Запад и джихадисты в Сирии

Значимость отрядов радикальных исламистов в Сирии постоянно растет. Боевые возможности салафитов значительно выше, чем Сирийской свободной армии, подчиняющейся умеренной оппозиции.

Укрепление позиций джихадистов в Сирии является самым опасным  для Запада вариантом развития событий в САР. Белый дом и его союзников беспокоит не столько боеспособность радикальных исламистских организаций  сколько их фанатичное стремление продолжать «джихад»  после падения режима Б.Асада, желание «осваивать» новые территории. Вместе с тем, геостратегически для сторонников установления шариата во всем мире  сирийский конфликт не замыкается в границах САР, а является очередной отправной точкой для создания вселенского халифата. Подавляющее большинство идеологов современного радикально исламизма  призывают захватить любую территорию, установить в ней законы «истинного» ислама и оттуда начать экспансию на соседние государства. Напомню, что таковыми радикальными исламистскими идеологами признавались «независимая исламская территория» в Дагестане в конце 1990–х гг., Афганистан, после установления режима талибов, некоторые подконтрольные движению «Аш-Шабаб» районы Сомали, ряд захваченных «Аль-Каидой на Аравийском полуострове» провинций на юге Йемена, некоторые регионы, управляемые  фундаменталистами в Мали.

Очевидно, что Запад и  суннитские государства, окружающие Сирию, допустили ошибку, поддержав сирийскую оппозицию. Ослепленные возможностью относительно бескровно достичь успеха в свержении Б.Асада, они забыли, что вступив в альянс с салафитами, постоянно контролировать их невозможно. После эвентуальной победой над Асадом экстремисты двинутся дальше и попытаются свергнуть «отступнические» прозападные, по их твердому убеждению, правительства в Иордании, Саудовской Аравии, Турции, Ираке, а также в других государствах региона.

По словам Брюса Риделя из Института Брукингса, «Сирия стала наиболее важным местом притяжения честолюбивых, энергичных и фанатичных джихадистов,  потому что она является сердцем мусульманского мира и лежит на границе Палестины. Для джихадистов Сирия является дорогой в Иерусалим».

Безусловно, вероятность нанесения ракетно-бомбовых ударов по Сирии со стороны Запада окажет салафитам серьезную помощь в достигаемой ими цели. Вместе с тем, идеологи всемирного движения джихада призывают своих сторонников не забывать, что они такие же враги для Вашингтона и их союзников, как и режимы в Дамаске, Багдаде  и Тегеране.

Одним из первых идеологов современного радикального исламизма, откликнувшихся на возможную операцию Запада против нынешнего режима в Сирии (что они на своих форумах называют  «ожидаемый удар воина света») стал Абу Саад аль-Амили. Его работы широко обсуждаются на экстремистских форумах. По его словам, любой удар со стороны Запада будет направлен на ослабление сирийского режима, но не «добивание» его. По его мнению, операция Запада будет иметь ограниченный характер и больше направлена на «сохранение своего лица» союзниками США в ответ на «вызывающее использование» режимом Б.Асада химического оружия. Более того он обращает внимание на то, что удар будет нацелен не только на правительственные войска, но и формированиям муджахедов. Идеолог выражает искреннюю уверенность и стремится убедить в этом сторонников установления шариата во всем мире, что Асад такой же враг для союзников Вашингтона, что и салафиты. Он призывает  джихадистов Сирии извлечь уроки  «братьев в Афганистане, Ираке и Мали, с учетом геостратегического положения Шама». А.С.аль-Амили утверждает, что Запад опасается усиления позиций муджахедов в этом регионе.

Другой авторитетный идеолог всемирного движения джихада Абдулла бин Мухаммед исключил широкомасштабное вмешательство Запада в сирийский конфликт. Он склонен считать, что США и их союзники ограничатся ударами беспилотников по позициям  сирийских войск, а когда победа оппозиционных сил станет очевидной, они приложат максимальные усилия для «обескровливания  воинов ислама». Он убежден, что Вашингтон сделает это для предотвращения угрозы для Израиля со стороны салафитов. С этой целью, как он утверждает,  американцы уже создали базу для запуска БПЛА в Иордании и намерены построить еще одну в Ираке в ближайшее время.

