Иран перед лицом снижения цен на нефть: проблемы и пути выхода из кризиса

Обвальное падение цен на нефть с 118 долларов за баррель в августе 2014 года до 55 долларов за баррель к январю 2015 года стало серьезным ударом для иранской экономики. Государственный бюджет Исламской Республики Иран на 1393 год хиджры (март 2014-2015 года) был составлен в доходной части из расчета цены 100 долларов за баррель нефти при ожидаемом уровне экспорта 1 миллион баррелей в день. При этом ожидаемые доходы от экспорта нефти намечались на уровне 36 миллиардов долларов. Дополнительно бюджет предусматривал ежедневный экспорт 297 000 баррелей газового конденсата и доходы от продажи сырой нефти отечественной нефтехимической промышленности. Общие доходы в твердой валюте предусматривались на уровне 51,5 млрд. долларов, из которых 7,5 миллиардов должны были пойти Национальной Иранской нефтяной компании (NIOC), а остальное – иранскому правительству. Из этих средств 20% должны были быть перечислены в созданный при президенте Махмуде Ахмадинеджаде Национальный Фонд развития, остальное – в казначейство. В настоящее время ресурсы Национального Фонда развития (НФР) превышают 62 миллиарда долларов. Экспорт нефти обеспечивает 11% иранского ВВП. Как в старом, так и в новом (март 2015-март 2016 гг.) бюджете он обеспечивает 30% доходов.

Наряду со снижением бюджетных доходов можно упомянуть по крайней мере два негативных последствия снижения цен на нефть для делового климата в стране. Во-первых, уменьшение доходной части ведет к сворачиванию правительством ряда важных инфраструктурных проектов. Это порождает инфляционные ожидания, побуждает частных предпринимателей отказываться от крупных капиталовложений и ухудшает инвестиционный климат в стране. Во-вторых, обвал цен на нефть может вызвать негативные последствия для нефтехимической промышленности страны, вызвав удешевление ее продукции. В настоящее время большая часть инвестиций через ценные бумаги в Иране идет именно в нефтехимический комплекс. 40% всех ценных бумаг, циркулирующих на Тегеранской фондовой бирже, составляют акции нефтехима. Их падение может вызвать крайне неблагоприятные последствия для иранского рынка ценных бумаг.

Резкое снижение цен на нефть иранская политическая элита объясняет теорией заговора, причем главным заговорщиком, согласно официальному Тегерану, является Саудовская Аравия, не собирающаяся уменьшать темпов добычи нефти. Выяснение реальных причин снижения цен на нефть входит за рамки данной статьи, отметим только, что одной злой воли Эр-Рияда для осуществления такого масштабного экономического процесса было бы совершенно недостаточно, учитывая, что КСА поставляет на мировой рынок не более 15% всей продаваемой там нефти. Никто бы попросту не позволил саудитам обвалить рынок, хотя определенные временные выгоды из тренда понижения Эр-Рияд действительно извлек. Несмотря на это, Тегеран в декабре прошлого года не уставал обвинять в снижении цен на нефть определенные коварные силы, за которыми легко угадывается КСА.  7 декабря 2014 года президент Ирана Хасан Роухани на заседании кабинета министров ИРИ охарактеризовал обвал цен на нефть как «предательство мусульман». При этом он добавил, что «падение цен на сырую нефть не является исключительно экономическим вопросом. Это результат политического заговора, тщательно спланированного определенными силами». При этом он охарактеризовал падение цен на нефть как результат заговора, направленного в основном против мусульман и пригрозил организаторам этого заговора, «вызвавшим против себя ненависть и гнев мусульман» адекватным ответом.

В унисон с Х.Роухани выступил и вице-президент ИРИ Эсхак Джахангири, встречаясь 9 декабря 2014 года с представителями деловых кругов провинции Хамадан. Он охарактеризовал падение цен на нефть как «неестественный процесс» и  подчеркнул, что оно является не «результатом колебания спроса и предложения, а плодом заговора». При этом он упомянул о «странах региона», повинных в снижении цен на нефть и заявил, что «эти страны должны понять, им не стоит омрачать отношения с Ираном во избежание будущих серьезных неприятностей». Э.Джахангири отметил, что  Иран справится с выполнением бюджетных обязательств даже, если цена барреля нефти упадет до 40 долларов.

