Роль суфиев в сирийском восстании

В течение нескольких последних веков суфийский толк ислама прочно утвердился в Сирии и обрел крепкие позиции в сирийском обществе. Суфизм представлял традиционное направление ислама в Сирии и обладал широкой сетью сторонников в обществе. Суфии успешно распространяли свое учение и религиозные традиции в стране. Они имели своих хорошо известных и признанных шейхов, проповедников в мечетях, религиозные школы и даже собственную исламскую лирику.

В целом суфии неплохо ладили с властью и в какой-то степени представляли официальный политический ислам, тесно связанный с режимом. Даже после прихода к власти партии Баас суфии не утратили своих позиций в обществе. Часть  отрядов суфийского движения даже сумела приспособиться к закону о чрезвычайном положении (ЧП) и особенностям правления ПАСВ.

Во многом это достигалось за счет того, что в какой-то период времени они вынуждено отказались от активной политической деятельности, но продолжали вести общественно полезную работу и религиозную пропаганду в народной среде. Действительно, суфии не позиционировали себя в качестве какой-то особой идеологической, конфессиональной или политической группы или партии. Скорее они представляли собой религиозное, доктринальное и интеллектуальное движение. При этом, будучи далеко не однородным движением, суфизм в Сирии был представлен рядом отдельных групп и организаций, которые стояли на различных интеллектуальных и политических позициях.  В целом, сирийские суфии не представляли собой ни политическую, ни социальную организованную силу, за исключением тех случаев, когда какие-либо группы близкие к суфийскому движению начинали заниматься политической деятельностью.

Так, например, в организацию сирийских «Братьев-мусульман» входило ряд представителей суфийского и салафитского толков ислама. Несмотря на свои разногласия в теологических вопросах они имели общую  позицию с «братьями» по ряду идеологических и политических аспектов развития Сирии.

После острого конфликта между режимом и «братьями» в результате событий 1980-х годов в Сирии ощущался определенный идеологический вакуум, возникший после ухода многих шейхов из числа «братьев».  Суфийское движение и, прежде всего, его представители, тесно связанные с режимом, не могли не воспользоваться данным обстоятельством. Появившаяся новая религиозная элита была во многом связана с властью и обслуживала интересы религиозных институтов режима. Эта элита помогала легитимации режима перед лицом критики со стороны его религиозных оппонентов.

Среди представителей этого религиозного истеблишмента были Ахмед Кефтару, его школа и последователи, и Мухаммед Саид Рамадан аль-Бути. К ним можно было также отнести действующего муфтия Сирии Ахмеда Хассуна и ряд таких религиозных деятелей как Махмуд Окам муфтий Халеба (Алеппо).

В тоже время, еще задолго до начала революционных событий в САР в суфийском движении было отмечено появление нескольких групп, представители которых исповедовали иные идеологические воззрения, отличные от официального суфийского толка. Они достаточно активно действовали в публичной сфере и  стремились принимать деятельное участие в тех политических преобразованиях, которые происходили в Сирии. Среди них особо выделялись такие группы, как «Аз-Заид» и общество «Аль-Кубейсат», которые, тем не менее, нельзя было охарактеризовать как политические партии или организации.

Эти группы имели собственные взгляды на сирийское восстание и иначе относились к начавшимся 15 марта 2011 года событиям в Сирии. Ряд из них полностью разделяли официальную позицию властей. Другие как, например, общество «Аль-Кубейсат», предпочитали отмалчиваться. А третьи, как джамаат «Аз-Заид» поддерживали революцию. В тоже время, всех их объединял тот факт, что они фактически не участвовали в деятельности вооруженной сирийской оппозиции. Ряд отдельных представителей суфийской молодежи,- учеников известных улемов-суфиев принимали участие в вооруженном восстании, но действовали они на индивидуальной основе, а не как официальные представители суфийского движения.

При этом общей характеристикой всех суфийских движений  Сирии являлась их укорененность в сирийском гражданском обществе и крепкие позиции на его низовых уровнях. Большинство последователей суфизма проживали в крупных столичных центрах типа Дамаска и Халеба. Они имели прочные позиции в местных органах управления и в определенный момент могли быть без труда задействованы в вооруженной борьбе с режимом.  Их слабое присутствие на поле боя отчасти объяснялось тем, что вооруженные движения зародились в провинции, в то время как крупные городские центры типа Дамаска и Халеба, вплоть до последнего времени находились под плотным контролем местных спецслужб.        

Шейх Ахмед Кефтаро (1915-2004) – курд по национальности, был за последние десятилетия одним из самых видных представителей религиозного истеблишмента Сирии. Он получил очень строгое суфийское образование и принадлежал к одному из известных тарикатов (Накшбандийскому). Свою карьеру он начал в качестве учителя  в религиозной школе фетв в Кунейтре. В 1946 году он основал институт «Аль-Ансар» (12-летня школа), а в 1951 году он стал муфтием (шафиитского напрвления) Дамаска. Он создал сеть образовательных и религиозных и  благотворительных центров.

