История и перспектива долгосрочных отношений хай-тек корпорации Intel и Израиля

Компания Intel официально подала в израильский Государственный центр инвестиций просьбу о выделении ей субсидии в 300 миллионов долларов. Таковы условия Intel для проведения коренной модернизации двух своих основных заводов в Израиле. Сумма, которую в свою очередь компания планирует потратить – 5.5 миллиардов долларов.

Важным моментом отношений между хай-тек корпорацией и Израилем является регулярное обновление технической базы местных заводов Intel, которое, однако, никогда не обходится без жестких требований к государству о частичном субсидировании данного обновления. И все же, не только субсидии привлекают Intel в Израиле.

Какая из сторон выигрывает при таком раскладе и как относятся израильтяне к нескончаемому торгу, в котором всегда приходится уступать? Как можно отреагировать на «предложение, от которого нельзя отказаться»?

Сорок лет в пустыне

Истории Intel в Израиле в этом году исполняется сорок лет. В сентябре 1973 года тогда ещё некрупная компания, поддавшись уговорам бывшего своего работника, израильтянина Дова Фромана, объявила набор сотрудников для своего первого Научно-исследовательского центра за пределами США. Война Судного дня помешала отделению открыться в срок и едва не похоронила весь проект, но почти через год  хайфский Intel Design Center со штатом из пяти сотрудников приступил к работе. Дальше – больше. В 1981 году в Иерусалиме вступил в строй первый «зарубежный» завод Intel. Отделение в Израиле продолжало развиваться, и со временем центры разработки открылись в Иерусалиме, Екуме, Петах-Тикве и Йокнеаме (два последних – на базе приобретённых компаний). Уже в двадцать первом веке два новых завода открылись в городе Кирьят-Гат. Побочный вид деятельности Intel в Израиле – её инвестиции в местные старт-апы: как частичные вложения, так и приобретение фирм.

Однако, не всё так безоблачно в деятельности Intel в Израиле. В 2008 году компания закрыла свой исследовательский центр в Йокнеаме. В том же году вследствие устаревания используемой технологии был закрыт и завод в Иерусалиме. Правда, позже корпорации удалось договориться с властями: необходимые деньги были инвестированы обеими сторонами, и в 2009 году производственные мощности были обновлены, а завод был вновь открыт.

Субсидировать нельзя прекратить

Наивно полагать, что указанный выше случай является единственным примером «помощи» Израиля компании Intel. Наоборот: ни одно серьезное вложение на территории этой страны не обходится без государственного участия в расходах. Бюджет страны и бюджет компании вполне сравнимы по размерам: доходы Израиля в 2013 году составили 72.5 миллиарда долларов,  Intel– 52.7 миллиарда, доходы Ирландии, ещё одной базы крупнейшего в мире производителя процессоров – 93.8 миллиарда долларов. Такая схожесть в размерах создаёт и схожесть в «весе» на переговорах, позволяя зарубежному инвестору требовать финансового участия государства в открытии новых и реконструкции старых заводов. Стараясь максимизировать прибыль корпорации готовы показательно «наказать» неуступчивое государство, закрыв своё производство и отправив на улицу сотни рабочих. Зато в следующий раз местное правительство, боясь возможных увольнений, и как следствие – массовых протестов,- будет более сговорчивым.

Упоминавшееся выше закрытие некогда флагманского завода компании в Иерусалиме – пример такого наказания. Другим примером поведения не получившей требуемого корпорации является недавнее открытие самого современного завода Intel в Ирландии – а вовсе не в Израиле – потому что островная страна предложила лучшие финансовые условия для подобного открытия.

Вот ещё три дополнительных примера из недавней истории отношений: расходы на открытие первого завода в Кирьят-Гате на 38% были оплачены из госказны, расходы на открытие второго – на 15%; реконструкция последнего в 2012 году была, правда, дотирована уже только на 7%. Из 7.7 миллиардов долларов расходов почти 1.3 миллиарда были напрямую оплачены Израилем, что для маленького государства – серьезная сумма.

