Теракты в Волгограде: «привет» от принца Бандара?

Последние теракты с взрывом железнодорожного вокзала и троллейбуса в Волгограде, к сожалению, подтверждают все наши ранее высказанные пессимистичные прогнозы. Теракты в России продолжаются и будут иметь тенденцию к усилению по мере приближения к Олимпийским играм в Сочи. При этом необходимо отдавать себе отчет в том, что сочинская Олимпиада не является некой «критической точкой», после которой террористическая активность радикалов пойдет на спад. Этот процесс более длительный и напрямую зависит от развития ситуации в Сирии.

Мы уже говорили, что акции террористов-смертников в людных местах никогда не обходятся без соответствующих финансовых поступлений. Первые признаки возобновления целенаправленного и регулярного финансирования террористической деятельности с прицелом на совершение резонансных терактов появились еще около полугода назад. Мы имеем в виду эпизод с арестом и нейтрализацией группы джихадистов в Орехово-Зуеве, которые готовили серию взрывов в Москве. Напомним, что указанные боевики — граждане России — прибыли в Подмосковье из Афганистана, что очень четко указывает на заказчика. Снова рискнем утверждать, что за попыткой инициирования террористической кампании в России стоят заинтересованные люди из Персидского залива. Опять же, проведем связь между недельным «сидением» в Москве в декабре с.г. руководителя Управления Общей Разведки (УОР) КСА принца Бандара и произошедшей трагедией. По некоторым данным, принц очень серьезно рассчитывал на смягчение позиции Москвы в отношении «сирийского досье» в обмен на обещания многомиллиардных инвестиций в российскую экономику. Он потерпел в этом вопросе несомненное фиаско и вот результат. Первый взрыв в Волгограде в октябре также состоялся после неудачных попыток того же Бандара уговорить российское руководство в необходимости пойти на смещение Б.Асада. По некоторым данным, именно тогда прозвучала впервые мысль принца о том, что «в случае продолжения помощи со стороны Москвы сирийскому режиму Эр-Рияд не сможет гарантировать беспроблемного проведения Олимпийских игр в Сочи».

Руководитель УОР КСА отличается крайне мстительным характером и его активное участие в сирийских событиях объясняется, в том числе, и личными неприязненными отношениями  с Б.Асадом. Тогда еще никто не мог себе представить, что ожидает Сирию, принц через салафистское подполье уже организовывал теракты в Алеппо в отместку за нанесенные ему ранее личные обиды со стороны сирийского президента. Недавний масштабный захват госпиталя в столице Йемена Сане с целью убийства президента А.Хади также дело рук Бандара, который через свою агентуру решил кардинально устранить проблему неуступчивости йеменского президента по вопросу подписания протоколов о запрете добычи нефти в районах, прилегающих к саудовской границе. Недавняя террористическая атака на иранское посольство в Бейруте снова связана с активностью принца. Все вышеперечисленное наглядно иллюстрирует степень решимости принца Бандара использовать самые крайние меры для того, чтобы настоять на своей точке зрения.

В случае с Россией – это, конечно, Сирия. Живучесть нынешнего сирийского режима, по оценке принца, целиком и полностью зависит от Москвы и ее позиции. И разговаривать об уходе Б.Асада, в условиях «дезертирства» Вашингтона, сейчас необходимо только с ней, и не с кем более. В том числе и такими крайними способами, которые мы сейчас, к сожалению, наблюдаем. Двойной теракт, в данном случае, лишь отражает крайнюю степень неудовлетворенности принца Бандара результатами свой последней миссии в российскую столицу.

Что же касается технических деталей произошедшего в Волгограде, то отметим следующее. Выбор этого города в качестве мишени для террористических атак объясняется только одним и очень важным моментом. В городе и его ближайших окрестностях создана и функционирует тыловая база джихадистов. Последний взрыв в троллейбусе это четко доказывает, хотя это было понятно сразу же после теракта на вокзале. Первый эпизод с подрывом автобуса в октябре с.г. не был случайностью и спонтанной попыткой заблудившейся террористки-смертницы, как пытались представить некоторые официальные лица. Повторим, что в городе существует логистическая база террористов, которые организуют теракты в зависимости от поступления денежных траншей и соответствующих команд из Дагестана. Именно в этой республике сейчас находятся посредники между заказчиками из КСА и исполнителями. Теракты в Волгограде свидетельствует об этом со всей очевидностью и говорит нам о том, что террористы-смертники могут быть гастролерами, но организаторы стационарно «сидят» в городе или его окрестностях. Скорее всего, даже имеют свой бизнес и регистрацию в городе. Или спокойно учатся в местных вузах. Взрывчатку с собой смертники из Дагестана не привозят, она находится непосредственно на месте совершения преступления. И «инженер», который собирает СВУ, также в городе. Возможно, что мы очень скоро убедимся в этом, когда взрывотехники подтвердят идентичность его почерка при сборе всех трех СВУ. То, что террористы хладнокровно остались в городе после проведения первого теракта в октябре и выждали время, также говорит в пользу этой версии. У них просто есть хорошее официальное прикрытие. Теперь, кстати, они могут совершенно спокойно отбыть на историческую родину, затерявшись в толпе людей, направляющихся к себе домой на новогодние праздники.

В этом состоит, на сегодняшний момент, основной «прокол» местных и федеральных спецслужб, непростительно «успокоившихся» после ликвидации гражданского мужа первой террористки-смертницы Асияловой и поверивших в его предсмертные разговоры с ними по телефону о том, что именно он собрал для нее «пояс шахида». На языке спецслужб это называется «красная селедка» или ложный след, который дал возможность террористам относительно беспрепятственно подготовить второй и третий теракты. Спецслужбы поверили в эпизодичность и фрагментарность группы, отчитались в ее ликвидации и поставили «галочку». Если бы после первого эпизода местные спецслужбы стали «копать» дагестанский след в поисках стационарного подполья в самом Волгограде и реального посредника в Дагестане, то второго  и третьего теракта могло бы и не быть.

Отметим еще один момент — противоречивые данные о том, кто же все-таки совершил теракт на вокзале. Это не совсем понятно, поскольку применение террористкой «пояса шахида» вследствие законов физики всегда отрывает ей голову, которая остается сравнительно неповрежденной. Если подозреваемая девушка не имеет таких травм, то взрыв осуществил мужчина, который шел за ней с рюкзаком. Но используя рюкзак, террорист точно бы не стал ограничиваться только десятью килограммами тротила, как оценили взрыв эксперты. Это был бы более мощный и тяжелый по своим последствиям теракт.

В любом случае основные усилия по обеспечению безопасности и предотвращению новых терактов, видимо, целесообразно сосредоточить на Дагестане. Повторим, что именно там сейчас располагается основной организатор и финансист, с ликвидацией которого будет нарушена цепочка связи с заказчиками из стран Персидского залива.

31.13MB | MySQL:67 | 0,854sec