Ситуация в Судане и Южном Судане: ноябрь 2013 г.

В ноябре болевыми точками в Судане оставались Дарфур, а также штаты Южный Кордофан и Голубой Нил. В начале месяца министр обороны Судана Абдеррахим Мохаммед Хусейн объявил о начале очередной операции правительственных сил, призванной «раздавить» повстанцев в упомянутых выше регионах. Однако в дальнейшем эта информация не получила своего развития.

3 ноября вновь стала выходить самая популярная суданская газета «Аль-Интибаха», закрытая спецслужбами в сентябре в самый разгар антиправительственных манифестаций против повышения цен на углеводороды. Это издание несколько раз критиковало решение властей отказаться от поддержки низких цен на углеводороды, которое повлекло за собой рост цен более чем на 60 процентов.

Судя по всему, газета вновь вышла лишь после того, как из состава ее руководства был убран дядя президента Омара аль-Башира, ставший диссидентом Ат-Тайеб Мостафа. Как заявил 21 ноября последний, режим президента О.аль-Башира – это «военная диктатура», которая «не может быть реформирована». В качестве выхода из создавшейся ситуации он предложил, чтобы О.аль-Башир возглавил временное правительство, в которое вошли бы представители других партий и технократы, с задачей подготовить и провести всеобщие выборы.

5 ноября в Хартуме состоялась встреча на министерском уровне между Египтом, Суданом и Эфиопией относительно проекта Аддис-Абебы построить на реке Голубой Нил гидроэлектростанцию мощностью 6 тысяч МГВТ. Предлагалось, что итогом этой встречи должно было стать формирование экспертной комиссии, которая должна будет представить оценку эфиопского проекта. Такая комиссия так и не появилась из-за противодействия проекту со стороны Египта.

Каир настаивает на своих «исторических» правах на воды Нила, обусловленных соглашениями от 1929 и 1959 гг. Они дают ему право вето на любой проект на Ниле, который он сочтет угрожающим его интересам. Эти соглашения не признаются большинством стран бассейна реки Нил, в том числе и Эфиопией, которые в 2010 г. заключили другое соглашение, позволяющее им реализовывать на Ниле свои проекты без согласия Египта. Судан не парафировал соглашение 2010 г., однако он не считает эфиопский проект затрагивающим его интересы.

В ноябре делегация лидеров суданских повстанцев совершила европейское турне в поисках поддержки их борьбы против Хартумского режима. Во главе делегации находился глава Суданского народно-освободительного движения – Север (СНОД-С) и президент Суданского революционного фронта Малик Агар. Предполагалось посещение Франции, Германии, Италии, Бельгии и Норвегии. 7 ноября в ходе пресс-конференции в Париже М.Агар заявил о готовности повстанцев прекратить войну и содействовать установлению «надежного и прочного мира». Одновременно он заявил, что главной целью повстанцев является свержение существующего режима. По его оценке, существующий режим остается на месте лишь благодаря «молчанию мирового сообщества».

В ноябре дальнейшее развитие получил кризис в правящей Партии национальный конгресс (ПНК), разразившийся в связи с несогласием ряда видных членов ПНК действиями властей к ходе осеннего кризиса, связанного с повышением цен на углеводороды. Тогда, по данным правозащитников, погибли свыше 200 человек. В этой связи 16 ноября в ходе встречи с 400 активистами ПНК президент Судана Омар аль-Башир объявил о грядущих перестановках в правительстве. «В ближайшее время мы проведем перестановки в исполнительной и законодательной ветвях власти на центральном и федеральном уровнях», — сообщил он.

Ранее сообщалось, что в конце октября 30 политиков-реформаторов заявили о выходе из ПНК и намерении создать новую партию. Их возглавил бывший советник президента Гази Салахеддин ат-Табани.

16 ноября в Хартуме было объявлено, что ПНК исключила из своих рядов Г.ат-Табани, бывшего министра спорта Хасана Османа Ризика и Фадлаллу Ахмеда Абдаллу.

23 ноября острейшим социально-экономическим кризисом в Судане озаботился О.аль-Башир, призвавший правительство бороться с инфляцией, заняться производственной сферой и обеспечить равномерное развитие регионов. В ответ на этот призыв многие наблюдатели заметили, что без изменения режима социально-экономическая ситуация в стране неразрешима.

16 ноября представители гуманитарных организаций сообщили о бое, вспыхнувшем в Дарфуре близ границы с Чадом между солдатами совместного суданско-чадского пограничного патруля и бойцами племени саламат. Последние сначала атаковали патруль, затем город Умм Дахан и находящийся поблизости лагерь беженцев. Затем военные двух стран отбили это нападение и стали преследовать нападавших. Сообщалось, что в ходе этих событий погибли до 100 человек, в том числе несколько чадских военных. Таким образом, Хартум в очередной раз оказался бессильным перед произволом со стороны арабских племен, формирования которых были в свое время вооружены суданскими властями для борьбы с дарфурскими повстанцами – неарабами.