И это далеко не всё: немаловажной льготой для компании, имеющей миллиарды долларов в чистом остатке ежегодно, является мизерная ставка по налогу на прибыль. При том, что с 2000 до 2011 год данный показатель в Израиле составлял от 36 до 24% — а позже даже вырос до 26.5% — налог с Intel Israel всегда был ниже на порядок. Расследование Globesпоказало, что реальный размер налога с компаний, оплаченный корпорацией в 2009 году, составил (внимание!) 1.6%. Всего же за период с 2000 по 2009 годы государство получило по этой статье дохода 399 миллионов долларов, что при совокупных доходах местного подразделения компании порядка 15 миллиардов долларов и из расчёта уровня прибыльности 2009 года (55%) приводит нас к показателю налога размером чуть менее пяти процентов! Многочисленные публикации в израильской прессе в целом подтверждают этот показатель, называя обычно ещё более низкие цифры (как правило, от 3 до 5 процентов). Таким образом за обзорную декаду Израиль предоставил корпорации льготу по налогу с компаний в размере более двух миллиардов долларов. На фоне этих цифр приятным, но не самым значимым бонусом, выглядят дополнительные послабления вроде отмены муниципального налога  на землю.

В динамичном мире двадцать первого века технологии (а уж тем более – высокие технологии) устаревают поразительно быстро, и производственные линии требуют регулярного переоснащения. Созданный в 2008 году завод в Кирьят-Гате уже в 2012 году потребовал коренного переоборудования ценой в 2.7 миллиарда долларов — затраты того же порядка, что и создание завода (3.5 миллиарда). Динамичные и регулярные переговоры на равных всегда (или почти всегда) приводили к одному: Израиль платил, платит и будет регулярно платить Intel как прямыми субсидиями, так и налоговыми льготами за несокращение производства на территории страны.

Манна небесная?

Если открытие новых НИИ и заводов Intel так дорого обходится государству, если деньги на переоборудование приходится выделять так часто, а «нулевой вариант» на переговорах заведомо не в пользу Израиля – если ситуация такова, то почему Израиль столь регулярно выплачивает требуемые суммы и представляет запрошенные льготы?

В этой ситуации, как ни парадоксально, выигрывают обе стороны.  Маленький Израиль заинтересован в привлечении крупных работодателей, готовых платить высокие по меркам страны зарплаты, параллельно загружая заказами множество местных поставщиков для своих фабрик и заводов, а также поставщиков поставщиков и прочее. Любое крупное строительство создаёт также большое количество временных рабочих мест, а это дополнительных доход.

По информации The Marker проверка эффективности, проведенная израильским правительством, показала, что каждый доллар, вложенный в новый проект, принесет в будущем три доллара дохода от налогообложения, приведет к косвенным продажам на пять долларов и увеличит ВНП Израиля (в основном, за счёт экспорта) на 12 долларов. К этому стоит добавить, что работой на хай-тек предприятиях обзаведутся, по разным оценкам, от 800 до 1,200 израильтян, причем их зарплата, согласно вышеупомянутой статье, будет колебаться на уровне 6300 – 8600 долларов (в два-три раза выше среднего показателя по стране). Globes сообщает, что одним из условий государства на переговорах станут инвестиции Intel в высшее образование, а также массовые закупки на внутреизраильском рынке. Согласно еще одному сообщению, корпорация обязалась увеличить объемы производства в Израиле на 50% — то есть, до уровня в 5-6 миллиардов долларов в год, что составит 12% всего израильского товарного экспорта (без учета алмазов).

Генеральный директор Министерства экономики Амит Ленег заявил по этому поводу, что «инвестиции в бюджет Главного ученого (распределяющего гранты на перспективные разработки) также имеют высокую доходность для страны – во многих случаях даже более высокую, чем в данном случае – но речь там всегда идет о более малых объемах. Существует не так много возможностей для инвестиций с высоким показателем прибыльности – и при этом, настолько крупных инвестиций». Если приведенные выше расчеты верны, с ним сложно не согласиться.

Intel определенно выбран Израилем в качестве стратегического партнера – и это решение обязано быть обоюдным, исходя все из того же относительного равенства бюджетов. Подобное развитие отношений приводит, с одной стороны, к уменьшению затрат корпорации (вследствие так называемого «Эффекта масштаба»), а с другой позволяет правительству успешно проводить политику снижения процента субсидирования каждого следующего проекта. Как уже упоминалось, ещё в 2000 году открытие завода на 38% было оплачено из госбюджета, после субсидии снижались (в процентном выражении) и опустились до 7%; теперь же речь идет о 5%. Это «танго» помогает партнерам быстро продвигаться вперед, сохраняя паритет.

