Еще раз о рецептах борьбы с «Исламским государством»

Министр обороны Франции Жан Ив Ле Дриан, выступая на конференции по безопасности на Бахрейне («Манамский диалог»), четко акцентировал внимание собравшихся на основной угрозе безопасности цивилизованного мира в настоящий момент. Естественно, что в качестве таковой было обозначено «Исламское государство» (ИГ) в Ираке и Сирии. «Борьба с «Исламским государством» касается не только безопасности Сирии и Ирака, но и всего остального мира, из-за быстрых темпов распространения его идеологии. Чтобы избежать распространения этого явления, нужна стремительная ответная реакция со стороны мирового сообщества», — сказал Ле Дриан. Министр призвал «к коллективным действиям» с целью быстрейшей минимизации и конечной нейтрализации этой угрозы. При этом было отмечено, что в рядах ИГ воюет большое количество (до нескольких тысяч человек) уроженцев Европы, которые в самой ближайшей перспективе станут реальной угрозой для Старого Света. Собственно, пожалуй, это и было лейтмотивом выступления главы французского оборонного ведомства, поскольку именно «возвращенцы» сейчас становятся настоящей «головной болью» для ЕС. Правда, справедливости ради надо отметить, что пока «поток» идет как раз из Европы в Ирак и Сирию. И это совершенно логично, поскольку именно там сейчас происходит реанимация того самого «мирового джихадизма, который в начале 2000-х годов представлял реальную угрозу в США и Европе. Успокоим министра обороны Франции: в настоящее время отток «добровольцев» из Ирака и Сирии на родину маловероятен. Он начнется в массовом порядке только тогда, когда руководство суннитского сопротивления в Ираке в лице племенной верхушки и баасистской «гвардии» договорятся о «правилах игры» с шиитами и курдами. Вот тогда нужда в иностранцах, которые в большинстве своем реально поверили в ренессанс «мирового джихадизма» и едут сражаться за идеалы справедливости в Ирак и Сирию (как в свое время левые со всего мира ехали в Испанию), действительно отпадет и  они начнут потихоньку возвращаться в родные пенаты. Те, кто останется в живых, разумеется.

И основная угроза при этом сценарии состоит в том, что «возвращенцы» однозначно возглавят то самое протестное движение, которое в настоящее время философы обозначают как «цивилизационный разрыв». Говоря проще, жесткий антагонизм, присутствующий в Европе между собственно самими коренными европейцами и мусульманскими диаспорами, а их число пугающе растет. И для того чтобы предсказать, что в самом скором времени мусульманская молодежь начнет громить магазины и поджигать автомашины не из-за хулиганства, а ради создания «исламского халифата», не надо быть большим провидцем. Для этого существуют все необходимые условия: вожаки, антагонизм к европейским ценностям и отсутствие внятных социальных лифтов для большинства из представителей мусульманских диаспор.

Что же качается самого ИГ и «быстрых решительных действий для его нейтрализации», то западным политикам необходимо понять, что «победа в холодной войне» и создание «монополярного мира» несут в себе не только «лавровые венки», но и ответственность (заметим, единоличную, а не коллективную) за происходящее в мире. В этой связи призывы создавать «широкую антитеррористическую коалицию» напоминают «глас вопиющего в пустыне». Все страны, официально к ней примкнувшие, решают свои узконациональные задачи, и не стремятся вводить войска для проведения сухопутной операции, без которой говорить о какой-то реальной нейтрализации боевиков ИГ бессмысленно. Отделаться здесь только авиаударами не получится.

Обратим внимание, что у западных стран отсутствует ясная концепция решения проблемы ИГ. По крайней мере, она нигде четко не озвучивалась. В том числе, и в рамках проходящего сейчас «Манамского диалога». Между тем решение в сложившейся ситуации практически безальтернативное, и связано оно с крайне неприятным для Запада сценарием. Прежде всего, по причине необходимости ввода своего контингента как минимум в Иракский Курдистан. Поясним, что такой вариант является компромиссом, и в принципе позволяет избежать полномасштабного сухопутного вторжения, как это происходило ранее и что противоречит внешнеполитической концепции президента США Б.Обамы. Но полностью «остаться в белых перчатках» и решить проблему ИГ кардинально уже не получится.

Основной задачей для Запада в настоящее время является не нанесение сокрушительного военного поражения ИГ, что приведет лишь к уходу джихадистов в подполье и начала широкомасштабной партизанской войны наподобие Афганистана, а минимизации финансовой самостоятельности этой организации. Для этого необходимо, как минимум, перекрыть контрабанду нефти с контролируемых боевиками месторождений через тот же Иракский Курдистан в Турцию. Вопрос, как отличить «контрабанду» от собственно «курдской» нефти, без чего Эрбиль просто не выживет, да и Анкаре придется туго, является техническим. И для того, чтобы такой контроль был по-настоящему эффективным, необходима дислокация контингента НАТО в Иракском Курдистане. Верить в добрые намерения курдов, при всей их неприязни к исламистам, не надо. Восток вообще является чисто торговой цивилизацией, и ненависть редко когда мешает получению прибыли. В любом случае – прекращение нефтяной контрабанды очень быстро приведет к падению боевого потенциала ИГ, и, как следствие, к снятию вопроса о его возможной экспансии в другие страны и регионы. Авиация и штурмовые удары в данном случае плохой помощник: исламистская экспансия осуществляется не перемещением организованных военных колонн. Такой вариант стимулирует готовность суннитской верхушки в Ираке к дальнейшим компромиссам, и резко снизит боеготовность сирийского филиала ИГ.

Ну и, конечно, стоит серьезно поговорить с Дохой, объяснив ей «на пальцах» всю опасность заигрывания с суннитскими радикалами в Ираке и Сирии.

49.63MB | MySQL:112 | 0,968sec