Сирия: о планах наступления правительственных сил на Алеппо

События в Ираке несколько «оттенили» происходящие сейчас  тяжелые бои в соседней Сирии, где, судя по всему, назревает новое большое наступление сирийской армии и ее союзников в лице ливанской «Хизбаллы» и иракской шиитской милиции. Последняя, как это не парадоксально с учетом сложной ситуации на фронтах в их собственной стране, продолжают находиться в Сирии и, более того, наращивает там свое присутствие. Иракцы постоянно и планово ротируются, последнее подкрепление прибыло в середине декабря из военных лагерей под иракским городом Самарра, где осенью с.г. создана мощная резидентура и база иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), которую возглавляет генерал  Хасан Салами. Перед ним поставлена задача не только создать мощный военный кулак на подступах к этому городу, но и подготовить значительное число бойцов  иракского аналога КСИР, обкатав его в реальных боевых действиях. Заметим в этой связи, что тактика иранцев в данном случае предусматривает отказ от «национальной» привязки к местности подразделений и боевую обкатку их вдали от традиционных мест проживания. Таким образом культивируется главный принцип КСИР — участие в боях там, где этого требуют глобальные интересы «шиитского дела». Решение о создании иракского аналога КСИР было принято в ноябре с.г., что нашло полное одобрение как со стороны иракского шиитского руководства, так и местных религиозных авторитетов. Костяк нового подразделения составляют на сегодняшний день бойцы «Армии Махди Муктады ас-Садра. При этом очевидно, что такая модель актуальна лишь в случае серьезных опасений Багдада и Тегерана в отношении перспектив воссоздания боеготовности собственно национальных вооруженных сил, во что они, видимо, уже не верят. Таким образом, важным фактором нынешней ситуации в Ираке становится использование в боях, прежде всего, лояльных той или иной группе власти сил, которые формируются на конфессиональной основе. Это первый признак фактического распада страны.

В Сирии тем временем готовится новое наступление сирийской армии. На этот раз удар предполагается нанести по позициям боевиков в районе Алеппо. Генеральная задача — полное освобождение города. Напомним, что эта торговая столица Сирии последняя присоединилась к суннитскому восстанию и до последнего держала нейтралитет. Немаловажным обстоятельством для этого служила серьезная база текстильной промышленности, которая работала в интересах турецкого бизнеса. Именно позиция Турции, которая фактически заставила свой бизнес уйти из Алеппо, позволила противникам нынешнего сирийского режима переломить ситуацию в свою пользу и стимулировать восстание. В том числе и с помощью иностранных исламистов, которые в большом количестве целенаправленно перебрасывались именно в окрестности Алеппо посредством логистических возможностей и финансовой помощи Эр-Рияда. Суннитскую общину города, оставшуюся без средств к существованию после турецкого эмбарго, также, в общем-то, купили. На самом начале восстания, когда оно еще носило в большей степени характер относительно мирных протестов, исламисты просто активно предлагали суннитам огромные суммы взяток за оказание содействия именно исламистскому сегменту сопротивления. Что, в конечном счете, и произошло. В планах антиасадовской коалиции тогда было повторение ливийского сценария и создание на базе Алеппо аналога Бенгази и Мисураты в одном лице. То есть, создание оплота сопротивления с выходом на  каналы материально-технического снабжения повстанцев с распространением их экспансии на другие крупные города Сирии и организации генерального наступления на Дамаск. Там оно должно было быть поддержано восстанием «пятой колонны», которая благодаря логистической поддержки палестинцев из лагеря «Ярмук», была насыщена иностранными джихадистами. Но тогда реализовать эту схему не получилось во многом благодаря стойкости сирийской армии и позиции США, которые категорически отказались организовывать вокруг Алеппо бесполетную зону.

Тем не менее, гипотетическая возможность такого сценария остается, и она диктует активные действия Дамаска именно на этом направлении. Наступление на Алеппо курируют лично командующий элитного подразделения иранского КСИР «Аль-Кудс» генерал Касем Сулеймани и все тот же Х.Салами, которые на днях перенесли свою ставку ближе к Алеппо. Ценой больших потерь (мы уже сообщали ранее, что только элитное подразделение ливанской «Хизбаллы» Unit 910 потеряла за три недели боев в декабре около 90 своих бойцов)  правительственные силы сумели полублокировать город с севера и востока, практически захватив стратегический пункт Сейфат. В случае установления над ним полного контроля путь на Алеппо будет фактически открыт. Основной ударной силой наступления, помимо отрядов «Хизбалы», станут подразделения под командованием восходящей звезды сирийской армии Сухейля аль-Хасана («Тигр») и иракская шиитская милиция. Отметим что в случае успеха этой операции исламистам будет нанесено очень ощутимое военное поражение, что может вместе с событиями в курдском городе Кобани на сирийско-турецкой границе, серьезно подорвать их боевой потенциал и грозит потерей стратегической инициативы. В Кобани исламисты фактически потерпели поражение, что в некотором роде можно сравнить с историей Паулюса в Сталинграде. Город был фактически взят джихадистами, но в результате вмешательства американцев, которые обеспечили воздушный мост снабжения сражающимся курдам и прикрытие с воздуха, а также срочной переброске в Кобани отрядов курдской пешмерга из Иракского Курдистана, исламисты были вынуждены отойти из большинства городских кварталов под угрозой окружения. Утеря ими наступательной инициативы и переход на позиционную войну был заранее провальным вариантом, поскольку в условиях преимущества в тяжелом вооружении и авиации такая тактика гарантирует большие потери без какого-либо ощутимого военного успеха. Отсюда рассредоточение на мелкие группы и отступление. Серьезность положения исламистов иллюстрирует и объединение сил «Джабхат ан-нусра» и «Исламского государства2 (ИГ) в самом Алеппо для отражения готовящегося наступления. Ранее такой альянс был категорически неприемлем, более того, стороны активно воевали друг с другом. Но вероятность военного поражения в этом стратегическом городе вынуждает их на совместные действия. И это очень настораживающий факт, особенно на фоне внешнего примирения Дохи и Эр-Рияда, которые являются главными кураторами этих террористических групп. Если это примирение приведет к объединению сил джихадистов в Ираке и Сирии — это будет самым неприятным сюрпризом и серьезно осложнит ситуацию.

22.92MB | MySQL:57 | 0,429sec