На данный момент Intel является крупнейшим в Израиле частным работодателем, имея по официальным данным 9855 работников: рост втрое за 16 лет, и на 50% всего лишь за четыре года! В дополнение к этому компания по производству микропроцессоров является основным источником дохода для еще 30000 человек в стране. Она также давно стала крупнейшим «израильским» экспортером с показателем (на 2013 год) в 3.8 миллиарда долларов  – 8% от всего товарного экспорта (без учета алмазов). Объем закупок, произведенный корпорацией на внутреннем рынке, составил в 2013 году 847 миллионов долларов – также исключительная цифра, учитывая небольшой объем рынка Израиля.

Сложившаяся система отношений не является уникальной ни для конкретно Израиля, ни для собственно компании Intel. Большинство стран мира (а особенно небольших) борются за благосклонность транснациональных корпораций. Израильские же компании-гиганты «Химикалиим ле-Исраэль», «Тева», «Чек Поинт» пользуются дома такими же, если не большими привилегиями, недоступными «простым смертным» с оборотом, не дотягивающим до девяти нулей. А, например, та же Ирландия завлекает гигантов современного хай-тека изначально низким налогом на прибыль в 12.5% , который, к тому же, можно заметно уменьшить в процессе торга с правительством – чем и пользуются уже давно Apple, Facebook, Google и другие.

Итак, можно сказать, что регулярные встречи за столом переговоров позитивно воспринимаются как Израилем, так и компанией Intel – и, судя по всему, результаты удовлетворяют обе стороны. У государства появляется почти гарантированная возможность увеличить занятость, ВВП и ВНП – в то время как транснациональная корпорация получает прямые и косвенные субсидии. Несмотря на роль «жертвы» на переговорах, Израилю удается получить свою от них выгоду.

Не только деньги

Но только ли субсидии привлекают Intel в Израиль? Конечно, здесь действуют классические причины для вывода производства и разработок за пределы метрополии, т.е. США. Во-первых, это относительно дешёвая рабочая сила при высоком уровне инженерно-технического образования. Что касается заработной платы, то её средний показатель составляет в Израиле (брутто) 1920 евро (2550 долларов) – уровень довольно низкий по европейским меркам, даже в небогатой Италии он выше на 23%, а в Ирландии – аж на 40%. Израиль занимает место в конце третьего десятка стран по номинальному уровню ВВП на душу населения, находясь на уровне Италии и Испании и уступая, большинству иных западноевропейских стран ОСЭР. При этом Израиль имеет реально доступное высшее образование. Та же Ирландия, главный конкурент Израиля за внимание Intel, имеет ВВП на душу населения в полтора раза выше, но не может похвастаться, например, университетом в первой сотне «Лучших инженерно-технических университетов 2013/2014» от Times (Хайфский Технион на 69 месте). Второй классический фактор – «особый взгляд» иностранных разработчиков на решение задач, а Израиль и сегодня продолжает являться плавильным котлом, собирая иммигрантов со всего мира: от Франции до Эфиопии, от России до Аргентины. Другие классические факторы – близость к далеким от США рынкам сбыта. Но…

Но все эти сухие факторы складываются в картину типичного вывода мощностей за рубеж. Ими можно объяснить расширение фабрики недалеко от Дублина или открытие в 2010 году первого завода Intel в Китае. Про израильские же Центры разработки можно сказать, что они действительно приносят результаты. Самый первый израильский Intel Design Center в Хайфе стал местом множества важнейших изобретений. Так, процессор, с которого началось массовое изготовление «сердец» для ПК в их современном виде — i8080 — был полностью разработан именно в Хайфе. Многие другие процессоры, например легендарный Pentium MMX, а также Pentium IV, Core 2, Pentium M – также были спроектированы в Израиле. Но не только процессоры: можно упомянуть, например, математический сопроцессор для компьютеров 70-х (революционный для того времени) – ещё одно детище хайфского IDC. И, кстати – изготавливали его в Иерусалиме.

