Ливия: патовая ситуация сохраняется

Спустя две недели после наступления на Бенгази отряды, подконтрольные генералу Х.Хафтару, так и смогли достичь какого-либо значимого военного успеха, несмотря на массовые поставки вооружения и боеприпасов из АРЕ, а также воздушную поддержку со стороны египетских ВВС. При этом основными целями наступления было полное освобождение города от отрядов исламистов в лице боевиков радикальной исламистской коалиции «Аль-Фаджр», в которую также входит и печально известная группировка «Ансар аш-шариа». Взятие Бенгази по замыслу организаторов этой операции должно было не только  ликвидировать один из оплотов исламистов в стране, но и серьезно укрепить международный авторитет нового парламента и правительства в Тобруке. В частности, успех в Бенгази автоматически означал бы установление контроля над первым по значимости морским портом и международным аэропортом. Все это должно было стать дополнительными козырями во время проведения  консультаций с представителем ООН по Ливии Бернардино Леоном и окончательно сдвинуть позицию Парижа в сторону Тобрука. Важность этой операции для Тобрука можно оценить по его готовности назначить генерала Хафтара в случае успеха губернатором всей Киренаики. Сам Хафтар пока видит себя исключительно в роли мэра Бенгази, но при этом де-юре все-таки признал себя «подчиненным» начальника генштаба Ливийской национальной армии А.Надхури. Одновременно с военными действиями продолжались и усиленные тайные дипломатические консультации с одной из ключевых фигур исламистов в Бенгази А.Бельхаджем (бывший член «Ливийской исламской группы», тесно связанной с «Аль-Каидой») на предмет его выхода из «Аль-Фаджр» и условий его инкорпорации в новое правительство. Это бы сильно повысило шансы на военное решение вопроса.  А.Бельжадж вышел из орбиты Катара, который собственно и «взрастил» его во время свержения М.Каддафи, и теперь больше ориентируется на Анкару. Его сентябрьский визит в Преторию, где он встречался с президентом ЮАР Д.Зумой, никакими конкретными договоренностями не увенчался.

Вторым моментом, по которой Бенгази надо было брать — намерение правительства и парламента в Тобруке перевести основные государственные институты в этот город через десять дней после его освобождения с тем, чтобы окончательно расколоть «Аль-Фаджр» и привлечь к работе нового парламента двадцати депутатов от Мисураты, которые до сих пор блокируют работу нового законодательного органа страны.  В августе с.г. наряду с другими доводами о несостоявшемся голосовании в ряде ливийских районов этот момент стал основным доводом адвокатов, работающих на «Аль-Фаджр», в их апелляционной жалобе  в Конституционный совет о «неконституционности» нового парламента в Тобруке. Это дало основание главному муфтию Ливии и основному моральному авторитету исламистов Садоку аль-Шариани заблокировать все переговоры с Тобруком до решения Конституционного совета. Его заседание должно состояться  5 ноября с.г., и взятие Бенгази должно было стать безусловным доводом в принятии нужного для нового парламента вердикта. Возвращение исламистов в парламент также серьезно тормозит и инициативы по линии ООН в рамках возобновления диалога о новой модели разделения властей. Второй раунд этих переговоров между противоборствующими сторонами должен был состояться на следующей неделе, первый прошел без особого успеха в конце сентября с.г. В рамках его подготовки Б.Леон встречался 28 октября с.г. с муфтием С.аль-Шариани и ведущим юристом исламистов Ф.Бахагха. На него Б.Леон делает основную ставку по достижению компромисса с «мисуратовскими», представитель которых А.аль-Свейли недавно обвинил представителя ООН «в недопустимой близости» к парламенту в Тобруке. При этом «Аль-Фаджр» объявил недавно о начале подготовки большого контрнаступления под Бенгази.  Основным носителем таких настроений, помимо А.аль-Свейли, является видный столичный адвокат и авторитет в вопросах безопасности Али Омар аль-Текбали, который стал 23 октября с.г. председателем комитета по национальной безопасности «старого парламента». В лагере «Тобрука» также много «ястребов». Это тот же Х.Хафтар, а также министр обороны Масуд Ерхума. Он представитель клана зидан и ярый антагонист достижения любого компромисса с исламистами. Кстати, он был бригадным генералом еще при Каддафи, и перешел на сторону повстанцев фактически одним из первых.

Таким образом, говорить пока о каких-то действительно прорывных переговорах в настоящее время преждевременно. Судя по всему, военная ситуация сложилась патовая и ни одна из сторон достигнуть какого-то решительного военного успеха не в состоянии. Ключевым моментом безусловно станет вердикт Конституционного совета в отношении признания выборов в «новый парламент», но и ожидать выхода из кризиса сразу же после его оглашения не стоит. Скорее всего, он будет носит характер «соломонова решения», что даст возможность каждой из сторон оставаться при своем мнении. В этой ситуации Запад на открытое вмешательство в ливийское досье не пойдет. В том числе и по причине высоких рисков втягивания в партизанскую войну и консолидации в этом случае всех исламистских сил в Ливии. При этом Катар продолжит линию на срыв любых мирных договоров без учета позиции Дохи в этом вопросе. Единственной возможностью склонить чашу весов в сторону Тобрука, по оценке ряда экспертов, является начало массовых поставок вооружения Ливийской национальной армии. Но США и ЕС справедливо полагают, что при реализации таких сценариев поставляемое оружие имеет все риски перекочевать в ряды исламистских группировок в зоне Сахеля. Поэтому и из двух зол выбирают меньшее, подвешивая ситуацию и предпочитая отдать инициативу в деле определения путей выхода из кризиса в руки ООН. В случае продолжения латентного вооруженного кризиса без каких-либо прорывных успехов, угроза фактического распада Ливии по своим историческим границам (Киренаика и Триполитания) возрастает в разы. В принципе это уже де-факто произошло.

43.89MB | MySQL:92 | 1,012sec