В 1971 году он основал религиозный комплекс Абу Нур. Используя свои хорошие личные отношения с Хафезом Асадом, он расширил это комплекс и создал на его основе несколько специализированных школ и учебных центров по изучению шариата. В 1974 году он стал муфтием Сирии и еще больше укрепил свои отношения с Х.Асадом. Его школы и учение быстро распространялись по стране, заполняя вакуум, оставленный после разгрома «братьев». В 1990-е годы появились и другие религиозные деятели из числа его последователей. Они так же получили строгое суфийское воспитание и стояли на прагматичных позициях в отношении правящего режима.   Последние годы жизни А.Кефтаро были отмечены растущей фракционностью внутри его группы, особенно среди высшего духовенства. Так, шейх отказался одобрить выдвижение кандидатуры своего зятя Мухаммада аль-Хабаша на выборах в парламент. Он даже издал по этому поводу специальное установление. Несмотря на это М.аль-Хабаш выиграл выборы и прошел в парламент. В своей парламентской деятельности М.аль-Хабаш зарекомендовал себя как явный сторонник режима. В тоже время он пытался проводить линию на умеренный, просвещенный ислам. После начала революции он стал постепенно отходить от режима. В начале он пытался следовать «посредине дороги», как он сам это называл, избрав для себя третий путь. А потом он стал критиковать сирийский режим и поддерживать сирийскую революцию. В конечном счете, он вынужден был уехать из Сирии.

Периодические возникавшие разногласия в среде высшего суфийского духовенства порождали немало проблем. Сыновья Кефтаро Махмуд и Салах были арестованы и обвинены в шпионаже в пользу иностранных держав. Комплекс Абу Нур был поставлен под контроль Министерства вакуфов.

Несмотря на то, что новый глава комплекса Абу Нур Раджаб Диб поддержал режим в период революции, внутри самой группы были разные настроения. Среди студентов Абу Нур появилось несколько групп поддерживающих революцию, которые стали называть себя «Ахрар муджамаа ан-Нур».

Среди других видных религиозных деятелей, которые сыграли роль в укреплении связей режима с суфизмом был шейх Рамад аль-Бути. Он был одним из  авторитетнейших суфийских деятелей и служил профессором  Дамасского университета на факультете религии. Еще с 1980-х годов он поддерживал режим в его борьбе с «братьями». В 1990-е годы он стал одним из самых близких к Х.Асаду людей и заметным религиозным деятелем.

Во время начала протестных движений он выступил в Дамаской мечети Омеядов, осудив действия протестантов. В марте 2013 года он был убит своими противниками во время лекций в мечети Аль-Иман.  Р.аль-Бути был одним из главных религиозных защитников режима и ярым противником салафитов.

Муфтий Халеба Махмуд Окам также был одним из представителей религиозного истеблишмента режима. Он получил степень бакалавра по философии в Сорбоне. Привнес ряд новшеств в разработку современных трактовок фикха. М.Окам также был на стороне режима и выступал против революции.

После смерти Ахмеда Кефтаро муфтием Сирии стал Ахмед Бадреддин Хассун. Он родился в Халебе в 1949 году и получил докторскую степень в области мусульманского права (фикха). В марте 2012 года сирийский Совет Ифта во главе с Ахмедом Хассуном, издал фетву, согласно которой сирийскому режиму давалось право на джихад для защиты Сирии. Его сын Сарайях был убит в перестрелке в октябре 2011 года. В начале 2012 года глава пресс-службы Совета Ифта Абдель Джалил ас-Саид дезертировал и бежал из Сирии.

Джамаат «Аз-Заид» считался одной из наиболее заметных суфийских групп в Сирии со своей долгой историей со времени своего основания шейхом Абдулькаримом ар-Рифаи (1901-1973). Группа получила известность благодаря деятельности самого А.ар-Рифаи как проповедника и общественного деятеля. Она имела своих приверженцев в разных мечетях, а также среди учеников и последователей шейха.

Свое название группа получила по имени одного из друзей и сторонников Пророка Заида бин Табита, а также по аналогичному названию мечети, где начал впервые проповедовать А.ар-Рифаи. Группа избегала прямого участия в политической деятельности. Вместо этого она сосредоточилась на образовательной миссии в ходе проповедей и лекций в мечетях. Особый акцент делался на этическом и духовном воспитании. Именно в рамках этой группы зародилась идея превращения мечетей в университеты и создание альтернативного исламского общества через призыв к образованию.

