Кто воспользуется внутриполитическим кризисом в Судане?

В начале прошлой недели суданские власти объявили о сокращении субсидий на топливо, что привело к резкому росту цен на горючее, как сообщается, почти в два раза. В результате в Хартуме начались массовые демонстрации, быстро перекинувшиеся на основные города страны. К лозунгам «’Нет!’ повышению цен» сразу добавились ставшие роковыми для стран «арабской весны» требования «Народ хочет свержения режима», усилившиеся после начала силового подавления демонстраций и появления первых жертв среди протестeстующих. Причем количество этих жертв – по официальным данным, по словам оппозиции и по подсчетам международных организаций по правам человека – расходятся: власти говорят о примерно 30 убитых, оппозиционеры – о более 140, правозащитные группы («Амнести Интершешнл») дают информацию о не более 50 погибших. Между тем ясно, что число пострадавших продолжает расти. Кроме того, сообщается о сотнях раненных и более 1500 арестованных. Суданские власти обвиняются в применении слезоточивого газа и настоящих, а не резиновых, пуль против демонстрантов, официальный Хартум, в свою очередь, говорит о борьбе с актами вандализма: наряду с полицейскими участками и десятками бензозаправок были подожжены здания региональных представительств правящей Партии национальный конгресс, а также здание муниципалитета на севере Хартума. Помимо этого, была ужесточена цензура и закрыта одна из крупнейших суданских газет «Аль-Интибаха», известная своей критикой в отношении правительства О.аль-Башира, совмещающего посты президента и премьер-министра; со сбоями работают интернет-службы.

Такая динамика событий последних дней, не предвещающая скорой стабилизации ситуации в Судане, запустила разговоры о реализации в стране смены режима по сценарию стран «арабской весны» при поддержке оппозиционной исламистской партии «Умма» силами извне – наблюдатели называют Вашингтон и Эр-Рияд. Несмотря на оптимистические прогнозы, в частности, саудовского политического аналитика Макки аль-Магриби о том, что народные волнения – это «не путь к революции, а дорога к налаживанию диалога между правительством О.аль-Башира и оппозицией», как он сообщил пан-арабскому каналу «Аль-Арабия», на фоне сохраняющейся поддержки президента со стороны армии, служб безопасности и представителей крупного бизнеса, представляется все же, что утверждения о смене режима, по крайней мере – серьезной его трансформации, более приближены к реальности. Суданская газета «Судан Трибьют» сообщает о случаях отказа военных применять меры по подавлению демонстраций и их переходе на сторону протестующих. На фоне серьезного ухудшения экономической ситуации в стране за последний год, не до конца урегулированного конфликта в Дарфуре и сложных отношений с Южным Суданом, наиболее пессимистические прогнозы сводятся к вовлечению в конфликт южносуданской Суданской освободительной армии, что приведет к усугублению кризиса.

Говоря о причинах кризиса 24-летнего пребывания у власти О.аль-Башира, снискавшего немилость Запада, попавшего в американский список спонсоров терроризма и преследуемый Международным уголовным судом с 2009г по обвинению  в совершения преступлений против человечности в Дарфуре некоторые наблюдатели указывают на примечательное «совпадение» активизации суданской оппозиции и обострения судано-саудовских отношений на фоне недвусмысленного развития контактов Хартума с Тегераном в сфере военного сотрудничества. С 2012г иранские корабли не раз заходили в суданские порты, сообщается об создании военной базы ВМС Ирана в Порт-Судане, что вызвало недовольство Саудовской Аравии, одного из основных внешнеэкономических партнеров и доноров североафриканской страны. Это недовольство в августе этого года вылилось в ситуацию, когда самолет О.аль-Башира, направлявшийся в Тегеран, не был пропущен через саудовское воздушное пространство. Неслучайным также представляется закрытие представительства саудовского канала «Аль-Арабия» в Хартуме по обвинению в провоцировании народных волнений. Между тем, нельзя игнорировать и внутренние причины текущего обострения общественно-политической ситуации в Судане.

По данным Всемирного банка, продолжавшийся с 1999 г. бурный рост суданской экономики, в основе которого – доходы от экспорта нефти, завершился в 2010 г. Руководство Судана, не сумевшее развить несырьевые отрасли хозяйства, в ситуации резкого спада нефтеприбыли в результате отделения Южного Судана столкнулась с резкой рецессией: с 2011 до 2012 гг.  ВВП снизился на 10%. Внешний долг на 2012 г. составлял 41 млрд долл, увеличившись за 4 года на 27%. По подсчетам ООН, около 46% населения находятся за чертой бедности, инфляция составляет 40%, более половины суданцев – это лица младше 15 лет. Официальная статистика сообщает о 20% безработных среди трудоспособных граждан страны (показатели, как можно предположить, занижены), а движущая сила арабских революций 2011-2012гг – молодежь, зачастую с высшим образованием – составляют основную массу этих безработных, выражая при этом недовольство ограничением политических свобод. Все это на фоне огромных затрат Хартума на военные расходы, составляющие, по некоторым данным, 80% бюджета.

