О состоянии ливанской экономики

Внимательный анализ ситуации в Ливане показывает, что эта уникальная страна Ближнего Востока сталкивается не только с политическим, но и с экономическим кризисом. Одной из его главных причин является гражданская война в соседней Сирии. По существу, две страны являются сообщающимися сосудами. Взаимовлияние политической и социально-экономической ситуаций в Сирии и в Ливане очевидно. Сирийская оккупация (1990-2005 гг.) била по самолюбию ливанцев и ограничивала самостоятельность основных политических сил в стране, но в то же время обеспечивала стабильность и благоприятный климат для ведения деловой активности. Имели место факты вмешательства сирийских спецслужб в деятельность хозяйствующих субъектов и банального рэкета, но они с лихвой компенсировались выгодами ливанских бизнесменов и банкиров от транзитной торговли (зачастую контрабандной) и финансовыми операциями ливанских банков с сирийскими средствами.

Экономическая ситуация в Ливане резко ухудшилась после начала сирийского кризиса. В первое десятилетие ХХI века ВВП Ливана демонстрировал устойчивую тенденцию к росту. Несмотря на внутренние политические неурядицы, в 2009 году был зафиксирован рекордный для ближневосточного региона рост ВВП в 9%. Согласно прогнозам МВФ 2010 года ВВП Ливана к 2015 году должен был достичь 20 000 долларов на душу населения. При этом страна должна была стать одним из экономических тяжеловесов региона, однако гражданская война в Сирии существенно подкосила экономику Ливана, в результате чего в 2013 году был зарегистрирован рекордно низкий рост ВВП в 0,7%. При этом сам ВВП был равен 63,2 миллиардов долларов. В то же время государственный долг Ливана составляет 74,28 миллиардов долларов (120% ВВП), внешний долг – 39,66 миллиардов долларов. Эти цифры не были бы критичны в условиях экономического роста, однако при застое они становятся угрожающим фактором.

Основными причинами ухудшения были снижение кредитного рейтинга страны, снижения ливанского экспорта в Ирак, Иорданию и страны Персидского залива, резкое уменьшение поступлений от туризма, составлявшего до войны важную часть доходов страны, сильное экономическое бремя от присутствия на территории Ливана сирийских беженцев. Только прямые потери экономики Ливана от сирийской войны составили 7,5 миллиарда долларов. Согласно информации ливанской таможни экспорт Ливана за 8 месяцев 2014 года вырос только на 2%, в то время как произошел скачок импорта на 16%. Даже если предположить значительную погрешность в статистике (значительная часть товаров, завозимых в страну потом контрабандой реэкспортируется в третьи страны), все равно налицо значительное увеличение дефицита торгового баланса. Крупнейшими экспортерами в Ливан являются Китай, Франция, Германия и Италия, а импортерами ливанских товаров – Южная Африка, ОАЭ, Саудовская Аравия и Ирак. Годовой дефицит торгового баланса в 2013 году достиг 17 миллиардов долларов, и этот фактор настолько беспокоит ливанское правительство, что стал предметом разбирательства специальной комиссии в составе министра иностранных дел Джебрана Басиля, министра экономики Алена Хакима и министра промышленности Хусейна Хадж Хасана. Джебран Басиль даже отдал директиву ливанским посольствам за рубежом содействовать укреплению внешнеэкономических связей Ливана с другими странами и содействовать продвижению экспорта ливанских товаров. Интересно, что ливанские бизнесмены обращают внимание и на Россию, особенно в связи с санкциями Евросоюза, наложенными на нашу страну. Особый интерес проявляется к поставкам в Россию овощей и фруктов.

Жертвой нестабильности в стране и в соседней Сирии пала туристическая индустрия Ливана. После террористических акций, проведенных салафитскими экстремистами в шиитских районах Бейрута летом-осенью 2013 года ряд радикальных шиитских организаций выступил с угрозами в адрес граждан стран Персидского залива, прибывающих в Ливан. После выступлений салафитских экстремистов под руководством шейха Ахмада аль-Асира в Сайде в июле 2013 гола количество посетителей этого некогда популярного туристического центра резко сократилось. Деловая активность в Сайде с 2011 по 2014 годы снизилась на 75%. Количество туристов, посещающих Джбейль (Библос), одно из наиболее живописных мест Ливана, упало на 80%.

