунисцы все равны и должны принимать друг друга как есть, и салафиты и модернисты». [5]

С другой стороны, 2 мая декан университета Манубы, которому салафиты доставили много неприятностей, Хабиб Каздагли [6], был оправдан. Его обвиняли в грубости по отношению к девушке в никабе. Виновница переполоха и беспорядка в кабинете Каздагли получила два месяца лишения свободы условно за порчу имущества и срыв работы госучреждения.

Правительство исламистов неоднократно подвергалось критике за нарушения свободы слова, нередкими были судебные разбирательства с участием журналистов. Наконец 4 мая в Тунисе был учрежден орган, который займется мониторингом СМИ и систем массовых коммуникаций, обеспечением информационной поддержки выборов и других политических событий. Сопредседателями Высшей независимой комиссии по аудио-визуальной связи при Национальном союзе тунисских журналистов были назначены Хишам Снусси и Рашида Нейфер. Согласно закону, составленному еще в ноябре 2011 г., в президиум комиссии войдут девять членов, его переизбрание будет происходить каждые шесть лет.

24 мая партия «Призыв Туниса» выдвинула лидера Беджи Каида ас-Себси своим официальным кандидатом на президентский пост. Допустят ли его до участия в будущих выборах, пока неясно. «Это молодежная революция, – напомнил Кальсум Бедреддин, депутат НУС от «Ан-Нахды». — Довольно пожилых политиков». Он убежден, что 86-летнего Каида ас-Себси дисквалифицируют по возрасту.

Так, показные антитеррористические операции не могут быть свидетельством роста уровня безопасности. Введение нового законодательства в области СМИ – значимая уступка модернистам. Да и в споре об университетской автономии и праве учащихся на никаб точку ставить рано. Переживет ли партия умеренных исламистов следующие выборы? Сможет ли оппозиция составить конкуренцию? Так звучат наиболее актуальные вопросы тунисской внутренней политики.

[1] http://middle-east-online.com/english/?id=58626

[2] http://www.tunisia-live.net/2013/05/14/government-may-ban-annual-salafist-meeting/

[3] http://middle-east-online.com/english/?id=58856

[4] http://www.tunisia-live.net/2013/05/20/politicians-react-after-ansar-al-sharia-supporters-clash-with-government/

[5] http://www.tunisia-live.net/2013/05/16/presidents-support-for-niqab-in-schools-angers-civil-society-groups/

[6] http://www.iimes.ru/?p=13836

28.38MB | MySQL:67 | 0,760sec