О развитии политической ситуации в Йемене

Йемен готовится к 20 февраля с.г. Именно в этот день должна быть решена судьба президента А.М.Хади, так как очередной срок его «технических полномочий» заканчивается. Естественно, что судьба его президентства будет решаться не в «последний момент». По нашей оценке она уже решена, и А.М.Хади останется на своем посту еще, как минимум, на следующие пять лет. При этом остается один «технический» вопрос: а кто, собственно, наделит нынешнего президента новыми полномочиями? Легально и юридически действующего органа, который может это сделать, в Йемене в настоящее время нет: парламент юридически нелегитимен, срок его полномочий истек, новые выборы в нынешней ситуации проводить никто не будет. «Общественный» орган «Комиссия национального диалога», а именно на него и возлагались основные надежды по созданию проекта новой конституции страны и определения механизма государственно-административного устройства, уже распущен. Проект конституции в принципе готов, осталось решить самый важный вопрос о конфедеративном или федеративном устройстве Йемена. Если говорить еще проще: будет ли страна разделена по границам, действовавшим  в период сосуществования двух независимых йеменских государств, либо все-таки на шесть больших провинций. Последний вариант не находит большого одобрения на юге страны, что, безусловно, будет вынужден учитывать А.М.Хади.

Эксперты тем временем практически убеждены в том, что нынешний президент страны останется у власти еще на пять лет. Других вариантов для того, чтобы в нынешних условиях сохранить хоть какое-то подобие центральной власти в Йемене, просто нет. Особенно в условиях нарастания шиитской экспансии со стороны хоуситов, которая имеет все предпосылки к расширению, общей нестабильной обстановки, вылазок «Аль-Каиды» (или тех, кто использует их «флаг»), приобретающих регулярный характер, а также скрытого сепаратизма южан. При этом не будем забывать и про бывшего президента Йемена А.А.Салеха, который, по некоторым данным, стоит за большинством террористических актов, совершенных в последнее время. Его задача в данном случае как можно дольше поддерживать «градус напряженности» в стране, доказывая внешним силам неспособность нынешней центральной власти сохранять рычаги управления, и это в некоторой степени до недавнего времени ему удавалось. Тот же Эр-Рияд примерно с осени прошлого года пытался убедить Вашингтон и йеменского президента пойти на частичную инкорпорацию людей А.А.Салеха в силовые органы власти. Как показало время, американцы к этой идее отнеслись больше чем скептически, закономерным итогом чего стала угроза введения санкций как против хоуситов, так и против А.А.Салеха и его ближнего окружения. После этого А.А.Салех вновь перешел к тактике проведения кампании террора, жертвами которой становятся как представители властей и силовых структур, так и собственно сами хоуситы.В частности, теракт 11 января с использованием смертника против кандидатов на учебу в одном из столичных военных училищ был направлен как раз против последних, так как в тот период времени там шел набор именно молодых зейдитов.

При этом мощный оппозиционный блок «Лика Муштарака», который, собственно, после свержения А.А.Салеха и выполнял функцию некого законодательного органа, приказал долго жить. Если не официально, то, по крайней мере, в реальности. Партия «Ислах» совместными усилиями хоуситов, А.А.Салеха, «молчаливых» социалистов и окружения президента А.М.Хади в настоящее время сильно ослаблена. Все перечисленные силы были мотивированы на это разными соображениями, от личной мести до желания избавиться от некогда мощных конкурентов на внутрийеменской площадке. По крайней мере, это справедливо по отношению к братьям Ахмарам и сводному брату бывшего президента Али Мохсену аль-Ахмару, которые не только были вынуждены срочно уехать в эмиграцию, но и в настоящее время теряют основные экономические позиции непосредственно на внутрийеменском рынке. В настоящее время хоуситы, поставившие перед собой задачу полностью переориентировать экономическую инфраструктуру, принадлежащую братьям Ахмарам и Али Мохсену, «на государство». Так, в частности, хоуситы выдвинули ультиматум правительству срочно организовать вооруженную милицию и взять под охрану нефтяные месторождения в провинции Маариб, которые ныне фактически принадлежат и охраняются лояльными братьям Ахмарам местными племенными шейхами. Еще раньше ровно такая же схема была реализована повстанцами, которые, кстати, фактически оккупировали север страны и столицу, в морском порту Ходейда (ранее был «кормушкой» для Али Мохсена). Таким образом, идет масштабный передел собственности бывшей экономической элиты страны, что будет знаменовать собой начало формирования новой схемы политико-экономической архитектуры в Йемене. Йеменские социалисты также потеряли темп, и их харизматический лидер Я.Нооман ушел со всех постов в партии и готовится переждать «смутное время» на должности посла Йемена в Лондоне, вопрос о чем уже фактически решен.

Для внешних игроков, из которых мы отметим прежде всего США и аравийские монархии, А.М.Хади является пока идеальной фигурой для продолжения нынешнего курса на йеменском направлении. Для Вашингтона это, прежде всего, сохранение своей военной и разведывательной инфраструктуры в Йемене, что А.М.Хади, безусловно, поддерживает. Одновременно налажен и постоянный канал обмена разведывательной информацией по линии противодействия исламистам из местных структур «Аль-Каиды». Этот вопрос для Вашингтона является принципиальным и самым актуальным, что затмевает все остальные принципы, в том числе и демократических форм смены президентов и парламентской демократии. Эр-Рияд в данном случае вынужден несколько умерить свои амбиции в отношении А.А.Салеха и резко возобновил финансирование практически всех политических партий в стране (за исключением социалистов), племен и даже вроде бы враждебных им хоуситов. В данном случае это означает взятие паузы для проведения каких-либо активных действий на йеменском направлении.

52.33MB | MySQL:103 | 0,705sec