Естественно, что резкое повышение цен на топливо стало для суданцев последней каплей и вполне способно было вывести толпы людей на улицы в знак протеста. Вместе с этим, обращает на себя внимание высказывание суданского писателя и политического аналитика аль-Хаджа Варрака о том, что причины кризиса главным образом не экономические, а политические. В этой связи вполне логичными представляются размышления некоторых экспертов об участии внешних сил, которые, если и не спровоцировали волнения, то, по крайней мере, не преминут воспользоваться сложившейся ситуацией, и не исключено, что сыграют важную роль в разрешении нагнетающегося конфликта. Речь идет о традиционном противостоянии Саудовской Аравии попыткам Ирана укрепить свои позиции в регионе, а также Катаре и Турции, активизировавшихся на волне «арабской весны» в попытке распространения своего влияния, вклинившихся в это противостояние и пытающихся извлечь из него выгоду.

Доха, по выражению главного редактора сайта саудовского канала «Аль-Арабия», в стремлении утверждения своего регионального лидерства и независимости от Эр-Рияда в последние годы «смотрит, как действуют монархии Залива, и делает наоборот», успешно «пришла» в Судан как посредник между центральным правительством и мятежным регионом Дарфур в 2009 г.: проявив щедрость к дарфурским племенам, Катар в феврале 2013 г. усадил за один стол противоборствующие стороны, которые подписали мирный договор. Кроме того, катарское руководство не первый год оказывает обильную гуманитарную помощь суданцам, страдающим от природных катастроф. В 2012 г. по инициативе Дохи создан крупный банк с первоначальным капиталом 1 млрд долл., половину из которых предоставили катарцы. Кроме того, в сентябре текущего года под председательством Катара начал функционировать Фонд восстановления и развития Дарфура, в совете директоров которого из региональных сил участвует только Турция. Об успехе катарского проникновения в Судан свидетельствует также сообщения о продаже Хартумом оружия собственного и китайского производства Катару с целью его дальнейшей поставки сирийской оппозиции (что, однако, выглядит странным с учетом судано-иранских отношений): об этом заявила газета «Нью-Йорк Таймс» 12 августа 2013 г. В этом свете логичной выглядит «уступка» со стороны катарской «Аль-Джазиры» сократить освещение волнений в Судане на фоне выдворения из страны журналистов «Аль-Арабии».

Турция также стремится утвердить свое присутствие в Судане: товарооборот между странами за последнее десятилетие существенно вырос, хотя Турция, по данным Всемирной книге фактов ЦРУ, до сих пор не входит в пятерку основных внешнеэкономических партнеров Судана, как, впрочем, и Катар. Вместе с этим, турецкие инвестиции проникают в суданскую экономику (их объем на 2012 г., по турецким официальным данным, составил 1 млрд долл), турецкие фирмы осуществили или находятся в стадии осуществления 64 проектов в стране на сумму 2.2 млрд долл. Заключены договоры о сотрудничестве между соответствующими министерствами стран в области добывающей промышленности, энергетики, водных ресурсов, развивается сотрудничество в сфере образования, оказывается гуманитарная помощь. Кроме того, главная опорная сила Турции в регионе, судя по Египту, Тунису и Сирии, – родственные по духу «Братья-мусульмане» – являются активным участниками политической и социально-экономической жизни Судана посредством управления сетью исламских банков, благотворительных обществ, участия во властных партийных и военных структурах. И хотя о прямых связях турецкой правящей Партии справедливости и развиия с суданскими «братьями» сообщений нет, их существование нельзя исключать с учетом явного взаимодействия тунисских, египетских и сирийских «братьев» с турками.

С учетом вышесказанного, ясно, что Хартум не опасается потерять в лице Саудовской Аравии щедрого донора, рассчитывая, вероятно, на финансовую помощь Катара, экономическое содействие Турции (не говоря уже о гораздо более значимой роли Китая и Индии в суданской экономике), военную поддержку Ирана. В свою очередь, Эр-Рияд едва ли захочет сдавать позиции своим региональным соперникам и, тем более, Ирану. Отсюда – предположение  о поддержке саудовцами суданской оппозиции в лице, в первую очередь, партии «Умма» и ее лидера Садика аль-Махди, бывшего премьер-министра. Последнего обвиняют в связях с США, ЕС и Саудовской Аравией в силу его членства в Совете попечителей созданного по инициативе этих государств в 2007 г. Фонда поддержки арабской демократии. Логично утверждение о том, что Эр-Рияд приложит все усилия, чтобы не упустить шанс устранить «отбившегося от рук» О.аль-Башира, «неудобного», между тем, и для Вашингтона, помимо всего прочего, своей враждебностью к главному американскому союзнику на Ближнем Востоке – Израилю.

В этом свете, один из авторов газеты «Судан Трибьют», выразив разочарование касательно «бессмысленного призыва» США к тому, чтобы «стороны проявили сдержанность и воздержались от насилия», заявил о необходимости международного сообщества, и США в частности, вмешаться. Опустив размышления о наивности подобного заявления, представляется возможным утверждать, что волнения, охватившие Судан в краткосрочной перспективе не завершатся, усугубляемые тяжелой экономической рецессией и вмешательством внешних региональных сил, в частности, попытками Саудовской Аравии не допустить усиления Ирана и стремлением Турции и, в особенности, Катара извлечь преимущества из ирано-саудовского противостояния.

42.33MB | MySQL:87 | 0,748sec