Об информации западных аналитиков о смене курса России в отношении Сирии

На фоне недавних террористических актов, которые сотрясли Европу, события в Ираке и Сирии ушли на второй план. Тем не менее, целый ряд видных западных политологов выдвинули и активно обсуждают тезис и распространяют информацию о смене курса России по отношению к сирийской ситуации. Поводом для этого стал визит заместителя министра иностранных дел России М.Богданова в Дамаск, Стамбул и Бейрут в декабре 2014 г. По версии западных экспертов, Москва в условиях нарастающей международной изоляции стремится сменить свой внешнеполитический курс по отношению к происходящим в Сирии событиям. М.Богданов встречался во время своего турне с рядом высокопоставленных чиновников МИД Турции и Сирии, а также с лидером ливанских шиитов из партии «Хизбалла» Хасаном Насраллой. Основной тезис, который он отстаивал и продвигал на этих переговорах, — необходимость начала консультаций между официальными сирийскими лицами и умеренной оппозицией с целью подготовки и проведения нового раунда мирных переговоров по Сирии в Женеве. Так в частности, во время своих встреч с Х.Насраллой заместитель министра указал на то, что Москва приветствовала бы начало диалога между Дамаском и лидерами международно-признанной Национальной коалицией оппозиционных и революционных сил (НКОРС), среди которых были отмечены Моаз аль-Хатиб и Хади аль-Бахра. По оценке российской стороны, на данных консультациях обязательно и присутствие лидера сирийской курдской Партии демократического союза (сирийского филиала Рабочей партии Курдистана) Салиха Муслима Мухаммеда, который является основным антиисламистским лидером в районе сирийско-турецкой границы, а также представителей ливанских шиитов в лице «Хизбаллы». Конечной целью переговоров должно стать создание некого политического переходного комитета, который возьмет на себя роль выработки модели послевоенного устройства Сирии. По оценке западных аналитиков, в случае реализации этого сценария, являющейся, по оценкам МИД РФ, единственной возможностью сохранения территориальной целостности Сирии, Москва начнет сворачивать свою поддержку режиму Б.Асада, при этом пока сохраняя свое присутствие в вопросах военно-технической поддержки Дамаска. И при таком варианте учитывается изменившаяся позиция Вашингтона, готового – неофициально – «закрыть глаза» на сохранение алавитского режима с учетом того, что это на сегодняшний день является естественным и реальным противовесом набирающим силу исламистам в Сирии и Ираке.

По данным западных экспертов, шейх Х.Насралла такую инициативу отклонил. При этом М.Богданов якобы обещал продолжить сотрудничество с «Хизбаллой» в рамках обмена развединформацией и снабжения ливанской партии ракетным вооружением. Сразу же отметим, что последнее утверждение, скорее всего, является обыкновенным блефом. Москва никогда не снабжала ливанских шиитов вооружением, основной поток по линии ВТС был сосредоточен по линии Иран-Сирия-«Хизбалла». Любое снабжение вооружением «Хизбаллы» Россией однозначно вызовет отрицательную реакцию со стороны других политических сил Ливана, что Москвой, безусловно, учитывается. Снабжение по линии ВТС, кстати, очень скромное по сравнению с теми же французами, всегда шло по линии официальных ливанских властей.

Если мы проанализируем выводы западных аналитиков глобально, то отметим, что в данном случае желаемое выдается в большей степени за действительное. Москва всегда и довольно последовательно отстаивала тезис о создании некого переговорного пула с максимальным привлечением к нему основных политических сил Сирии с целью выработки схемы компромисса. Иной модели выхода из кризиса просто не существует. Другой вопрос в том, что многие сирийские оппозиционеры категорически отказывались садиться за один стол переговоров с представителями сирийского режима, что было продиктовано, прежде всего, позицией Эр-Рияда и Анкары, которые являлись основными спонсорами вооруженной и политической оппозиции. Не совсем понятно, что такое кардинально изменилось за это время. Особенно с учетом того, что подконтрольные саудовцам группировки в Сирии исповедуют явную джихадистскую идеологию и за столом переговоров их никто не ждет. Разговаривать лишь исключительно со светскими оппозиционерами большого смысла нет, поскольку они не обладают реальной политической и военной силой. Что, собственно, и было продемонстрировано в последнее время в силу того, что о какой-то серьезной публичной активности НКОРС слышно не было. Поэтому, кроме пропагандистской составляющей, переговоры в таком формате успеха принести не могут.

В отношении же позиции США отметим, что в данном случае выводы западных аналитиков соответствуют действительности. Вашингтон исповедует жесткий практицизм, и в нынешней ситуации прилагать усилия для свержения режима Б.Асада означает подливать бензин в костер, который сейчас все более разгорается в регионе Ближнего Востока. Это, собственно, и вызвало жесткую конфронтацию Вашингтона, Эр-Рияда и Анкары по вопросам дальнейшей стратегии на сирийском направлении. И в этих условиях ожидать от КСА и Турции поддержки российской инициативы не приходится. По многим причинам, в том числе и по предполагаемому участию в предлагаемом формате консультаций «Хизбаллы» и сирийского филиала РПК. Как впрочем, и от Дамаска, и Тегерана. Как не приходится ожидать и сворачивания помощи со стороны Москвы Дамаску. Это не логично с точки зрения геополитики, так как сирийское направление является, безусловно, выигрышным для внешней политики России, где она реально является тяжеловесом. Кроме того, необходимо оглядываться и на реакцию Тегерана, с которым в условиях нынешних санкций Москве ссориться не резон. Не будем забывать и про пункт материально-технического снабжения российских ВМФ в Тарусе, что в настоящих реалиях крайне актуально. Ну, плюс западным аналитикам всегда надо учитывать основной принцип российского президента В.В.Путина: «своих не бросаем». Пусть и условно «своих», как в случае с режимом Б.Асада.

52.34MB | MySQL:103 | 0,497sec