Состояние и перспективы развития отношений Ирана со странами Закавказья

Отношения Ирана со странами Закавказья имеют давнюю историю. В этом регионе важную роль играет историческое противостояние интересов трех держав – России, Ирана и Турции, которое продолжает оставаться серьезным фактором развития международных отношений в Закавказье. До сих пор многие иранцы считают этот регион утерянной «исконно иранской землей». Изменения в западном векторе иранской внешней политики после прихода к власти президента Х.Роухани и достижения женевских договоренностей повлекут соответственно сдвиги и в ситуации в отношениях с Закавказьем, дифференцированные и ассиметричные в зависимости от страны.

В целом в регионе нет острых противоречий в отношениях Ирана с каждой страной по отдельности. Более того, Иран стремился выступать посредником между воюющими сторонами во время конфликтов в регионе, в частности, Нагорно-Карабахского конфликта.

Изменения в отношениях закавказских республик с Ираном связаны со многими факторами, как, например, смена руководства в стране. С Грузией у Ирана существовал безвизовый режим, что было обусловлено большим числом туристических поездок, а также заинтересованностью Ирана в использовании территории Грузии для других дел, таких как финансовое обеспечение сделок, однако с 1 июля 2013 года такой порядок перехода государственной границы был отменен, причем по инициативе грузинской стороны. По версии официального Тбилиси, причиной этому послужило стремление Грузии выполнять требования резолюций СБ ООН.

С Арменией и Азербайджаном также существует визовой режим перехода государственной границы. Причем с Арменией визовый режим – упрощенный, а с Азербайджаном наличие визового режима как такового по разному интерпретируется сторонами. Иран в одностороннем порядке ввел безвизовый режим въезда для граждан Азербайджана, на что не пошел Баку, опасаясь роста активности исламских партий в стране. Более того, Азербайджан имеет аналогичный визовой вопрос с Турцией, своим головным союзником, а Турция в свою очередь обвиняет Иран в сложившейся ситуации.

В ситуации с визами замешан и экономический фактор отношений этих четырех стран. Так, туризм – важная статья дохода для Грузии. Но политическое влияние Запада на эту страну привело к тому, что Тбилиси, очевидно, закрывая безвизовый порядок пересечения границы с Ираном, начал политическую игру для получения выгод от Запада, который продолжит воспринимать Ирана в качестве противника. В экономическом плане Грузия заинтересована в Иране намного сильнее, чем Иран в Грузии, особенно в свете предстоящего ослабления режима санкции, в частности, получения доступа иранских банков к международной системе SWIFT.

Несмотря на тенденцию к потеплению отношений ИРИ с Западом надо отметить, что перспективы отношений с Азербайджаном и Грузией довольно противоречивы. Эти страны находятся под сильным влиянием нерегиональных игроков – ЕС и США. Более того, на саммите в Вильнюсе 28 ноября 2013 года было парафировано соглашение об ассоциации Грузии с ЕС, что неминуемо отразится на отношениях с Ираном. Скорее всего именно ради этого грузинской стороной возвращались визы, и только время покажет, к чему приведет поворот в сторону Европы от иранских инвестиций. Более того, ЕС и США получают дополнительные рычаги влияния на Иран в этом регионе.

У Азербайджана также есть веская причина для того, чтобы «не давать зеленого света» безвизовому режиму с Ираном. Во-первых, Азербайджан опасается роста активности исламских партий и понимает, что в принципе, стабильность в стране достаточно неустойчива ввиду ряда мер национальной политики. Бакинская нефть также не досталась в 1994 году ИННК при формировании Консорциума. Таким шагом подрывалась попытка становления Ирана как региональной экономической державы.

У Азербайджана с Ираном сложные взаимоотношения. Несмотря на то, что религия обоих народов в большинстве случае шиизм, а на территории Ирана живет много закавказских тюрок, соперничество Турции и западного блока с Ираном в этой стране имеет негативное влияние на отношения двух стран. Иран для Азербайджана имеет стратегическое значение в свете обеспечения связи с Нахичеванской автономной республикой (НАР), а также выхода в мировой океан не только через Каспий и систему рек и каналов России, но и через строящуюся железную дорогу Астара-Решт-Казвин. У Ирана же вызывают опасения позиционирование Ильхама Алиева как лидера всех азербайджанцев мира и весьма громко звучащие территориальные претензии к ИРИ. Таким образом, для Азербайджана жизненно необходимо налаживать добрые отношения с соседом, здесь огромную роль сыграло бы введение безвизового режима и улучшение условий для привлечения иранских инвестиций для развития ненефтяного сектора экономики.

