Газета «Аш-Шарк Аль-Аусат»: беседа с главой Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Хади Аль-Бахрой

28 декабря 2014 г. ведущее арабоязычное издание современного мира газета «Аш-Шарк Аль-Аусат» опубликовало текст состоявшейся за несколько дней до этого беседы (в египетской столице) своего каирского корреспондента с главой Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС) Хади аль-Бахрой. Публикация этого текста важна в нынешних условиях развития внутрисирийской ситуации, а также деятельности внешних сил (Россия, предложившая провести новый раунд сирийско-сирийских переговоров в Москве, одна из них), нового специального посланника ООН Стефана ди Мистуры, Египта, Лиги арабских государств (ЛАГ), ищущих выход из тупика, в котором оказался сирийский вопрос, в том числе, и в результате усиления исламистских организаций, одна из которых —  «Исламское государство». Оценки, высказывавшиеся в ходе этой беседы Х.аль-Бахрой, не кажутся лишними для понимания всего комплекса проблем (включая и ситуацию в рядах НКОРС), встающих в связи с продолжением внутрисирийского противостояния.

Итак, первые вопросы, касающиеся российской инициативы, в рамках которой в Москве в конце января 2015 г. могут быть проведены две встречи — отрядов сирийской оппозиции, с одной стороны, и этой оппозиции и представителей режима, с другой (как об этом говорил, встречаясь в ходе своей поездки в Бейрут, заместитель российского министра иностранных дел Михаил Богданов).

По словам Х.аль-Бахры, к настоящему времени никто из представителей российской стороны «не представил ничего официального в отношении Московской встречи, как и не направил даже устного приглашения и не определил точной даты» в отношении организации какого-либо форума, участниками которого могут стать отряды сирийской оппозиции. С другой стороны, как замечал глава НКОРС, в этом форуме, видимо, и нет необходимости, поскольку «все стороны оппозиции ведут диалог», что относится, в первую очередь, к самой Национальной коалиции, «предпринявшей в последние месяцы усилия, направленные на развитие диалога со всеми политическими партиями, движениями, профсоюзами и организациями гражданского общества». Платформой для развития этого диалога является, как он подчеркивал, «принятый на конференции Женева-2 документ, включающий принципы достижения мира в Сирии». В силу этого обстоятельства, считал Х.аль-Бахра, речь должна идти «о развитии уже достигнутого, а не о возвращении к нулевому положению».

Да, замечал далее Х.аль-Бахра, М. Богданов «высказывал нам соответствующие идеи». Но, по словам главы НКОРС, «если речь идет о встрече оппозиции и режима, то усилиями международного сообщества 30 июня 2012 г. появился документ, названный Женевским заявлением». Этот документ «должен оставаться основой для любого будущего переговорного процесса», если же «Россия, как нас уведомили, считает Женевское заявление эффективным и поддерживает его, то любая новая встреча, формат и повестка дня которой не разработаны, не может  быть успешной, поскольку для ее успеха необходимы четкая повестка, международная эгида, а также международно-юридическое обоснование».

Тогда, задала вопрос каирский корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат», в чем состоит проблема «инициативы Стефана ди Мистуры, зашла ли она в тупик или существуют шансы на то, чтобы она была успешна?».

Ответ Х.аль-Бахры состоял в следующем: «Вплоть до настоящего времени инициатива (предполагающая «замораживание» военного противостояния внутри Сирии — Г.К.) Стефана ди Мистуры не представлена нам в письменном или разработанном виде с тем, чтобы мы могли с ней ознакомиться. В ее отношении все еще идут устные разговоры. Мы же приветствуем усилия ди Мистуры, направленные на установление мира в Сирии, хотя и высказали некоторые замечания с тем, чтобы гарантировать успех его начинания». Суть этих замечаний, по словам главы НКОРС, состояла в «некоторых пунктах, среди которых недопустимость переброски вооруженных сил режима с фронта, где боевые действия замораживаются, на другой фронт», укрепление «контрольного механизма достигаемых соглашений» о перемирии, а также введение «наказаний в отношении сторон, нарушающих» эти соглашения. Как считал Х.аль-Бахра, «план ди Мистуры должен стать частью всеобъемлющего политического решения, поскольку, если стремиться только к выполнению самого этого плана, то он не будет иметь шанса на успех».

