Внешнеполитический курс нового эмира Катара в арабском мире

25 сентября 2013 г. в арабской прессе было опубликовано выступление нового эмира Катара шейха Тамима бен Хамада Аль Тани в ходе работы 68-ой сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, которому 25 июня 2013 г. его отец добровольно передал бразды правления, а также пространное интервью лондонской газете «Аль-Хайят» нового катарского министра иностранных дел Халеда аль-Атыйи. Интервью было дано в Нью-Йорке также 25 сентября текущего года.

Эти два источника дают представление об основных направлениях катарской политики в отношении проблем арабского региона.

Выступление правителя Катара в ходе работы нынешней сессии Генеральной Ассамблеи ООН носило тезисный характер. Он затронул, прежде всего, проблему Палестины, которую арабские руководители традиционно считали ключевой проблемой арабского мира. Шейх Тамим не представил в развернутом виде позицию своей страны, призвав лишь покончить «с историческим угнетением палестинского народа». Он также отметил, что продолжающаяся израильская оккупация и угнетение палестинского народа угрожают международному миру и безопасности». По мнению катарского эмира, «сложившаяся ситуация превращается в режим идентичный расовому режиму, когда одно государство устанавливает свою гегемонию».  «Израиль должен понимать, — подчеркнул шейх Тамим в своей речи, — «что политика ненависти и политика свершившихся фактов не обеспечивают безопасность, и, что не может быть безопасности без достижения мира, а истинная безопасность – это совместное существование народов». Он призвал Совет Безопасности ООН проявить ответственность и принять необходимые решения, направленные на прекращение израильской политики по строительству новых поселений. По словам шейха Тамима, израильская поселенческая деятельность направлена на изменение демографической ситуации и национального состава населения на оккупированных арабских территориях, и, прежде всего, палестинских, что является нарушением международных соглашений.

Вторая проблема, на которой остановился новый эмир Катара, выступая на 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, была проблемой Сирии. Резкий тон Катара в отношении сирийского режима остался неизменным. Как и прежний глава катарского государства, его нынешний руководитель считает режим Башара Асада виновным в сложившейся в Сирии трагической ситуации. Шейх Тамим заявил, что «истребление сирийского народа достигло красной черты, особенно после применения химического оружия … в пригородах Дамаска, и, к сожалению, это истребление продолжается». Он также подчеркнул, что «сирийский народ не стремится только к тому, чтобы химическое оружие было поставлено под международный контроль, он стремится освободиться и от власти тирании, угнетения и коррупции», однако, как заявлял глава катарского государства, Совет Безопасности ООН «неспособен принять необходимое решение», что вновь ставило о «проведении всеобъемлющей, коренной и безотлагательной реформы Совета Безопасности, с тем, чтобы изменить порядок принятия решений, которые должны быть справедливыми и объективными». По мнению шейха Тамима, «необходимо достичь справедливого представительства международного сообщества в Совете Безопасности».

Высказывания катарского эмира получили развитие в интервью министра иностранных дел созданного им правительства.

Значительная часть интервью была посвящена сирийской проблеме. Халед аль-Атыйя подчеркивал, что Катар поддерживает сирийскую оппозицию, представленную военной организацией – Сирийской свободной армией под руководством Селима Идриса и Национальной коалицией оппозиционных и революционных сил (НКОРС). В своей речи катарский министр акцентировал внимание на том, что «сирийский народ будет победителем над режимом Б. Асада и никто, ни мы, ни мировое сообщество, не сможем навязать ему свою волю». Арабские страны, по его словам, «надеются, что структуры ООН защитят сирийский народ».