Чрезвычайно остро в Ливане стоит проблема сирийских беженцев. В стране находятся 1,2 миллиона беженцев из Сирии, что составляет 40% всех сирийских беженцев за рубежом. 75% выходцев из Сирии сосредоточены в наиболее бедных регионах Ливана – Бекаа, Аккаре и Триполи. Руководитель ливанского  Общества помощи беженцам Камель Муханна заявил, что это эквивалентно перемещению во Францию 20 миллионов беженцев в течение трех лет. Основная часть беженцев находится в 75 импровизированных лагерях, зачастую не оборудованных самыми необходимыми удобствами. Каждый день в лагерях скапливается до 7,5 тонн отходов, что губительным образом сказывается на экологии Ливана. Из 1,2 миллионов беженцев 15% по причине плохого питания и неудовлетворительных условий жизни подвержены различным заболеваниям. 75% медицинских страховок, по которым лечатся сирийцы в Ливане, оплачивается Международной организацией по делам беженцев, но это не касается хронических заболеваний. В Ливане в настоящее время находятся 400 тысяч сирийских детей школьного возраста, но правительство может обеспечить обучение только 100 тысяч из них. Таким образом, трое из четырех сирийских детей не учатся в школах. Согласно статистике ливанского МВД, сирийцы составляют 19% из 3000 заключенных в Ливане. Сирийцы составляют серьезную конкуренцию ливанским гражданам на и без того переполненном ливанском рынке труда. Они берутся за любую работу за существенно меньшие деньги, чем сами ливанцы. В результате к миллиону ливанцев, живущим на грани бедности, за последние четыре года добавились еще 170 тысяч человек. На мартовском саммите ЛАГ в Кувейте было заявлено о готовности арабских государств выделить 6,5 миллиардов долларов на обустройство сирийских беженцев (не только в Ливане), но в результате было объявлено о выделении только 2,4 миллиардов. На сегодняшний день до адресатов дошло только 37% этих денег.

Присутствие сирийцев, в своем большинстве суннитов, на территории Ливана меняет и конфессиональный баланс в стране. Помимо сирийцев в Ливане все еще находятся 300 тысяч палестинцев, имеющих статус беженцев и рассредоточенных в 12 лагерях. Подобная ситуация создает численный перевес в пользу суннитской общины в многоконфессиональном ливанском обществе.

Относительную выгоду от сирийского конфликта получили только ливанские банки, в которые на первом этапе войны в Сирии устремились значительные финансовые потоки от зажиточных сирийцев из Дамаска и Алеппо. На сегодняшний день одним из основных источников притока капиталов в экономику страны становятся денежные переводы от ливанской диаспоры. Согласно информации Всемирного банка переводы зарубежных ливанцев в этом году могут составить 7,7 миллиарда долларов, демонстрируют увеличение на 1,6 % по сравнению с 2013 годом. Таким образом, денежные поступления от диаспоры составляют более 10% ВВП. По этому показателю Ливан перегнал такие арабские страны как Египет и Иордания. При этом Ливан перегнал даже такие страны с высоким уровнем миграции как Мексика, где переводы составляют 1,9% от объема ВВП и Филиппины (9,8% ВВП). Подобные вливания из-за рубежа позволяют ливанским банкам покупать государственные казначейские обязательства, что удерживает на плаву ливанскую валюту.

Подводя итоги рассмотрению экономической ситуации в Ливане, можно сказать, что сирийский конфликт усугубляет экономический кризис в Ливане, болезненно сказывается на социальной обстановке в стране. Поскольку выход из сирийского кризиса пока не просматривается, можно прогнозировать продолжение нелегкого экономического периода для Ливана еще в течение нескольких лет.

50.4MB | MySQL:89 | 0,930sec