В 1973 году место умершего шейха занял его сын Осама. Группа продолжала следовать прежней ориентации в своей деятельности. О.ар-Рифаи никогда не проявлял интереса к политике, отказывался от участия в каких-либо политических мероприятиях и от государственных постов. Несмотря на это начавшаяся в 70-е годы борьба между сирийским режимом и «Братьями-мусульманами» оказала влияние на ряд членов группы, некоторые из которых оказались, вовлечены в вооруженную борьбу против властей. В начале 1980-х годов режим нанес группе сильнейший удар. Большинство ее последователей, особенно те из них, кто состоял в «Боевом авангарде» «братьев» — были арестованы и уничтожены. Сам Осама ар-Рифаи был вынужден уехать за пределы Сирии.

В результате группа в течение 1980-1990-х годов была вынуждена  фактически свернуть свою деятельность. Позднее когда Хафез Асад взял курс на продвижение сына Башара во власть, ему потребовалось установить хорошие отношения с суннитскими группировками в стране, а также заручиться поддержкой средних слоев городского населения, прежде всего, из числа представителей торговой буржуазии, которые считали  О.ар-Рифаи своим шейхом. И в середине 1990-х годов Х.Асад разрешил О.ар-Рифаи вернуться в Сирию.

О.ар-Рифаи вернулся в Сирию, когда группа потеряла большинство своих позиций в общественных институтах и мечетях. Однако ее духовное наследие помогло ей в течение нескольких лет восстановить миссионерскую, проповедническую, образовательную и благотворительную деятельность и даже усилить свое влияние в Сирии. Она смогла создать сеть новых общественных и благотворительных обществ и организовать общесирийские мероприятия. При этом в деятельности «Аз-Заид» не прослеживалось какого-либо политического контекста.

В 2002 году Башар Асад нанес неожиданный визит на дом к шейху О.ар-Рифаи. Ряд улемов усмотрели в этом стремление сирийского президента заручиться  поддержкой суннитских шейхов через дружбу с О.ар-Рифаи. Этот визит придал уверенность и силы группе, которая с удвоенной активностью стала заниматься проповеднической и научной деятельностью в Сирии. Они даже стали обсуждать ряд политических вопросов при этом, правда, стараясь всячески избегать вовлечения в политическую деятельность. На практике эти обсуждения ограничивались теми установками, которые сам шейх ввел на основании представлений о том, что может противоречить исламским ценностям.

Вплоть до начала революционных событий группа следовала в русле стратегической линии политики режима. В тоже время группа никогда открыто не хвалила и не поддерживала режим, как это делали другие организации. Одновременно, группа периодически посыла режиму позитивные сигналы, что давало ей возможность не только продолжать свою деятельность, но и расширить ее за пределы Дамаска и в провинциях.

С началом революции стратегия группы претерпела определенные изменения. Шейхи не критиковали народные протесты, и не призывали людей расходиться по домам. Более того в своих проповедях они подвергали резкой критике действия режима, особенно его силовые акции по подавлению мирных шествий. Они также поддерживали требования реформ и призывали к переменам (сверху) в официальной политике властей.  В августе 2011 года полицейские ворвались в мечеть, где проповедовал Осама ар-Рифаи и атаковали его и собравшихся. В результате шейх получил поддержку мечетей Дамаска, а его популярность среди народных масс протестующих только выросла. Однако его мечеть была закрыта, а сам он был вынужден уехать из Сирии.

Позднее Осама, его брат Сарьях, а также другие шейхи выступили открыто в поддержку революции и оказывали ей помощь. Сайт группы Sada Zaid, большинство своих публикаций посвящал поддержке революции. В самой Сирии многие члены этой группы и ее сторонники вступили в вооруженные, в том числе джихадистские отряды для борьбы с режимом. Ряд из них были убиты, другие арестованы. Сегодня группа находится в состоянии открытой конфронтации с режимом. Такие шейхи группы как Осама, Сарьях, Мухаммад Наим Аргус в числе тех религиозных деятелей, которые наиболее активно поддерживают революцию из-за рубежа. Шейх Осама принял участие в конференции «Мусульманские улемы», которая состоялась в Каире в июне 2013 года в поддержку сирийской революции.

Своими корнями общество «Аль-Кубейсат» уходит в 1960-е годы. Тогда Мунира аль-Кубейси (1933 г.р.) начала активную деятельность по распространению исламского призыва. Она была учительницей биологии в одной из школ. Однако затем она стала преподавать религию в одном из университетов.

