Отклонение МАГАТЭ резолюции «О ядерных возможностях Израиля»

25 сентября 2014 г. стало известно о том, что на проходившей в Вене Генеральной конференции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) была отвергнута резолюция «О ядерных возможностях Израиля». Основной задачей документа, инициированного группой из 18 арабских стран, было оказание на Израиль давления с тем, чтобы страна присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), позволила МАГАТЭ осуществлять на своей территории инспекции, на основании которых Агентство подготавливало бы ежегодный доклад.

Следует отметить, что такого рода попытка была предпринята не в первый раз. Более того, работу израильских представителей в МАГАТЭ, особенно  после 2007 г. нельзя назвать легкой. Так в июне 2009 г. посол Исраэль Михаэли стал участником весьма непростой дискуссии, касавшейся включения Израиля в доклад генерального директора о расследовании, проведенном Агентством в Сирии. В 2010 г. генеральный директор израильской комиссии по атомной энергии Шауль Хорев был вынужден противостоять аналогичной резолюции.

Однако в нынешней ситуации израильские власти решили иначе подойти к решению проблемы и попытаться добиться поддержки со стороны международного сообщества. Одним из первых на контакт с МАГАТЭ в текущем году пошел ныне ушедший в отставку президент Шимон Перес. Посещая австрийскую столицу в марте 2014 г., помимо встреч с руководством страны для него была организована беседа с генеральным директором Агентства Юкия Амано. Тогда, по данным внешнеполитического ведомства, основной темой переговоров стал Иран. Есть основания полагать, что вопросы работы Израиля в рамках МАГАТЭ обсуждались в ходе июньского стратегического визита министра иностранных дел Авигдора Либермана в страны Африки и недавней поездки заместителя главы внешнеполитического ведомства Цахи Анегби в Мьянму. В работу на этом направлении включились послы Израиля по всему миру, которые, участвуя в различных мероприятиях, старались донести до властей принимающих государств истинные цели разработчиков документа.

В результате предпринятых шагов резолюция «О ядерных возможностях Израиля» была отклонена. Согласно данным об итогах голосования, представленным СМИ, 58 стран высказались против, 27 – воздержались и 45 поддержали документ. Примечательно, что в числе последних была и Российская Федерация. Поскольку данный шаг страны породил множество споров, с разъяснением выступил заместитель главы российской делегации на Генеральной конференции МАГАТЭ Г.В.Берденников. По его словам, хотя Россия и поддержала резолюцию, руководствуясь курсом на необходимость универсализации ДНЯО, в настоящий момент приоритетное значение должно быть отдано усилиям по созыву конференции, направленной на обсуждение возможности формирования на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения[i]. О приверженности схожим принципам заявил и помощник госсекретаря США по вопросам международной безопасности и нераспространения Т.Кантримен. Говоря об исходе голосования, в котором США выступили в поддержку Израиля, он высказал сожаление о том, что такого рода документы периодически поступают в МАГАТЭ, а также подчеркнул, что резолюция отвлекла внимание от более важных проблем, стоящих перед Агентством[ii].

Министр иностранных дел А.Либерман счел отклонение резолюции дипломатической победой Израиля. В тот же день, комментируя ситуацию на своей странице в социальной сети Facebook, политик написал о том, что источником опасности в регионе является не Израиль, а Иран, работающий над собственной ядерной программой, и террористические организации, получающие финансирование от некоторых из государств, стоящих за резолюцией. Также он призвал лидеров арабских стран, инициировавших рассмотрение документа, задуматься о том, как развивались бы события, если в сентябре 2007 г. израильтянам не удалось уничтожить сирийский реактор, который строился в районе Дейр эз-Зор и в нынешней ситуации вполне мог оказаться в руках «Исламского государства».

