Что стоит за хрупким затишьем в Сомали

Ситуацию в Сомали можно охарактеризовать в настоящее время как хрупкое затишье. Широко объявленное военное наступление со стороны кенийских и эфиопских миротворцев на позиции исламистской группировки «Аш-Шабаб» как-то тихо ушло со страниц местных и зарубежных СМИ вместе с заявлениями политиков из обеих стран. На это, по оценке экспертов, существует несколько причин. Во-первых, это предстоящие выборы в Эфиопии, где для ведущей в правящей коалиции партии народности тигре дела обстоят далеко не блестящим образом. Само движение тигре после смерти своего харизматичного лидера и бывшего премьера Мелеса Зенауи испытает потрясения. Ее сотрясают схватки в борьбе за власть, нынешний премьер-министр и номинальный лидер партии Хайле Десалень явно не пользуется популярностью, которой обладал его предшественник и сейчас предпринимаются попытки сменить руководство не только партии, но и страны. В частности, ситуация настолько зашла далеко, что из Аддис-Абебы в районы компактного проживания народности тигре даже выезжала специальная правительственная делегация с целью убедить местных вождей остаться лояльными нынешнему руководству. По нашим данным, пока эти попытки успехом не увенчались. Предпринимать в этой ситуации какие-либо серьезные военные интервенции в Сомали, в отношении  целесообразности которых в принципе не существует единства среди правящей элиты в Эфиопии, никто пока не желает. Ситуация может пойти совсем по очень негативному сценарию. В том числе и в формате роста протестных выступлений и активизации  сопротивления со стороны как мусульман из сепаратистского движения оромо, так из числа так называемой «амхарской оппозиции».
В Кении ситуация в правящей верхушке поспокойней, хотя и там существуют свои проблемы. Но главной причиной пассивности кенийских военных в Сомали все-таки следует  искать в чисто военных резонах. Генштаб армии не совсем отдает себе отчет, в чем должно собственно должно заключаться «генеральное наступление» и какие цели оно должно решать. Найроби выполнило план-минимум по установлению контроля над портом Кисмайо, что отвечает стратегическим интересам кенийской экономики и минимизирует угрозу возникновения конкурента основным морским транспортным воротам в Африку в лице кенийского порта Момбаса. Гоняться же за раздробленными группами исламистов по абсолютно бесперспективному с экономической точки зрения югу Сомали при жестком дефиците вертолетов и беспилотников, кенийские военные большого желания не испытывают.  Плюс ко всему политическое руководство Кении продолжает испытывать прессинг со стороны сомалийских исламистов внутри страны. Некоторое затишье после проведения резонансного  теракта в торговом центре в прошлом году сменилось активизацией террористической активности ячеек «Аш-Шабаб» в нынешнее время. На этот раз они выбрали в качестве основного оружия подрывы заминированных автомобилей в многолюдных и публичных местах. За последние полтора месяца их количество превысило восемь. При этом по оценке ряда экспертов, эта статистика намеренно занижается властями, которые сильно озабочены падением рейтинга туристической привлекательности страны и соответственным снижением уровня зарубежных инвестиций. При этом усилия местных спецслужб по разгрому исламистского подполья, несмотря на все проведенные реорганизации с целью улучшения их совместной координации, пока никаких явных успехов не принесли.
Продолжается борьба между конкурирующими кланами и их представителями в рядах самого сомалийского руководства. 5 мая с.г. в отеле «Сахафи» состоялся съезд племенных вождей ряда кланов – депутатов парламента, которые потребовали отставки действующего президента Хассана Шейха Мохамуда. Место и время проведения указанного собрания было выбрано не случайно: в это время сам президент находился с деловым визитом в Дубае. На этом собрании присутствовало 133 депутата Национального собрания, и, по мнению ряда аналитиков, их акция была направлена прежде всего на пропагандистский эффект, поскольку невозможно набрать необходимый кворум в парламенте для запуска процедуры импичмента.  Депутаты-оппоненты включали в себя прежде всего сторонников бывшего президента Шейха Шарифа Шейха Ахмеда, а также двух бывших кандидатов в президенты кампании 2012 году Абдулкадира Особле Али, Абдулрахмана Моалима Абдулахи Бадийо. Также было отмечено присутствие нескольких парламентариев, тесно связанных с бывшим премьером Сомали Абди Фарах Ширдоном, включая его жену Айшу Хаджи Элми, а также представители регионов Бей и Бакула из числа бывших близких сторонников нынешнего президента. Один из них называется одним из главных организаторов этого саммита. Мы имеем ввиду Фахада Ясина Хаджи Дахира, который в свое время был журналистом катарской «Аль-Джазиры» и играл ключевую роль в пропагандистском обеспечении выборов Хассана Шейхо Мохамуда. Однако позже он был обойден им при распределении должностей и ушел в резкую оппозицию.
Как представляется, именно этот момент вкупе с потерянными экономическими преференциями и является основным стимулом оппозиции к проведению подобных демаршей и создает в самой ближайшей перспективе реальную угрозу стабильности в Сомали. Например, тот же депутат парламента Абдулкадер Особле Али (клан хавийя/абгал/варсангели), который является бывшим членом салафитской «Аль-Иттихад Аль-Ислами», имеет свои счеты с нынешним сомалийским президентом. Последний недавно ликвидировал контракт на поставку топлива миссии АМИСОМ в Сомали, который при прежнем президенте Шейхе Шарифе Шейхе Ахмеде выиграла сестра Особле Али известная бизнесвумен страны Хадиджа. Естественно, что новым победителем указанного контракта стали бизнесмены, тесно аффилированные с нынешним  президентом страны, что не добавляет политической стабильности в Сомали.

42.29MB | MySQL:89 | 0,849sec