О смене тактики Международного уголовного суда в Судане

Руководящие органы правящей в Судане Партии национального конгресса (ПНК) 17 декабря с.г. обсудили ситуацию в Дарфуре с учетом резолюции Совета безопасности ООН 1593, передавшего «дарфурское досье» в юрисдикцию Международного уголовного суда (МУС). Итогом данной встречи стало официальное требование Хартума к ООН о передаче «дарфурского досье» под полную юрисдикцию Судана. Члены политбюро ПНК заслушали в «закрытом режиме» доклад министра иностранных дел А.Карти, лейтмотивом которого было признание решений и самого института МУС «политически, а не юридически мотивированным» и призыв к Совбезу ООН пересмотреть решение своей соответствующей резолюции.

Поводом для всех этих событий стал официальный рапорт председателя МУС Фату Бенсауда в декабре с.г. о том, «что офис МУС в Хартуме вынужден заморозить свою деятельность из-за ограниченности возможностей по проведению мероприятий по сбору доказательств в отношении криминальных эпизодов, происходящих в Дарфуре. Это не позволяет в полной мере подготовить подробный доклад и фактически нивелирует весь позитивный эффект от пребывания офиса МУС на территории Судана». Одновременно она подчеркнула, что такой сценарий стал вероятен не столько из-за позиции самого Хартума, сколько из-за позиции Совбеза ООН, который держит курс на фактическое сворачивание деятельности «суданского филиала» МУС, серьезно ограничивший финансирование его деятельности.

Данное заявление расценено суданским руководством как «капитуляция МУС и фактический отказ от преследования Судана по политическим мотивам». По крайней мере, так заявил об этом сам президент Судана О.аль-Башир. Напомним, что резолюция Совбеза ООН 1593 появилась на свет в 2009 году и предусматривала уголовное преследование лиц, замешанных в совершении военных преступлений. Тогда она поставила режим в совокупности с уже наложенными экономическими санкциями со стороны США в крайне затруднительное положение. Речь шла о повторении «югославского сценария» со всеми вытекающими негативными последствиями лично для лидера страны О.аль-Башира. При этом внутри самой правящей верхушки такая ситуация оценивалась как критическая для политического и физического выживания самого исламистского режима. В связи с чем группа членов политбюро во главе с первым вице-президентом О.Тахой даже предлагала вариант передачи О.аль-Башира Гаагскому суду с целью предотвращения развития «иракского сценария». Заметим, что тогда суданский президент был «спасен» исключительно благодаря блокированию соответствующей резолюции со стороны Москвы и Пекина. В противном случае его отстранение от власти и передача в Гаагу были бы только вопросом времени. Собственно, и для того, чтобы всех основных функционеров скрепить круговой порукой суданский президент провел год назад — «на всякий случай» — массовую ротацию кадров в верхушке партии и правительства. Теперь среди фигурантов уголовного дела министр обороны Абдель-Рахим Мухаммед Хусейн, главный партийный функционер И.Гандур, губернатор штата Южный Кордофан А.Харун и предводитель «джанджавидов» Али Кушеиб.

Означает ли все происходящее окончательный отказ от международного уголовного преследования О.аль-Башира и «поднял ли руки и капитулировал МУС», как это утверждает сам суданский лидер. По мнению ряда экспертов, об этом говорить рано, просто МУС сменил тактику. Теперь в ее основу положен принцип «препятствия со стороны Хартума деятельности международного органа юстиции по всестороннему расследованию всех обстоятельств совершения военных преступлений». Сам суданский режим официально прекратил сотрудничество с МУС еще в 2007 году. Смена тактики позволит прессинговать Хартум по линии ООН уже вне зависимости от «персоналий». Таким образом, речь по большому счету идет не о «капитуляции», а о подготовке нового плацдарма для наступления на Хартум. И как предполагают все те же эксперты, о его начале будет объявлено в самое ближайшее время. Особенно с учетом того, что предстоящие президентские и парламентские выборы пройдут в апреле следующего года. Безусловно, что фаворитом первых будет ныне действующий президент, который несколько раз объявлял о «своем уходе из большой политики», что как показывало время, было лишь тактической уловкой. Действительно, не в традициях суданской политики безжалостно уничтожать своих конкурентов, как это принято в том же Ираке или Йемене. Например, многолетний диктатор Судана Дж.Нимейри спокойно живет в суданской столице «на пенсии». Поэтому не вопросы личной безопасности являются основным мотивом решения О.аль-Башира вновь идти на очередной президентский срок. Прежде всего он опасается, что после отставки, новое руководство передаст его в Гаагу и тем самым постарается если не снять окончательно режим санкций, то, по крайней мере, серьезно их ослабить. Вряд ли О.аль-Башир действительно полагает, что МУС окончательно «отступился» от «суданского досье». Он реалист и всю его нынешнюю риторику следует адресовать, прежде всего, партийным активистам и населению.

Одновременно с этим суданский лидер старается максимально стабилизировать ситуацию в Дарфуре. Помимо чисто административных мер, таких как, например, принятие закона о «назначении из центра» местных губернаторов, что дает местной элите шанс получить некого «независимого» губернатора, который не будет «зависим» ни от каких «клановых особенностей». Кроме того, при посредничестве чадского президента И.Деби (этнического загава) начался очередной раунд переговоров с повстанческой группировкой Движение за справедливость и равенство (ДСР), их подавляющее большинство также представлены выходцами из племени загава. Чадский лидер активно посредничает и в вопросах установления контактов Хартума с еще одним и, пожалуй, основным командиром повстанцев из числа загава М.Минави. Насколько это поможет стабилизировать общую ситуацию в Дарфуре, сказать сложно. Для достижения более и менее позитивного результата, исходя из суданских реалий, необходимы, в первую очередь, финансы для «подкормки» местных элит. А с этим у Хартума в настоящее время достаточно сложно, особенно с учетом мирового падения цены на нефть, которая, несмотря на потерю основных месторождений в результате отделения Южного Судана, все еще продолжает оставаться основным средством для пополнения государственного бюджета.

52.55MB | MySQL:104 | 0,341sec