Израильский премьер-министр Б.Нетаньяху также приветствовал решение Генеральной конференции МАГАТЭ и, по данным Times of Israel, подчеркнул, что результаты голосования стали свидетельством того, что международное сообщество способно сопротивляться попыткам арабских стран изолировать Израиль, тем самым, отвлекая внимание от действительной угрозы, таящейся в ядерной программе Ирана[iii]. Выразителем противоположной точки зрения стал Кувейт, чей посол в МАГАТЭ Садик Марафи сначала представил резолюцию, а по итогам голосования по традиции обвинил Израиль в подрыве усилий по формированию безъядерного Ближнего Востока.

Впрочем, как раз обсуждение вопроса о превращении региона в зону, свободную от ядерного оружия получило на встрече одобрение, и резолюция, инициированная Египтом, была поддержана 117 странами. В тексте этого документа содержится призыв к государствам Ближнего Востока подписать Договор о нераспространении ядерного  оружия.

Таким образом, отказ Международного агентства по атомной энергии от принятия резолюции «О ядерных возможностях Израиля» можно считать свидетельством успеха выбранного страной курса на многовекторную политику. Совершая поездки и беседуя с зарубежными лидерами, израильские представители смогли заручиться их поддержкой. В результате, по сравнению с аналогичными резолюциями, выносимыми на голосование в МАГАТЭ в прошлом, возросло число стран, заявляющих о лояльности к Израилю. Кроме того, государство получило дополнительную возможность выразить свое отношение к Ирану. Все это вполне можно отнести к достижениям израильской дипломатии последних нескольких месяцев.

Арабские страны, усмотревшие в итогах голосования по их резолюции применение практики двойных стандартов, фактически, сочли себя проигравшими только потому, что им не удалось добиться одобрения документа, в котором были бы четко прописаны меры, которые должны быть приняты по отношению к Израилю. Хотя, учитывая, что из государств Ближнего Востока только Израиль не присоединился к ДНЯО, вопрос о наличии и статусе ядерного оружия у страны, по сути, не снят с повестки дня, и продолжить работу на этом направлении можно будет благодаря получившей поддержку египетской резолюции.

Впрочем, считать, что это обстоятельство может угрожать Израилю серьезными последствиями, также преждевременно. Во-первых, пока страна вполне может пользоваться правом не подписывать договор, руководствуясь своими национальными интересами. Во-вторых, согласно статье 10 ДНЯО[iv], государство при соблюдении всех указанных процедур может выйти из него, что на собственном опыте доказала КНДР. В-третьих, на восприятии документа негативно сказалось то, что ряд государств, будучи подписантами договора, нарушали его. Это обстоятельство наталкивает на размышления как об эффективности документа в целом, так и о его ограниченной применимости в рамках Ближнего Востока в частности.

 


[i]

Выступление заместителя главы делегации Российской Федерации на генеральной Конференции МАГАТЭ Г.В.Берденникова по мотивам голосования по проекту резолюции «Ядерный потенциал Израиля», Вена, 25 сентября 2014 года // Официальный сайт МИД Российской Федерации. 26.09.2014. URL: http://www.mid.ru/BDOMP/Brp_4.nsf/arh/99CAB6793AF163FD44257D5F0050E7E9?OpenDocument

[ii]              Countryman Т.М. Remarks at IAEA General Conference. Agenda Item 20. Israeli Nuclear Capabilities. // US Department of State. 25.09.2014. URL: http://www.state.gov/t/isn/rls/rm/2014/232165.htm

[iii]              Цит. по: PM praises defeat of Arab-backed resolution on Israel at IAEA // The Times of Israel [on-line]. 25.09.2014. URL: http://www.timesofisrael.com/pm-praises-defeat-of-arab-backed-resolution-on-israel-at-iaea/#ixzz3EP5A8fgz

[iv]              Договор о нераспространении ядерного оружия. 01.07.1968. // United Nations Treaties Series, Vol. 726-13.  URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/npt.pdf

51.88MB | MySQL:104 | 0,762sec