Что стоит за словами М.Демпси о сухопутной операции против ИГ

Последние заявления председателя Объединенного комитета начальников штабов США М.Демпси о необходимости проведения наземной операции против боевиков «Исламскогогосударства» (ИГ) «с целью логического завершения разгрома этой группировки» можно считать неким водоразделом в мировоззрении американской элиты по вопросу борьбы с этим явлением. Ряд экспертов поспешили в этой связи заявить о том, что «США возвращается в Ирак». Не разделяем этого убеждения. Постараемся пояснить, почему. Американские военные, в общем-то, всегда очень настороженно относились к перспективе своего участия в вялотекущих латентных конфликтах (вьетнамский синдром). Это чревато постоянными, пусть и небольшими со статистической точки зрения, потерями личного состава с минимальным эффектом по разгрому противника.

Партизанская война, а собственно этим всегда заканчиваются все блицкриги американских войск в страны «третьего мира» в последнее время, это самый плохой сценарий развития ситуации для Пентагона. В том же Афганистане американские военные за все время своего присутствия, за исключением нескольких эпизодов, устроили настоящую «итальянскую забастовку». Это заключалось, прежде всего, в том, что американцы сидели «гарнизонами» в ряде крупных городов, явно «отбывая номер» и не стремясь даже обозначить некую активность, прежде всего, в сельской местности. О каких-то действиях по перехвату караванов с оружием и снаряжением, минировании проблемных участков границы с Пакистаном, рейдов спецназа в рамках ликвидации полевых командиров различного уровня (то есть все то, чем было отмечено присутствие советских войск в Афганистане), речь не шла в принципе.

Таким образом, заявление М.Демпси в некотором роде выбивается из общей риторики (официальной или нет) высших чинов американской армии. Но только на первый взгляд.

Начштаба вооруженных сил США обозначил лишь абсолютно логичную и естественную с точки зрения военной науки вещь, о которой не ленился говорить любой военный эксперт все время с начала создания антитеррористической коалиции против ИГ. Если коротко – одной авиацией войны не выигрываются, если конечно не бомбить атомными бомбами.

М.Демпси обозначил контингент для кампании против иракских радикалов в 15 тыс. человек, что в переводе на язык устава означает одну полнокровную дивизию. Не ставя ни в коей мере под сомнение уровень военной квалификации М.Демпси, заметим, что одной дивизией можно только выбить отряды ИГ из всех крупных городов и населенных пунктов, которые они сейчас удерживают. И все. Говорить о каких-то более фундаментальных шагах типа установления контроля над сельскими районами и лишения противника наступательной боеспособности и потенциала с таким количеством войск нереально. Важно понять, что имел в виду начштаба войск США говоря про сухопутную операцию, а точнее — про театр военных действий в формате этой операции. Если речь идет еще и о Сирии, куда автоматически уйдут отряды ИГ в случае ввода американских войск в Ирак, то одной дивизии будет явно мало.

М.Демпси, очевидно, рассчитывает на то, что контингент для сухопутной операции составят далеко не только американские войска. В идеале, США планируют обойтись лишь авиацией и группами спецназа, а всю черновую работу должны будут сделать курды и шиитские подразделения иракской армии. Той самой, боеготовность которой он сам же оценил как «наполовину небоеспособной». Здесь есть несколько нюансов, и главный из них заключается в том, что если бы иракская армия могла бы наступать, она давно бы уже это сделала. Или, по крайней мере, не спасалась бы беспорядочным бегством при наступлении ИГ. Мало сомнений в том, что в результате готовящегося наступления в октябре с.г. иракской армии и курдам удастся, рано или поздно, овладеть Мосулом и основными населенными пунктами. Это будет возможно не столько в силу резко выросшего боевого потенциала и уровня подготовки местных военных, сколько с учетом безусловного из превосходства в воздухе. Также мало сомнений и в том, что в дальнейшем начнется самое неприятное. А именно партизанская война против шиитов и курдов в условиях изначально враждебной им территории. Сами американцы вновь сидеть гарнизонами не собираются. Это для них невыгодно как с политической, так и с военной точек зрения.

Успех военной сухопутной операции в любом ее исполнении будет гарантирован только в случае нахождения компромисса с племенной верхушкой суннитских племен в зоне «суннитского треугольника», и ни при каких других условиях. В противном случае на очереди второй Афганистан, в котором, как и предполагалось нами ранее, талибы захватывают уже целые провинции.

В связи со вбросом идеи «сухопутной операции» интересна реакция Анкары. Президент страны Р.Т.Эрдоган горячо эту идею поддержал, что звучит несколько неожиданно на фоне «сдержанного участия» Турции в рамках «контртеррористичекой операции». В данном случае турки преследуют свои узкокорыстные цели и, прежде всего, не в Ираке. Стоит себе представить весь уровень внутриполитических рисков для президента курдской автономии М.Барзани в случае входа турецкого воинского контингента в зону влияния этого лидера. Даже несмотря на хороший уровень взаимоотношений сейчас между Эрбилем и Анкарой. Это турецкое руководство понимает хорошо и поэтому, говоря о «необходимости наземной операции», президент Турции имеет  в виду, прежде всего, Сирию. А вернее, приграничные с Турцией в основном курдские районы, находящиеся под контролем отрядов Рабочей партии Курдистана (РПК). С учетом пробуксовки выполнения условий перемирия между РПК и Анкарой (а вернее – его очевидного срыва) турки стремятся максимально ослабить своего потенциального партнера по переговорам, и способствовать окончательному установлению контроля над указанными районами своего союзника М.Барзани. Последний при помощи турок такую попытку уже предпринимал весной с.г., практически в открытую направляя в Сирийский Курдистан свои отряды. Но тогда они были выбиты оттуда как сирийцами, так и отрядами ИГ. Да и местные курды большого воодушевления по этому поводу не испытали. Попытки же турецкой МИТ создать в этом районе некий аналог лояльного им «курдского Талибана», также провалились. Теперь, судя по всему, Р.Т.Эрдоган решил «под шумок» контртеррористической операции сделать попытку «номер два». Все согласно старому китайскому принципу: «убей своего врага руками своего друга».

51.87MB | MySQL:101 | 0,357sec