Катарский министр обвинил правящий режим Сирии в применении силы против своего народа. В его интервью утверждалось, что «с первого дня, когда народ потребовал свободы и справедливости, на него обрушились пули и снаряды, сейчас же события развиваются таким образом, что против народа применяются самолеты и ракеты, а затем дело дошло и до химического оружия».  Катар, подчеркнул министр, требовал от мирового сообщества вмешаться для защиты оппозиции:  «Если бы мировое сообщество прислушалось к голосу арабских государств в то время, и вмешалось, то удалось бы защитить сирийский народ». Халед аль-Атыйя пояснил, что под вмешательством он не имеет в виду военного вмешательства или вторжения на сирийскую территорию. Он отмечал, что есть «много способов, как оказать давление на сирийский режим и запретить ему порабощать свой народ». В то же время министр иностранных дел Катара в интервью газете «Аль-Хайят» не отрицал того факта, что его страна поставляет вооружение оппозиции. Но он подчеркивал, что «Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и многие арабские государства, которые входят в число “друзей Сирии”, оказывают поддержку Сирийской свободной армии и Национальной коалиции сирийской оппозиции и революции, которые получили ныне международное признание».

Отношение Катара к американо-российскому соглашению об уничтожении химического оружия на территории Сирии было также отражено в интервью катарского министра иностранных дел. Его высказывания по этой теме полностью совпали с точкой зрения, изложенной эмиром Катара шейхом Тамимом. Оно содержало поддержку идеи уничтожения химического оружия в Сирии, но, в то же время, включало утверждение о том, что проблема Сирии связана не только с химическим оружием:  «Можем ли мы забыть о 95 тыс. убитых, о разрушениях и сводить все только к химическому оружию?», — восклицал Халед аль-Атыйя. Возвращаясь к этому вопросу, катарский министр иностранных дел пояснил, что соглашение об уничтожении химического оружия носит «ограниченный характер и не способно удовлетворить чаяний сирийского народа после всех тех жертв, которые он принес».

Другой арабской страной, которой было уделено внимание в ходе интервью катарского министра иностранных дел газете «Аль-Хайят», был Египет. Позиция Катара была изложена следующим образом. Прежде всего, министр подчеркнул отсутствие каких-либо противоречий между его страной и Саудовской Аравией по вопросу внутриегипетской ситуации: «Мы поддерживаем египетский народ, — пояснил он, — как и наши саудовские братья,  несмотря ни на что, поддерживают его, так как Египет – становой хребет арабской родины». Халед аль-Атыйя, говоря о позиции своей страны в отношении Египта, заявил, что Катар не поддерживает египетских «Братьев-мусульман». Он  поддерживает  прежнего президента Египта Мухаммеда Мурси не из-за его партийной принадлежности, а в качестве президента Египта. Он подчеркнул, что его страна поддерживала Египет, начиная с событий «арабской весны», на всех этапах ее развития: «Несмотря на различие точек зрения среди арабских стран по ситуации в Египте, — отмечал Х.аль-Атыйя, — все признают, что Египет – сильное арабское государство и останется таким и в будущем».

Корреспондент газеты «Аль-Хайят» спросил министра иностранных дел Катара о  новом курсе его страны, после прихода к власти эмира Тамима бен Хамада Аль Тани: «Не стал ли Катар менее активен в отношении некоторых проблем, которым он уделял повышенное внимание при прежнем эмире и прежнем премьер-министре Хамаде бен Джасеме?», назвав в качестве примера Йемен и ХАМАС. На этот вопрос был получен четкий ответ.

Халед аль-Атыйя заявил, что у Катара есть «основы и принципы», на которые опирается его внешнеполитическая деятельность, и эти «принципы» неизменны, поэтому его политика не претерпела изменений, и не будет меняться в будущем. Что касается Йемена, то Катар действовал в этой стране, начиная с инициативы государств Залива по урегулированию там внутриполитической ситуации. По словам катарского министра иностранных дел, его страна не была активной участницей этой инициативы, но «она поддерживала ее и помогала в ее осуществлении и продолжает занимать ту же позицию». В скором времени состоится совещание «друзей Йемена», продолжал министр, «и Катар будет в первых рядах тех, кто ее поддержит». Халед аль-Атыйя подчеркнул, что «в решении всех проблем арабского мира Катар действует в рамках  общих решений Лиги арабских государств и Совета сотрудничества арабских государств Залива».

Создается впечатление, что внешнеполитический курс Катара при новом эмире остается тем же, что и во время правления его отца. Однако и эмир Тамим бен Хамад, и новый министр иностранных дел Халед Аль-Атыйя не обладают достаточным политическим опытом, чтобы действовать столь же активно, как их предшественники.

51.89MB | MySQL:101 | 0,353sec