Имелись большие планы по привлечению Ирана к строительству и заполнению газопровода Nabucco, в чем ему также пришлось бы тесно сотрудничать с Азербайджаном. Иран, Азербайджан и Туркмения могли бы стать альянсом поставщиков газа, который бы снизил российское энергетическое влияние на Европу. Все эти проекты были заморожены с введением санкционного режима, да и сам Иран не спешил присоединиться к этому проекту и испортить отношения с северным соседом. И всё же, у ЕС имеются все возможности для привлечения Ирана к поставкам газа через Турцию или Закавказье потребителям в Европе – представляется вероятным, что именно эта заинтересованность явилась мотивом действий объединенной Европы на переговорах «шестерки», когда ЕС и США продемонстрировали абсолютно разные подходы к проблеме и чуть не поссорились из-за иранской ядерной програмы.

Однако в то же время Азербайджан остается плацдармом для возможной агрессии против Исламской Республики: модернизированы по стандартам НАТО несколько военных аэродромов, закуплено вооружение, которое не может быть применено на карабахском направлении, кроме того, не стоит в стороне и Грузия, на территории которой разворачивается строительство военных госпиталей натовского образца, что вызывает некоторое опасение относительно дальнейшей милитаризации страны. В целом, в регионе сложилась многосторонняя система сдержек и противовесов: российская военная база в Армении и уход частей российской армии из Азербайджана и Грузии может сподвигнуть США разместить здесь свои базы под влиянием т.н. «фактора 2014» (вывод иностранных войск из Афганистан).

Особые отношения сложились у Ирана с Арменией. Несмотря на свой небольшой экономический потенциал, сотрудничество и товарооборот с этой страной больше, чем с Азербайджаном, своеобразным экономическим гигантом Закавказья. Как и для Азербайджана, для Армении Иран имеет стратегическое значение в качестве территории для транзита некоторых грузов из России, так как между Грузией и РФ в настоящее время  не существует дипломатических отношений и соответственно нет никакого международно-правового регулятора в этой области.

Тегеран традиционно рассматривает Ереван как наиболее близкого партнера в Закавказье, прежде всего в контексте противостояния Армении с Азербайджаном, который строит отношения стратегического партнерства с перманентно недружественной Тегерану Анкарой, а также Вашингтоном. Этот фактор стоит учитывать даже в случае полного снятия санкций с Ирана, так как противостояние в части борьбы за влияние на Кавказе все равно будет существовать, но, возможно, немного в других формах.

Иран поставляет энергоресурсы в Армению. Имея относительно небольшую, но очень влиятельную и продуктивно работающую армянскую диаспору, ИРИ последовательно и в созидательном русле развивает отношения с этой страной. Между Ираном и Арменией существует бартерный обмен «электричество – газ», а на границе создана СЭЗ «Арак», которая будет способствовать приграничной торговле ИРИ с Арменией, Азербайджаном и НАР. Планируется строительство пограничной ГЭС на реке Аракс. Туристический бизнес также активно развивается.

Один из важнейших вопросов, который должен быть решен в ближайшее время – открытие ж/д сообщения с Арменией. Технически это возможно, несмотря на то, что требует больших капиталовложений. Важный вопрос к реализации в регионе – транспортный коридор «Север-Юг», установление железнодорожного сообщения через Азербайджан с Россией для функционирования этого маршрута.

Таким образом, следует отметить, что в любом случае, экспансия Ирана будет тормозиться на этом направлении всеми сторонами в связи с невыгодностью для ключевых игроков на рынке этих стран. Иран должен будет предложить что-то невероятно выгодное, возможно, применив инструменты демпинга, чтобы усилить свое экономическое влияние в регионе. Ввиду тяжелой внутренней ситуации в стране, наличие которой признается президентом Х.Роухани, в ближайшие несколько лет это трудноосуществимо.

Иран может максимизировать выгоду от транзита по своей территории для республик Закавказья, а географическое положение страны настолько выгодно с этой точки зрения, что умело его используя, можно получить валютной выручки не меньше, чем от нефти. Закавказье в этом играет важную роль: помимо производства собственных товаров и поставок по схеме СВОП, именно через эти страны проходит часть маршрутов коридора «Север-Юг» и «Нового Шелкового Пути», при этом образуются новые связи с между Ираном и тремя республиками, которые имеют далеко идущие перспективы развития.

52.49MB | MySQL:103 | 0,547sec