Саудовская Аравия: отставка принца Бандара бин Султана

Как стало известно из ряда арабских и западных СМИ, принц Бандар бин Султан был отстранен от руководства от руководства «сирийским досье», которое являлось одним из главных направлений его внешнеполитической деятельности в последнее время. Сначала эта новость, переданная иранскими СМИ 17 февраля с.г., была воспринята многими экспертами с недоверием, т.к. в последнее время подобное случалось неоднократно, когда Тегеран выдавал дезинформацию относительно принца Бандара, сообщая о его гибели в результате террористического акта, аресте по обвинению в государственном перевороте, тяжелой болезни и т.д. Однако позднее информация была подтверждена и в американских СМИ, в частности в «The Wall Street Journal, а также одним западным дипломатом, аккредитованным в одной из стран Залива. Затем иорданский новостной сайт «Аль-Мадина Ньюс» (Al-madenah news) передал информацию со ссылкой «на ивритоязычный сайт близкий к разведке», что принц Бандар отстранен также и от должности директора Службы общей разведки КСА. Однако официального подтверждения этого пока не поступало.

Одной из главных причин такого шага называется явный провал саудовской внешней политики на сирийском треке. Как предполагают, все эти причины вынудили саудовские правящие круги принять соответствующее решение об отставке принца Бандара и замене его на другого члена королевской семьи, который более соответствовал по своим профессиональным и деловым качествам необходимым требованиям в решении сирийского вопроса на текущем этапе. По информации одного анонимного советника короля по вопросам безопасности таким человеком, который наиболее приемлем для американских политических кругов стал принц Мухаммед бин Найеф — министр внутренних дел КСА. Напомним, что именно его американцы рассматривают как одного из самых влиятельных и «умеренных» принцев королевской семьи. Именно ему спецслужбы США ставили в заслугу успешное проведение контртеррористических операций по ликвидации ячеек «Аль-Каиды» как в Саудовской Аравии, так и в соседнем Йемене.

Кроме того, эксперты считают, что такие кадровые перестановки прошли в рамках курса по улучшению отношений с американцами, одним из требований которых явилось отстранение принца Бандара — «принца моджахедов» от «сирийского досье». Об этом неоднократно упоминали в частных разговорах некоторые американские чиновники и дипломаты, что позиция принца Бандара, когда он обвинял США в недостаточной активности по свержению режима Б.Асада, делая ставку на безусловную поддержку джихадистким группировкам, только способствовала ухудшению ситуации в Сирии. Кроме того, сам стиль его общения с американскими союзниками вызвал раздражение, некоторые чиновники в Вашингтоне характеризовали его как «эксцентричного» и «вспыльчивого», а госсекретарь Дж.Керри в приватной беседе даже назвал «проблемой» его участие в саудовской политике в Сирии. Некоторые аналитики также предполагают, что дополнительной причиной снятия его с должности – иранский фактор, т.к. он крайне неудобная фигура и для Тегерана, который уже много лет ведет против него информационную войну. Тем более, ряд источников сообщает, что Саудовская Аравия и Иран продолжают двусторонние контакты в условиях полной секретности. Согласно другим источниками из стран Залива, его отставка связана также с крайним недовольством саудовского монарха, которому он в свое время клятвенно обещал свергнуть Б.Асада, но не смог сделать этого. О том, что король Абдалла планирует смещение принца Бандара слухи ходили уже в течение второй половины 2013 г., но наиболее они активно стали циркулировать в начале февраля с.г., и как оказалось, не были беспочвенны.

Поворотным моментом в смещении принца Бандара явился визит принца Мухаммеда бин Найефа в Вашингтон, проходивший 9-16 февраля с. г. Несмотря на объявленную программу визита, которая предусматривала подписание и возобновление ряда американо-саудовских соглашений в области безопасности (а также возможное приобретение американских беспилотников (the Predator UAV) для МВД КСА), истинная его цель была ясна многим – обсуждение ситуации в Сирии, а также нормализация двусторонних отношений перед предстоящим визитом президента США Б.Обамы в Эр-Рияд в марте с.г. Весьма примечательно, что министра внутренних дел КСА в аэропорту им. Даллеса встречал лично директор ЦРУ Дж.Бренан, с которым, как говорилось ранее, у принца Мухаммеда сложились хорошие и конструктивные отношения. Несмотря на насыщенный график визита, включавший встречи с рядом высокопоставленных лиц в Вашингтоне – секретарем по национальной безопасности Джей Джонсон, госсекретарем Джоном Керри, советником по национальной безопасности Сьюзен Райт и др., принц Мухаммед провел еще несколько официальных и неофициальных встреч, носивших секретный характер, информация о которых естественно не разглашалась в прессе. Однако стало известно, что в это же время в Вашингтоне прошла секретная встреча глав разведывательных ведомств («конклав главных шпионов») Иордании, Турции, Катара и других государств Залива, чтобы обсудить координацию своих действий с американской разведкой относительно ситуации в Сирии. По мнению экспертов, явным доказательством отстранения принца Бандара от «сирийского досье» явилось его отсутствие на этой встрече, где саудовскую сторону представлял принц Мухаммед, который «известен тем, что стоит во главе лагеря саудовских противников политики, которую принц Бандар проводит в Сирии»