20 ноября повстанцы из СНОД-С подвергли артиллерийскому обстрелу столицу штата Южный Кордофан город Кадугли. На этот обстрел немедленно ответила артиллерия правительственных сил. Данные о возможных потерях сторон не представлялись.

25 ноября совместная миссия ООН и Африканского союза в Дарфуре (ЮНАМИС) объявила о гибели в Северном Дарфуре сотрудника миссии, руандийца по национальности. При этом констатировалось, что с 1 июля в регионе были убиты по меньшей мере 12 сотрудников Миссии.

26 ноября базирующаяся в Брюсселе неправительственная организация International Crisis Group /(ICG) представила доклад-предупреждение, согласно которому восточные штаты Судана вот – вот вновь станут ареной войны. Главными противниками Хартумского режима в этой связи будут мусульмане-скотоводы из племени беджа и военизированные формирования «Свободные львы» из племени рашайда. Все они недовольны тем, что Хартум не выполнил положения подписанного 8 лет назад мирного соглашения, согласно которому Хартум должен был поделиться властью с местными «князьками», вложить определенные инвестиции в развитие восточных провинций, интегрировать бойцов местных формирований в состав армии и полиции. Как утверждают критики Хартума на востоке Судана, там до сих пор не получили дивидендов от заключенного мирного соглашения.

Для понимания: власти Судана недавно отчитались как об огромном успехе о снижении числа лиц, проживающих за порогом бедности в штате Красное море – одном из тех восточных штатов – с 90% до 75%. О чем еще можно говорить? По данным ООН, показатель недоедающих в этих трех штатах остается самым высоким по стране.

28 ноября впервые заявило о себе новое оппозиционное движение – «Национальное движение за изменения» (НДИ), в руководство которого вошли главным образом исламисты – выходцы из ПНК. В первом заявлении оно утверждало, что различные этнические группы должны участвовать во властных структурах страны. Основатели движения заявили о готовности протянуть руку левым и светским организациям с тем, чтобы установить «мультиэтническую демократию» вместо режима О.аль-Башира. На формирование соответствующей политической партии они отвели от двух до трех лет. По мнению НДИ, Судан должен иметь федеральное по своей сути правительство с пропорциональным представлением в нем всех групп населения.

Ряд событий, предвосхищавших будущий декабрьский «взрыв», произошел в ноябре в Южном Судане.

2 ноября после почти 2-летнего отсутствия в Южный Судан вернулся один из лидеров южносуданской оппозиции Лам Аколь, которого ранее обвиняли в поддержке повстанцев. Вернуться в страну ему позволила президентская амнистия. Бывший полевой командир времен гражданской войны (1983 – 2005 гг.), Аколь успел повоевать и за Север, и за Юг. После выхода в 2009 г. из пропрезидентской партии он стал одним из самых последовательных противников действующего президента Сальвы Киира, в том числе и на президентских выборах в 2010 г.

15 ноября генсек ООН Пан Ги Мун представил Совбезу ООН доклад, согласно которому в Южном Судане зафиксированы многочисленные случаи применения силы или угрозы применения силы в отношении сотрудников различных учреждений ООН со стороны южносуданских военных и полицейских. По данным доклада, за период с 7 мая по 5 ноября было зафиксировано 67 подобных случаев. Пан Ги Мун потребовал от южносуданских властей «срочно предпринять необходимые меры, чтобы подобные случаи не повторялись в дальнейшем, а также наказать тех, кто был к ним причастен».

Отношения между ООН и Джубой сохраняются достаточно напряженными со времени достижения Южным Суданом независимости в июле 2011 г. В октябре 2012 г. Южный Судан выдворил из страны чиновника ООН, занимавшегося расследованием случаев нарушений прав человека. Два месяца спустя над штатом Джонглей южносуданские военные сбили вертолет ООН, при этом погибли 4 россиян – членов экипажа.

18 ноября последовала реакция Южного Судана на доклад генсека ООН. Джуба пообещала «прекратить» выходки в отношении персонала ООН. Как заявил в Совбезе ООН постоянный представитель Южного Судана при этой организации Фрэнсис Денг, «мы искренне сожалеем в связи с происшедшими инцидентами».

В любом случае, ноябрь в двух Суданах был относительно спокойным, чего нельзя сказать о декабре, особенно – применительно к Южному Судану. Но об этом – в нашей следующей статье.

26.92MB | MySQL:66 | 0,707sec