Открытие нового завода в Ирландии повлекло за собой решение корпорации о переводе туда 60 работников Intel Israel с семьями. Выезд рабочих за рубеж  не редкость, как в Intel, так и в других компаниях, но в данном случае речь идет об исключительно большом числе. По крайней мере, по данным Ynet, это наиболее крупный «передислокация» израильских работников корпорации за всю ее историю.

Вера корпорации в человеческие ресурсы Израиля выражается и в таком побочном виде деятельности, как инвестиции в местные старт-апы. Так, в октябре 2013 года для этой цели были выбраны сразу три небольших компании с разными сферами деятельности; в марте 2014 года было вложено 20 миллионов долларов в компанию-разработчика «умных» очков для слабовидящих. 9 мая 2014 года корпорация за 10 миллионов долларов приобрела технологию распавшейся израильской компании, приняв на работу 16 из 56 её работников во главе с основателем. Как упоминалось выше, два центра разработки Intel были в свое время открыты на базе купленных местных компаний. Таким образом, речь идёт не об инвестициях с целью перепродажи, и часто даже не о желании простого использования технологий – Intel развивается, интегрируя в себя израильские старт-апы, что называется, «по месту жительства».

Таким образом крупнейшего производителя микропроцессоров манят в Израиль не только субсидии, и даже не столько классические причины расширения производства в третьи страны – Intel видит в израильских работниках ценный ресурс, причем открытие последнего завода за пределами этой страны лишь снова доказало корпорации преимущество израильтян.

Глас народа

Население Израиля с неодобрением относится как к чрезвычайно крупным суммам субсидий для транснациональный корпораций, так и к налоговым льготам для них. Со своей стороны, правительство раз за разом вынуждено объяснять мотивы своих поступков и выгоду их для граждан.

Израильская общественность – руководимая израильской прессой, а потому неотделимая от неё – болезненно воспринимает информацию о льготах для компаний-гигантов. Каждые новые переговоры Intel с государством сопровождаются обсуждением в прессе, из которого следует – независимо от того, о какой газете или телеканале идет речь – что денег таких у государства нет, а налоговые льготы такого размаха антисоциальны и несправедливы. И верно: миллиардные субсидии никак не укладываются в прокрустово ложе бюджета израильского Центра государственных инвестиций, и хотя субсидии такого размера выделяются особо, часть их все же идет за счет Центра.

«А что, если вложить эти же миллиарды не в одну компанию-гигант, а в тысячи предприятий малого и среднего бизнеса?» — вопрошают газеты, политики, а вслед за ними и население – «не принесло ли бы это больших выгод?». Для примера – издание Calcalist в статье «Как пытаются оправдать субсидии для Intel», целиком построенной на благоприятном для компании отчете, заголовком, тоном и подбором отзывов об исследовании – высказывает негативное мнение о субсидиях.

Акции социального протеста, отгремевшие в 2011 году в Израиле, подняли на поверхность помимо прочих и вопрос налоговых льгот для крупных компаний. Перед выборами 2013 года партия «Еш атид» — нынешний партнёр в правящей коалиции – обещала решить этот вопрос в пользу жёсткого пересмотра льгот. После выборов глава партии Яир Лапид получил в своё распоряжение пост министра финансов, но единственным следствием этого стало осуществление проекта по выводу «закрытых прибылей», спланированного ещё его предшественником на этом посту. Результатом данного проекта стал вывод из Израиля 1,2 миллиарда долларов компаниями-гигантами по льготной, опять же, налоговой ставке. При всей экономической целесообразности данного шага, он шёл явно вразрез с предвыборными обещаниями, а отсутствие хоть каких-либо шагов по уменьшению налоговых льгот для корпораций вряд ли улучшило положение Лапида.

Жесткая критика фискальной политики правительства вообще и в отношении гигантов индустрии в частности – опять-таки, ставшая особенно яростной после «протестного» лета 2011 – явилась, очевидно, одним из факторов неуступчивости Израиля на переговорах с Intel в 2012 году. Следствием этого стало объявление компании в январе 2013 году о выборе в пользу расширения ирландского завода – расширения ценой в 4 миллиарда долларов и четыре тысячи рабочих мест.

