Израиль: выступление А.Либермана о вмешательстве в компетенцию МИДа

13 мая 2014 г. состоялось закрытое заседание комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, накануне получившей нового председателя Зеэва Элькина. Несмотря на то, что, после почти 6-месячного перерыва в работе этой важной парламентской структуры, основной темой ее заседаний должен был стать оборонный бюджет, до полноценной дискуссий о нем парламентариям добраться не удалось. Причиной тому стало выступление министра иностранных дел Израиля А.Либермана, в котором он затронул проблему вмешательства в компетенции вверенного ему ведомства иных правительственных структур и последствий для внешней политики страны, которые влекут за собой такого рода действия.

Согласно плану заседания комиссии, глава МИД был приглашен для того, чтобы проинформировать парламентариев об основных задачах внешней политики Израиля. Когда собравшиеся перешли к обсуждению, с вопросом к А.Либерману обратились депутаты Р.Хофман от партии «Еш атид» и Н.Горовиц от МЕРЕЦ. Их интересовало, почему представители внешнеполитического ведомства фактически бойкотируют заседания Совета национальной безопасности. В ответ на это замечание министр выступил с длинной речью, результатом которой стало смещение повестки дня к вопросу о наличии у разных израильских правительственных структур дублирующих функций в области внешней политики и обороны.

По словам главы МИДа, которые приводит издание Haaretz[i], в настоящий момент сразу несколько ведомств пытаются самовольно взять на себя функции, традиционно исполняемые Министерством иностранных дел. Прежде всего, это касается Совета национальной безопасности Израиля, который, по мнению лидера НДИ, пытается стать «персональным министерством иностранных дел для премьер-министра». Это обстоятельство вынудило А.Либермана дать распоряжения, согласно которому персоналу вверенного ему министерства не рекомендуется посещать заседания СНБ, а также делиться с его участниками информацией о текущей работе и планах МИДа.

Недовольство министра иностранных дел коснулось еще нескольких структур и их руководителей. Так, он не согласен с тем, что министр юстиции Ц.Ливни является ответственной за переговоры с палестинцами, а военно-политический департамент Министерства обороны страны в обход внешнеполитического ведомства выстраивает собственные отношения с рядом государств. Министерство разведки и стратегии, руководимое Ю.Штайницем получило от А.Либермана характеристику «лишнего и вечно стоящего на пути». Также в список тех, кто вмешивается в деятельность МИДа, попали Министерство регионального развития, Министерство общественной дипломатии и диаспоры, а также Национальное управление информации при канцелярии премьер-министра.

По мнению главы внешнеполитического ведомства, такого рода ситуация опасна не только для внутренней политики страны, т.к. сказывается на работе правительства, но и для интересов Израиля на международной арене. Можно привести несколько примеров такого рода действий. Наиболее показательным стал случай с запретом российскому военному кораблю пришвартоваться в порту Хайфы. По сообщениям израильских СМИ, оно было принято около месяца назад, но широко обсуждаться стало лишь после публикации статей на эту тему в газетах Haaretz и Times of Israel 14 мая 2014 г.

Сущность ситуации и ее связь с конфликтом ведомств, имевшим место на заседании комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, заключается в следующем. Российский запрос о возможности корабля встать на рейде в хайфском порту был поручен советнику премьер-министра по национальной безопасности Йоси Коэну. Он в свою очередь предпочел обратиться к министру обороны М.Яалону и руководству ШАБАК с тем, чтобы они провели проверку и вынесли свое решение по данному вопросу. Как сообщает газета Times of Israel, именно представители Общей службы безопасности (ШАБАК) Израиля выступили за отклонение российской просьбы, ссылаясь на случай годичной давности, когда в порту Хайфы находился большой десантный корабль Черноморского флота России «Азов». Инициаторами его появления в Израиле стали ветеранские организации страны, по приглашению которых он и прибыл для участия в праздничных мероприятиях, посвященных 68-й годовщине Победы во Второй мировой войне. Этот случай стал первым и пока единственным в российско-израильских отношениях, потому что команда корабля была заподозрена в шпионаже.

Ссылаясь на это, представители ШАБАК и высказались против повторения прошлогоднего сценария. Министерство иностранных дел Израиля не принимало участия в разборе российской просьбы, а узнало об этом уже тогда, когда решение было принято и доведено до сведения России. Как заявил А.Либерман в ходе заседания 13 мая 2014 г., в данном случае Израилю стоило бы руководствоваться собственными интересами, и намекнул на то, что если бы проверка российского запроса была поручена внешнеполитическому ведомству, ее результат мог бы быть противоположным. Аргументы главы МИДа оказались весьма убедительными, а ранее желавший разобраться ситуации депутат Н.Горовиц заявил после, что был потрясен ситуацией, описанной А.Либерманом, и считает ее неприемлемой.

Все произошедшее наталкивает на определенные выводы как относительно работы израильского внешнеполитического ведомства и его главы, так и о приоритетах страны на международной арене. В том, что касается первого блока сложностей, можно отметить, что своим выступлением министр иностранных дел вновь убедил всех в том, что с началом его второй каденции речь идет о «новом Либермане». Если во время первого срока на вопросы журналистов, почему, к примеру, тогдашний министр обороны Э.Барак брал на себя часть его функций, встречаясь с генеральным секретарем ООН, он предпочитал говорить, что в его компетенции также есть смежные вопросы, сегодня А.Либерман не готов делить с кем-либо свои полномочия.

Во-вторых, в том, что касается российского корабля, ситуация тоже весьма неоднозначна. Прежде всего, отсутствует информация о том, какое именно судно должно было прибыть в Израиль. Принимая во внимание публикацию месячной давности, размещенную на сайте «Центральный военно-морской портал» со ссылкой на Главный штаб ВМФ России, многие полагают, что речь шла о большом противолодочном корабле «Вице-адмирал Кулаков». Корабль, входящий в состав Северного флота России, был построен по проекту №1155. Несмотря на то, что по классификации НАТО он может быть приравнен к эсминцу, которые используются для выполнения, в том числе, и разведывательных задач, данный проект довольно скоро был признан нуждающимся в доработке в силу недостатков вооружения, которым были оснащены корабли и комфортности экипажа. Таким образом, основной причиной отказа ему в стоянке в порту Хайфы сложно считать угрозы безопасности Израиля.

Истинный мотив лиц, ответственных за принятие этого решения кроется, скорее, в нежелании обострять отношения с США, и без того недовольными нейтральной позицией израильских властей в отношении ситуации в Украине и действий России. В этой связи они сочли неприемлемым присутствие российского корабля в своем порту.

Впрочем, принятые решения вполне отражают взгляды советника премьер-министра по национальной безопасности Й.Коэна, который до назначения на этот пост порядка 30 лет проработал в разведке, дослужившись до заместителя главы Моссада, а в последнее время настойчиво пытается установить контакт с США и Западом, за спиной МИД рассылая руководству государств письма, в которых излагает свое видение причин неудач на палестино-израильских переговорах. Кроме того, резонно полагать, что Й.Коэн руководствуется и личными причинами, ставя в трудное положение МИД, в период забастовки, лишивший его дипломатического паспорта.

Подробнее см. Ravid B. Lieberman accuses national security adviser of undermining foreign ministry // Haaretz. URL: http://www.haaretz.com/news/national/.premium-1.590487

42.24MB | MySQL:87 | 0,744sec