Все же, задала свой следующий вопрос корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат», «кто торпедирует политическое урегулирование в Сирии — вы, террористические организации или режим?». Отвечая на него, главы НКСОР, конечно же, обвинял режим, подчеркивая, что, несмотря на «переговоры ди Мистуры с режимом, препятствия на пути реализации его плана чинит режим, а не оппозиция». Но, может быть, отмечала корреспондент, «урегулированию мешает ИГ?». Собственно, замечал ее собеседник, на это обстоятельство ди Мистуре также указывала НКОРС: «Если, — подчеркивал он, — предположить, что силы Сирийской свободной армии, другие силы оппозиции, а также силы режима согласятся с планом замораживания боевых действий, то каков механизм взаимодействия с ИГ? Ведь можно предположить, что “Исламское государство” способно вести наступление на Алеппо либо на другой регион, где боевые действия замораживаются». А «имеет ли ИГ военные силы, способные позволить ему установить контроль над дополнительными территориями в Сирии?», поинтересовалась корреспондент. Для Х.аль-Бахры ситуация была предельно ясна: «ИГ — террористическая группировка, распространившаяся в Сирии, начав действовать в Ираке. Всем известно, что у этой группировки в Ираке не было сил для того, чтобы захватить даже деревню, но вдруг она пересекла сирийскую границу, чему способствовал режим, и захватила часть сирийской территории. Режим, — заявлял далее Х.аль-Бахра, — вплоть до настоящего времени не ведет серьезной борьбы с ИГ. Режим направляет свои силы в Алеппо, чтобы воевать со Свободной сирийской армией, а не в Ракку или Дейр-эз-Зор — против “Исламского государства”. Из этого следует, что режим желает распространения в Сирии террористических группировок, чтобы поставить международное сообщество перед выбором — либо режим, либо ИГ. Однако в последние месяцы ИГ продвигается в глубь сирийской территории, что опасно для всех государств региона. Кроме того, ИГ получает боевиков из европейских стран, Америки, Китая, Афганистана, что делает все эти страны ответственными за разрушение Сирии». Отсюда вытекало мнение главы НКОРС, состоящее в том, что любой план внутрисирийского урегулирования должен включать пункт, связанный с «выводом всех иностранных боевиков, включая и формирования “Хизбаллы”».

Обычно, задала свой следующий вопрос корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат», говоря о Сирии, «представляют ее разделенной между режимом и террористическими группировками». Но можно ли сегодня говорить и о «военном присутствии Национальной коалиции»?

Для Х.аль-Бахры сведение проблемы лишь к «режиму и террористическим группировкам» было «упрощением сирийской политической карты», поскольку, по его словам, «формирования Сирийской свободной армии находятся в Алеппо, где ди Мистура ведет переговоры с оппозицией о замораживании военных действий», а также «на юге, где эта армия одерживает победу за победой, хотя ее продвижение и замедлено». Как отмечал глава НКОРС, Сирийская свободная армия «контролирует более 70% территории юга, где она ведет, обладая скромными возможностями, войну на два фронта — против армии режима и против ИГ». Не хочет ли Х.аль-Бахра сказать, задала следующий вопрос корреспондент, что «осуществляется поддержка ИГ, а не Свободной армии?». Если это так, то «кто поддерживает ИГ?». Х.аль-Бахра не дал четкого ответа на этот вопрос, ограничиваясь лишь заявлением о том, что «международное сообщество не выполняет своих обещаний в отношении помощи оппозиции».

Пребывание Х.аль-Бахры в Каире, конечно же, не было случайно, и корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат», переменив тему беседы, обратилась к египетским инициативам на сирийском направлении. Думаете ли вы, задала она следующий вопрос, «переформатировать Национальную коалицию в состоящий из 100 человек Национальный совет, а также создать технократическое правительство во главе с Риядом Хиджабом (бывшим в июне 2012 г. премьер-министром правительства сирийского режима и порвавшим с Башаром Асадом в августе того же года, перейдя на сторону оппозиции — Г.К.), как это вытекает из египетских инициатив?». По словам главы НКОРС, «за исключением информационных утечек и слухов, мы все еще не получили от египетского правительства каких-либо официально выдвигаемых им идей, направленных на политическое решение, направленное на удовлетворение чаяний сирийского народа». В силу этого обстоятельства, подчеркивал он, «мы не обсуждали какую-либо инициативу Египта, хотя нам известно, что Египет осуществляет давление в пользу активизации политического решения».

Тогда, что глава НКОРС может сказать о «положении в Национальной коалиции», думает ли он о «ее развитии в свете нынешних изменений?». По мнению Х.аль-Бахры, «Коалиция переживает ныне принципиальный момент улучшения своей деятельности». Далее он заявлял: «Мы реорганизуем наши ряды, активизируем механизмы деятельности как внутри организации, так и за ее пределами. Мы оказываем поддержку нашему временному правительству, оказывающему помощь населению освобожденных регионов, ведем борьбу с ИГ внутри Сирии. Все это — приоритеты деятельности Национальной коалиции, испытывающей нехватку финансовой помощи со стороны государств-доноров».