Со всей очевидностью можно сказать, что это решение оказало большое влияние на настроения в Израиле.  Последовавшие за этим событием переговоры об очередном вложении проходили без плотной опеки прессы, а освещение результатов было принято журналистами единодушно благосклонно. Цитата об «одной из лучших инвестиций для государства» была вынесена в заголовок статьи The Marker,  подробно и благожелательно рассказывающей о грядущей инвестиции. Статья Calcalist под заголовком «Intel обязалась провести модернизацию завода  в Кирьят-Гате ценой в 6 миллиардов долларов» приводит лишь положительные комментарии политиков и ни одного мнения против.   Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что «Израиль – мировой технологический центр, и инвестиции в него приносит дивиденды как инвесторам, так и гражданам Израиля». Министр финансов Яир Лапид сказал, что «мы продолжим борьбу за инвестиции в развитую израильскую промышленность … эти инвестиции создадут тысячи рабочих мест в первом круге занятости и десятки тысяч рабочих мест во втором круге занятости для среднего класса израильтян». Министр экономики Нафтали Беннет упомянул о «самом большом вложении в истории страны» и заявил, что «это решение гарантирует деятельность Intel на территории страны как минимум до 2030 – 2035 годов».

Почти дословно — от заголовка до комментариев – повторяет Calcalist статья в Globes. В следующей статье электронного издания на эту тему также говорится лишь о требованиях государства к компании и не содержится никакой критики решения. Третья и последняя статья Globes об Intel целиком посвящена давно запланированному увольнению 80 временных работников и хоть и настроена недоброжелательно к процессу увольнения, да еще и в период расширения компании! — не заостряет внимания на субсидиях государства предприятию.

Две статьи Calcalist на ту же тему и вовсе написаны в благоприятствующем корпорации тоне. В статье «Intel получит до 1.4 миллиарда шекелей от государства» в том же издании впервые делается акцент на госсубсидиях и впервые же упоминаются налоговые льготы, но и здесь весь упор — на новых рабочих местах и «самой большой модернизации в истории страны».

Единственным комментатором на тему эффективности субсидирования хай-тековского гиганта в Израиле стал Дэди Перлмутер — израильтянин, бывший до февраля 2014 года старшим вице-прездиентом Intel. Последняя в ряду статей Calcalist на эту тему вышла под заголовком «Я намереваюсь уладить все формальности с инвестицией в Intel в течение четырех месяцев»: ее основным источником является Нахум Ицкович, упомянутый ранее глава израильского Центра инвестиций, и в ней ни разу даже не упоминается сумма, которую Израиль планирует потратить — как и слова «субсидия», «налоговые льготы» и т.п., а весь процесс представлен как госинвестиция с хорошим прогнозом прибыльности.

Возвращаясь к The Marker, даже по заголовкам легко проследить их положительное отношение к результатам переговоров правительства с корпорацией: «Миллиард шекелей для Intel принесут 5-10 миллиардов для государства в течение 15 лет»; также — удивительную мягкость относительно упоминавшегося увольнения временных работников: «Intel увольняет 130 работников «Микрон»; будут наняты 800 работников». Две дополнительные статьи: «Как израильская Intel профинансирует создание нового завода?» и «Предположение: в Кирьят-Гате Intel займется производством технологии будущего — 10-нанометрового чипа» — занимаются техническими аспектами расширении завода.

Нельзя не отметить и тот факт, что помимо комментариев для прессы, министры финансов Яир Лапид и экономики  Нафтали Беннет опубликовали результат переговоров на своих страничках в Фейсбуке и получили в целом положительные отзывы. И если пост популиста и бывшего журналиста Лапида не вызвал большого ажиотажа среди его читателей (немногие из которых могут оценить результаты подобных инвестиций), то среди фейсбук-друзей министра экономики аналогичная запись оказалась довольно популярной. «Победа в борьбе с другими странами за инвестиции», «знак доверия израильской экономике», «стабильность в будущих отношениях с корпорацией», но чаще других «гарантированная работа  для 1000 израильтян» — вот основные посылы  официальных лиц.

В нынешний День независимости Израиля 14 женщин были выбраны для торжественной церемонии зажжения огней. Эта важное и символичное для государства мероприятие проходит в мемориальном комплексе на горе Герцеля и знаменует собой окончание всеизраильского Дня Памяти и начало празднования Дня Независимости страны. Одной из женщин, удостоенных чести зажжения огня, была репатриантка из Южной Африки, Максин Фасберг. Генеральный директор «Intel Israel».

43.56MB | MySQL:87 | 0,752sec