Позднее из доступной информации стало ясно, что визит принца Мухаммеда был связан, прежде всего, с изменением политики Эр-Рияда в регионе. По мнению эксперта Мустафы Алани (the Gulf Research Center) принц Мухаммед «есть как раз тот человек, который может взять на себя эту миссию». Как уже говорилось выше, не исключено, что здесь не обошлось без «рекомендации» шефа ЦРУ. Вероятно, что направление принца Мухаммеда на новую сферу деятельности связано с серьезной обеспокоенностью Саудовской Аравии и других соседних стран, прежде всего Иордании и Турции, относительно растущего влияния среди вооруженной оппозиции сирийского подразделения «Аль-Каиды» — «Джабхат-ан-Нусра», а также исламистской ирако-сирийской организации «Исламское Государства Ирака и Леванта», на военную и финансовую поддержку которых делал ставку принц Бандар.

Что же может теперь подразумеваться под новой саудовской стратегией в регионе? Ответ на этот вопрос можно найти в словах вышеупомянутого анонимного советника короля: «Такие изменения означают, что королевство будет теперь делать особый акцент на средства дипломатии, включая воздействие и давление на Россию, Иран и «Хизбаллу», главных сторонников режима Асада». «Мир увидит новую стратегию в Сирии – более спокойную, более открытую, лишенную излишних крайностей. В ней будет больше политики и возможно меньше военной составляющей», — заметил он.

Однако с его слов стал известен еще один интересный нюанс состоявшейся рокировки: «Принц Митеб и принц Мухаммед оба теперь несут ответственность», т.е. оказалось, что принц Митеб бин Абдалла – командующей Национальной гвардией КСА также получил большую долю ответственности в реализации политики королевства в отношении Сирии. Но при этом непонятно как эти полномочия будут разделены, и какая зона ответственности определена для каждого из принцев? Не явилось ли включение королем Абдаллой своего сына в руководство «сирийским досье» своеобразным противовесом принцу Мухаммеду, чье влияние в политической жизни королевства в последнее время еще больше усилилось, особенно в связи с вступлением в силу закона «О борьбе с терроризмом и его финансированием», согласно которому его полномочия чрезвычайно расширены?

Что касается лично принца Бандара и его дальнейших перспектив участия в политике королевства, то пока не было никаких официальных сообщений. За последний месяц он вообще исчез из «поля зрения» саудовских СМИ после краткого сообщения о планируемом визите в Вашингтон с целью договориться о деталях визита президента Б.Обамы в Эр-Рияде в конце марта с.г. Однако стало известно, что он находился на излечении в одном из госпиталей в Вашингтоне, одновременно пытаясь провести контакты с некоторыми конгрессменами, а затем планировал отправиться в Марокко. Хотя возможно ожидать, что его отставка будет объявлена в связи с «ухудшением состояния здоровья», с «чрезмерной усталостью» и т.п., а не истинными причинами.

Кроме того, иранские источники назвали еще один «конспирологический» фактор, который также послужил причиной отставки принца Бандара. Хотя, как уже говорилось ранее, достоверность их информации о принце Бандаре очень часто бывала сомнительной. По мнению некоторых иранских СМИ «ставки» принца Бандара в королевской семье резко пошли вниз не только из-за провалов его ведомства в Ираке, Сирии, Ливане, но также из-за его участия во внутренних интригах вокруг престолонаследия; когда он активно включился в борьбу между различными кланами семьи Аль Сауд. Хотя его задача, как предполагали некоторые эксперты, заключалась первоначально только в посредничестве между кланом Ас-Судейри и кланом короля Абдаллы. Якобы, принц Бандар вышел за рамки отведенной ему роли и стал прилагать усилия по отстранению Наследного принца Салмана от власти, распространяя слухи о плохом состоянии его здоровья (хотя это далеко не так), а также о его неспособности унаследовать саудовский трон. При этом он еще, якобы, пытался убедить короля Абдаллу сместить принца Салмана с должности Наследного принца с заменой его на принца Мукрина бин Абдель Азиза. Однако, как говорят, Совет Присяги отверг это предложение.

Если эта информация соответствует действительности, то такие пошатнувшиеся позиции принца Бандара могут сильно повлиять на будущее принца Салмана бин Султана, который является сейчас зам. министра обороны КСА. Напомним, что свой пост он получил только благодаря влиянию своего старшего брата, который сумел убедить короля в целесообразности такого назначения. Как стало известно из определенных источников, наследный принц Салман уже неоднократно поднимал вопрос перед королем и другими членами семьи о смещении принца Салмана бин Султана с этой должности, предлагая вместо него кандидатуру своего сына — принца Мухаммеда или, по крайней мере, передачи в его введение заключение всех оборонных сделок.

Представляется, что все эти кадровые перестановки проходят не только в рамках простого «омоложения» правящих кругов Саудовской Аравии, но и по более гибкому критерию, и в сильной степени зависят от способностей кандидата: образование, знание реалий современного мира, профессиональный опыт, эффективность его деятельности на прежнем месте, личные качества и т.д. Будем надеяться, что в связи с этими состоявшимися изменениями от Эр-Рияда можно ожидать более конструктивную политику на сирийском направлении, в том числе и сближение с позицией России, хотя бы и по некоторым аспектам на первоначальном этапе.

52.36MB | MySQL:103 | 0,572sec