На деле, «Аль-Кубейсат» представляло собой женское феминистское движение, которое особенно активно действовало в среде средних слоев населения, а в последние годы стало приобретать сторонников в среде зажиточных горожанок Дамаска и других городов. Это движение работало исключительно с женщинами через хорошо отлаженную сеть домашних связей и религиозных учебных заведений. В свое работе оно делало упор на религиозном, духовном и морально-этическом обучении. Оно не участвовало в политике. Общество очень хорошо воспринималось за рубежом. Движение имело свои отделения в Иордании, Ливане и других странах, где оно смогло создать свои учебные заведения на основе суфийского учения.

Несмотря на то, что движение было ориентировано исключительно на женщин, его дискурс был связан не столько с правами женщин, сколько сфокусирован на религиозных вопросах. Движение широко привлекало своих сторонников и имело прочные позиции в среде обеспеченных слоев населения Сирии. Это достигалось за счет того, что в своей пропаганде «Аль-Кубейсат» делало акцент на  религиозности и фикхе, что позволяло зажиточным слоям находить определенный компромисс между духовной жизнью и характером их повседневного бытия.

На протяжении последних десятилетий Мунира аль-Кубейси старалась быть непубличным человеком и всячески избегала средств массовой информации. Она была одинока и полностью отдавала себя вопросам религии и молитве. Характерно, что большинство членов ее общества ни разу ее не видели. Благодаря тому, что движение не участвовало в общественно-политической жизни страны, его отношения с властями носили дружеский характер. Движение пользовалось поддержкой шейхов, близких к режиму, таких как Ахмед Кефтаро и Рамадан аль-Бути.

После начала революции общество никак не проявило  себя в качестве противника или сторонника революции. Однако многие женщины, которые входили в это движение поддержали сирийскую революцию. В тоже время роль движения в сирийских событиях была крайне мала и незаметна.

Суфийское движение, как организованная сила, практически не участвовало в вооруженной борьбе. Однако многие ученики шейхов, особенно те, кто принадлежал к школе «Аз-Заида», главным образом молодежь из Дамаска, Халеба и Хомса, присоединились к вооруженным отрядам исламистской направленности. Наиболее заметным из таких отрядов были батальоны «Ас-Сахаба» во главе с Абу Тайсиром и Абу Исламом, а также дивизии «Ахвад ар-Расуль», во главе с Абу Махусом аль-Ага, «Халеб аль-Хабус», «Дир Димашк», батальоны «Фуркан», «Магавир аш-Шам».

Большинство членов этих отрядов были дамаскинцами или выходцами из пригородов Дамаска. За исключением «Магавир аш-Шам», они вместе с «Лива  аль-Ислам» и  «Хамза бин Абульмуталиб» образовали в августе 2012 года объединение «Ансар аль-Ислам». Официальным представителем этой группы стал  Абу Махус аль-Ага. «Ансар аль-Ислам» стремились объединить вооруженные отряды исламской оппозиции под знаменем ССА. Однако в результате разногласий в декабре 2012 года из объединения вышли «Лива аль-Ислам» и «Хамза бин Абульмуталиб». Разногласия возникли после того как «Лива аль-Ислам» присоединилась к Фронту освобождения Сирии.

В апреле 2013 года был образован отряд под названием  «Лива Магавир Шам ар-Расул» под патронажем «Магавир аш-Шам». В его состав вошли 4  батальона, которые объединили такие наиболее значимые боевые отряды, как «Байярик аш-Шам», «ан-Насер Саладин», «Сарая аль-Хасан», «Катиба Димашк», «Катиба Ансар аль Куран», «Катиба аль-Имам аш-Шатбит», «Катиба аль Имам Мухаммад аль-Фатех», «Катиба Усуд аль-Ислам».

Несмотря на свое ограниченное участие в вооруженной борьбе, суфийские движения сыграли большую роль на мирном этапе протестных выступлений, а также в деле оказания помощи и социальной поддержки населению. На самом деле суфии уделяли больше внимания не политическим, а социальным аспектам восстания. Они также много занимались вопросами образования и благотворительности, молитв и прозелитизма. Конечно, они имели внутренние различия между собой по вопросам структуры будущей политической системы. Несмотря на свое слабое участие в вооруженной борьбе и внутреннюю разобщенность по ряду ключевых вопросов революции, суфии сохранили сильное присутствие в районах Халеба и Дамаска.

Сегодня приоритетом для них является так называемый цивилизационный  или умеренный ислам, установления которого они рассчитывают добиваться благодаря наличию прочных и обширных связей между различными шейхами, возглавляемыми ими образовательными, благотворительными учреждениями, различными мечетями, с одной стороны и средними слоями населения, прежде всего торговой буржуазии, с другой.

Указанные выше обстоятельства заставляют предположить, что после окончания кризиса и установления мира в Сирии суфийские общества могут принять активное участие в политической борьбе с тем, чтобы повлиять на идеологический и политический выбор будущей Сирии.

51.38MB | MySQL:101 | 0,347sec