Но, все же, «что стоит за визитом в Египет?». Визит, сообщил Х.аль-Бахра, предполагает «обсуждение нынешней ситуации в Сирии, проведение консультаций по поводу перспектив политического решения, положения сирийской колонии в Египте, в частности, студентов и нелегальных иммигрантов». Это, по словам главы НКОРС, визит, направленный на «решение гуманитарных вопросов». Тем не менее, продолжала корреспондент, «не выдвигались ли новые предложения в ходе встреч с министром иностранных дел Египта Самихом Шукри и генеральным секретарем ЛАГ Набилем аль-Араби?». Как говорил в этой связи глава НКОРС, «мы всегда просим наших египетских братьев использовать их международные связи [для помощи нам], а Лигу — активизировать механизмы политического решения в свете чаяний сирийского народа и понесенных им жертв».

Однако, может быть, «запланированный на январь будущего года визит президента Владимира Путина в Египет будет содействовать активизации решения сирийского досье?», — задавала вопрос корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат». Конечно, отвечал Х.аль-Бахра, «мы надеемся, что Египет использует свое положение и свой вес в арабском мире, чтобы подтолкнуть Россию к тому, чтобы она прекратила поддержку сирийского режима, которому она поставляет вооружение и боеприпасы, убивающие сирийский народ». Далее он добавлял: «Мы надеемся, что Россия станет более нейтральной с тем, чтобы сыграть роль в деле политического урегулирования».

В таком случае «продолжает ли Иран воздействовать на внутрисирийский процесс, не стал ли он еще больше поддерживать режим?». В этой связи глава НКОРС был более пространен: «Иран, — замечал он, — основной союзник режима. Иран, впрочем, смотрит на Башара Асада и его режим не только как на союзника, но и считает его региональным орудием своего действия. Это определяет упорство Ирана в сохранении его позиции. Как известно, несколько дней тому назад Иран согласился предоставить сирийскому режиму заем в 840 млн долларов, что позволяет режиму и далее убивать свой народ, совершать новые преступления в течение будущих двух или трех месяцев. Вместе с тем, — продолжал Х.аль-Бахра, — режим более не самостоятелен в принятии решения, потому что у него нет финансовых средств не только для покрытия военных усилий и преступлений против народа, но и для поддержания деятельности государственных институтов. Его человеческий потенциал, необходимый для продолжения войны, также исчерпан. В этой ситуации Иран поставляет ему членов иностранных вооруженных формирований. Это стало очевидно, когда подтвердились слухи о том, что на стороне режима воюют выходцы из Украины, Великобритании и других государств. Трудности режима совпали со снижением цен на нефть на мировых рынках, с девальвацией российского рубля. Все это превращает режим в обременительную ношу для Ирана и России, а также, если мы сможем это использовать, создает условия для давления в верном направлении в интересах политического решения, способного восстановить мир в Сирии».

Наконец, корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат», завершая беседу, задала Х.аль-Бахре несколько вопросов, касающихся иных внешних участников конфликта в Сирии. В первую очередь, речь шла о его оценке действий международной коалиции, противостоящей ИГ. По словам ее собеседника, деятельность международной коалиции пока еще не привела к «желаемым результатам и, более того, эти результаты были, порой, противоположны ожидавшимся». Это определялось тем, что «невозможно победить террор только с помощью ударов с воздуха, но, напротив, следует применять «стратегию трех направлений» — во-первых, координация действий между ударами с воздуха и действиями наземных сил, во-вторых, искоренение причин терроризма, связанных с [сирийским] режимом, так как он был причиной вхождения сил ИГ на территорию Сирии, в-третьих, поддержка оппозиции с тем, чтобы она была способна войти в регионы, где ИГ будет терпеть поражение».

Далее корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат» спросила: «Как вы видите американскую позицию? Отказалась ли [администрация] от поддержки оппозиции и политического решения?». Ответ Х.аль-Бахры был краток: «Мы поддерживаем постоянные контакты [с Соединенными Штатами]. Как вы знаете, в феврале будущего года начнется реализация программы [военной] подготовки представителей оппозиции. Американцы осуществляют усилия, в том числе, и в интересах поиска политического решения». А «страны Залива?», задала вопрос корреспондент. Ответ был позитивен: «Государства Залива оказывают реальную помощь сирийскому народу, а также усилиям, направленным на поиск справедливого политического решения. Мы надеемся, что эти государства будут более эффективно участвовать в избавлении сирийцев от их нынешних страданий, в том числе, участвуя в Программе Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО — Г.К.), а также позитивно содействуя нашим братьям (гражданам Сирии — Г.К.) в поиске возможностей трудиться в этих государствах».

22.99MB | MySQL:57 | 0,476sec