Насколько оправдан оптимизм Джахангири и какие конкретные меры готов принять Тегеран для уменьшения убытков от снижения цен на нефть? Ответы на этот вопрос во многом дает иранский бюджет на 1394 год хиджры (2015-2016 финансовые годы), презентация которого прошла 10 декабря 2014 года. Общий объем бюджета планируется на уровне 8,379 трлн риалов (294 миллиарда долларов по официальному обменному курсу). Доходная часть бюджета планируется на уровне 2,674 трлн риалов (увеличение доходов на 13% по сравнению с прошлым бюджетом). В новом бюджете цена нефти была заложена на уровне 75 долларов за баррель (последующий месяц показал ошибочность этих расчетов). Несмотря на снижение цены на нефть на 28% снижение экспортных доходов от продажи нефти и газа прогнозируется на уровне 8% . Отчасти это объясняется снижение курса национальной валюты по отношению к доллару (с 26 000 до 28 500 риалов за доллар), отчасти ожиданиями двухкратного роста экспорта нефти (до 2 миллионов баррелей в день) после прогнозируемого снятия санкций с Ирана летом 2015 года.

Однако увеличение доходов в новом финансовом году, по замыслу правительства Роухани, должно обеспечиваться ростом налоговых поступлений и доходов от приватизации. Так доходы от налогов должны вырасти на 22,6%. По мысли иранского правительства, отчасти это должно быть достигнуто за счет экономического роста, отчасти путем увеличения налога на добавленную стоимость (НДС) с нынешних 8 до 9%. Доходы государства от приватизации должны вырасти на 26,8%. Правительство Ирана планирует в новом году увеличение ненефтяного экспорта на 20%. Впрочем, эти оптимистические ожидания может поколебать тот факт, что основным импортером такого иранского экспорта является Ирак. В то же время экономические и политические трудности этой страны, связанные с гражданской войной, скорее всего, вызовут падение спроса у населения. Теперь  о расходах. Существенному сокращению подвергнута социальная часть бюджета. Так, субсидии на продукты питания, бензин и т.д. предусмотрены в будущем году на уровне 5,5 миллиардов долларов, что демонстрирует сокращение на 26% по сравнению с предыдущим финансовым годом. Это больно ударит по части населения с низкими доходами. Так иранский экономист Ахмад Таваккули прогнозирует 30%-ное увеличение цен на хлеб, являющийся основным продуктом питания беднейшего иранского населения. В новом иранском бюджете предусмотрено увеличено зарплат чиновникам и сотрудникам силовых структур на 16%, но с учетом 20%-ного уровня инфляции в новом году реальные доходы этих категорий граждан упадут на 4%.

Такое урезание социальных расходов связано с доминированием в команде Роухани неолиберальных экономистов, получивших образование на Западе. Навязчивой идеей для этих специалистов является бездефицитный бюджет. При этом игнорируется то обстоятельство, что в условиях экономического спада, который переживает Иран с 2012 года, сокращение субсидий ведет к снижению покупательной способности населения и как следствие к неминуемой рецессии. Не предусмотрены в новом финансовом году и отчисления в Национальный фонд развития.

В качестве определенной компенсации за снижение субсидий предусматривается рост расходов на здравоохранение на 58%. В новом бюджете они предусматриваются на уровне 401 трлн риалов (14,1 миллиарда долларов). Это будет обеспечиваться за счет покрытия государством части медицинских страховок, роста бесплатной медицины.

Резко увеличиваются в новом бюджете расходы на оборону и безопасность. Они должны достичь 360 триллионов риалов (12,6 миллиардов долларов). Таким образом, планируется увеличение расходов на эти цели на 32%. Бюджет Корпуса стражей исламской революции (КСИР) будет увеличен на 50%. Такое увеличение носит, несомненно, политическую подоплеку. Роухани решил не портить окончательно натянутые отношения с КСИР и доказать свою способность к компромиссу на деле.

Главными недостатками иранской финансовой системы остаются ее запутанность и непрозрачность. Об этом хорошо пишет обозреватель газеты «Аш-Шарк аль-Аусат» Амир Тахери в статье «Странный бюджет для странной системы». Государство, стремящееся контролировать иранскую экономику, на деле является только одним из множества игроков. В их число входят КСИР и связанные с ним компании, полугосударственные фонды (боньяды), бизнес-структуры, связанные с высшим духовенством. Многие из них демонстративно уклоняются от налогообложения, заявляя, что платят Сахм-э-эмам (долю Имама) определенному аятолле. Внедрение неолиберальных принципов в эту «цветущую сложность» способно породить только еще большие хаос и неразбериху.

43.54MB | MySQL:92 | 1,056sec