Идеология салафизма позволяет радикалам вступать в различные альянсы с внешними игроками. Конечная цель и исламистов, и Вашингтона заключается в установлении глобального господства. В связи с этим салафиты использовали и продолжают использовать поддержку Запада для продвижения своих интересов, как помощь в свержении «ближних врагов» — режимов С.Хусейна, М.Каддафи, Б.Асада. Они эвентуально могут вступить в союз с Израилем против Ирана или, наоборот, с Ираном против Израиля, или с США против ИРИ. В таких «горячих точках» как Ливия и Сирия современные джихадисты «обкатывают» тысячи новых боевиков, которые станут дестабилизирующим фактором в европейских и арабо-мусульманских государствах уже в ближайшем будущем. Поэтому нынешнее сотрудничество выгодно радикалам. Более того оно не выводит их из правового поля салафитской доктрины. Необходимым условием, для того чтобы считать это действие выводящим из ислама, является то, чтобы причиной и мотивом такой «дружбы» и помощи «неверным» была любовь к их религии или убеждениям. И только такой вид дружбы к немусульманам является большим «неверием», выводящим человека из религии. При этом салафиты руководствуются аятом Корана:«О те, которые уверовали! Не считайте иудеев и христиан своими помощниками и друзьями, поскольку они помогают друг другу. Если же кто-либо из вас считает их своими помощниками и друзьями, то он сам является одним из них. Воистину, Аллах не ведет прямым путем несправедливых людей».(«Трапеза», 51).

Такой союз радикальных исламистов и внешних игроков, очевидно, временный.  Идеология глобальной гегемонии не подразумевает в конечном итоге раздел власти с кем-либо. И радикалы от ислама, и Вашингтон прекрасно осознают временность их нынешнего альянса. Более того исламистов очень трудно контролировать.

Стоит напомнить определение «глобального джихада», которое было дано идеологом радикального исламизма Омаром Абу Омаром «это те группы и организации, которые были созданы для того, чтобы уничтожить еретические режимы и возродить исламское правление, которое объединит нации в исламский халифат». Более того, Омар Абу  Омар утверждает, что истинное движение джихада отличается  от тех исламских групп, которые существуют в мусульманских странах и стараются стать легитимными в условиях «еретических» режимов. «Глобальный джихад» не реформирует существующие режимы, он уничтожает их. Он также говорит, что «глобальный джихад»  по своей сути — это не только вооруженная борьба. Для того, чтобы создать  всемирный халифат, необходимо «открывать новые арены для джихада за пределами территорий мусульманских стран».

В документе «Декларация о джихаде против тиранов страны», составленном одним из лидеров «Аль-Каиды» АбуАнасом альЛиби, которого недавно американский спецназ захватил в Триполи, наряду с призывом свергнуть светские арабские режимы содержится программа установлении халифата в охваченных «арабской весной» странах. При чем под термином «тиран» (араб. тагут) понимается также значение «идол», включающее в себя также все то, что не соответствует нормам «чистого ислама».

Автор особенно подчеркивает, что «ислам не заключает перемирие с неверием и находится в конфронтации в отступническими режимами  и эта борьба не знает сократовских дебатов, идеалов Платона и аристотелевской дипломатии. С демократией мы будем вести диалог только пулями, пушками и бомбами».

В книге главного редактора «Международного радио Франции» Ричарда  Лабевьера «Доллары террора»  подробно рассматриваются причины  подъема исламизма в мире в 1990-е годы и роль, которую играет в этом процессе ЦРУ США. Преследуя краткосрочную цель, пишет Лабевьер, стратеги Пентагона сделали ставку на ислам, не думая о возможных негативных последствиях, наступивших с началом войны. Именно с этого времени вооруженный исламизм начал предпринимать попытки освободиться от своего покровителя.

Через транснациональную организацию «Аль-Каида» развивается новый вид терроризма — биржа наемников, управляемая законами рынка, где ислам выступает в качестве лучшего алиби.

США со своими союзниками, поддерживая салафитов, следуют двойной стратегии. С одной стороны, исламистские боевики являются некоей разновидностью «нерегулярной армии», которую можно бросить против враждебных правительств и властей. С другой стороны, это позволяет сэкономить на отказе от прямой военной интервенции, обеспечивая, тем не менее, проведение в жизнь собственных политических и геостратегических планов.

Очевидно, что военная эффективность иностранных наемников делает их почти незаменимой силой в борьбе против правительства Асада.

На примере Ливии и Сирии происходит реализации сценария войны четвертого поколения – это конфликт, характеризующийся стиранием различий между непосредственно войной и политикой, между вовлеченными в нее военными и гражданским населением. Концепция такого типа боевых действий была впервые выдвинута в 1989 году американским военным экспертом Уильямом Линдом во времена холодной войны. Показателем эффективности подобного типа войн является возможность не вкладывать огромные средства в широкомасштабную войну. Применяя различные подрывные тактические приемы, некую страну вынуждают  постоянно истощать свои военные и финансовые ресурсы в ходе непрекращающейся и постоянно подпитываемой извне партизанской войны.

31.25MB | MySQL:67 | 0,863sec