Саммит лидеров Египта, Греции и Кипра в Каире и баланс сил в регионе Восточного Средиземноморья

Прошедший 8 ноября в Каире саммит лидеров Египта, Греции и Кипра стал знаковым событием для региона Восточного Средиземноморья.   

Основной темой встречи стало обсуждения экономических вопросов, в первую очередь, касающихся сотрудничества в области торговли, энергетики и туризма. Также стороны обсудили вопросы безопасности в регионе и обменялись мнениями по ситуации в Сирии, Ливии, Ираке, Ливане и палестинской проблеме.

Впрочем, несомненно, ключевым вопросом переговоров было обсуждение сотрудничества в сфере добычи природного газа в восточной части Средиземного моря. По данным греческих СМИ, к этому союзу готов присоединиться Израиль, который уже добывает газ у своего побережья.

И это неудивительно ведь предполагается, что у южного побережья Кипра находиться крупные месторождения газа и нефти (по оценкам специалистов около 5 трлн куб. футов газа ). Впервые газоносную площадь в этом регионе в ходе разведочного бурения в 2011 году обнаружил американский концерн Noble Energy. Добыча углеводородов должна начаться в 2018 году. Не последнее место в данном проекте отводится Египту, в распоряжении которого имеются терминалы по сжижению газа.

Однако камнем преткновения на пути реализации проекта являются споры с Турцией о праве на использование месторождений газа. Ведь до сих пор не определены исключительные экономические зоны стран на востоке Средиземного моря. Согласно действующему морскому праву, в прибрежной зоне шириной до 200 морских миль государство может свободно распоряжаться находящимися там природными ресурсами. Пока Кипр заключил двусторонние соглашения об определении таких зон только с Египтом и Израилем. Но Турция не признает Республику Кипр, а потому аналогичный договор Никосии с Анкарой маловероятен. Более того, реакцией Турции на бурение газовых скважин в регионе стала отправка туда не только научно-исследовательского судна, но и военных кораблей.

Как известно, в начале октября Анкара заявила, что по запросу Турецкой Республики Северного Кипра  начинает сейсмическую разведку в районе шельфа, где уже проводят бурение итальянская и южнокорейская компании по приглашению Республики Кипр. По словам турецкого премьер-министра Ахмета Давутоглу, Анкара имеет право на проведение сейсмических исследований на кипрском шельфе согласно договорам, подписанным между Турцией и ТРСК, и «всегда пользуется этим правом». А.Давутоглу отметил также, что у турок-киприотов столько же прав на природные богатства Кипра, как и у греков-киприотов, а также добавил, что, несмотря на возникший кризис, геологоразведочные  работы будут продолжены.

В ответ на такие действия Турции Кипр объявил о выходе из переговоров по кипрскому урегулированию. Кроме того упомянутые действия Турции осудили на встрече в Никосии в конце октября министры иностранных дел не только Кипра, но и Греции, а также, что примечательно, Египта.

Свое стремление сотрудничать с Кипром в сфере добычи газа подтвердил и Израиль устами министра иностранных дел Авигдора Либермана.  После переговоров со своим кипрским коллегой в начале ноября он заявил, что Кипр имеет право исследовать свои месторождения и все страны, включая Турцию, должны уважать это право.

По окончании упомянутого саммита в Каире стороны подписали совместную декларацию, в которой, в частности, говорится о необходимости уважения суверенных прав Республики Кипр в ее исключительно экономических зонах, и призвали Турцию прекратить все сейсмические исследования в морской зоне у берегов Кипра, а также избегать подобных действий в будущем. Также лидеры подчеркнули необходимость прочного урегулирования кипрской проблемы и воссоединения острова в соответствии с международным правом и резолюциями Совбеза ООН.

Кроме того в декларации также содержится призыв к реализации плана по достижению справедливого, всеобъемлющего и прочного урегулирования на Ближнем Востоке на основе резолюций СБ ООН, «созданию суверенного и жизнеспособного Палестинского государства на территориях, оккупированных с 4 июня 1967 года, со столицей в Восточном Иерусалиме».

По сообщениям ряда региональных СМИ, прежде чем присоединится к альянсу президент Египта А.Ф.ас-Сиси долгое время медлил, учитывая интересы Турции в регионе. Возможно, на принятие решения египетского лидера повлияли заявления Греции и Кипра о совместном противостоянии «террористическим группам и тем, кто оказывает им поддержку в восточной части Средиземного моря».

На итоговой пресс-конференции стороны не жалели комплиментов в адрес друг друга. В частности, А.Ф.ас-Сиси заявил, что саммит знаменует «новую фазу в трехсторонних отношениях» отметив, что взгляды трех стран полностью совпадают по всем обсуждавшимся вопросам. Президент АРЕ также заявил, что Кипр и Греция подтвердили свою поддержку Египту в его борьбе с терроризмом.

В свою очередь премьер-министр Греции Антонис Самарас подчеркнул лидирующую роль Египта в арабском мире и заявил, что он вместе с кипрским коллегой будет представлять интересы Каира в Евросоюзе, выступая его «послами» в Брюсселе. Да и вообще А.Самарас назвал саммит «фундаментом многостороннего сотрудничества, общим фронтом геополитической стабильности, энергетической безопасности, борьбы с терроризмом и экономического развития».

Следует отметить, что Греция стала первой страной ЕС, признавшая правительство Египта после отстранения от власти М.Мурси.

Вполне очевидно, что создание во время каирского саммита восточно-средиземноморского альянса преследует как экономические, так и политические цели.

Согласно договоренностям, «греческая» часть альянса получает доступ к египетским терминалам по сжижению газа, что, в свою очередь, разумеется, на руку египетской экономике.

Впрочем, еще более важна политическая составляющая намечающегося альянса, где прослеживается явная антитурецкая линия. Что неудивительно, так как обуздание непомерных региональных амбиций нынешнего турецкого руководства во главе Р.Т.Эрдоганом одинаково актуально как грекам с киприотами, так и «армейскому» руководству АРЕ.

А если состоится обещанное присоединение к данному союзу в той или иной форме еще и Израиля, то у причастных к выработке внешней политики структур Турции появится повод для очень серьезных размышлений.

50.43MB | MySQL:92 | 2,358sec